Юрий Москаленко Грандмастер

Сердце Европы бьется в Брюсселе? Часть 1

Мы не виделись с Валерой несколько лет. До этого она была скромной девушкой, в меру забитой и явно не стремящейся чем-то выделиться. Но и «ботаником» не была, время от времени посещая вечеринки. Зато мужа себе отхватила такого, что у многих однокурсниц брови без всякой эпиляции от удивления повылезли. Некоторые до сих понять не могут, что он в ней нашел. Но это удачное замужество преобразило Валерку. Мы не виделись несколько лет и я, признаться, не сразу узнал в этой уверенной в себе женщине прежнюю тихоню.

 — Откуда ты, прелестное создание?
 — Из Брюсселя, — призналась Лера. — Пошли по кружечке пива пропустим, расскажу…

Этот рассказ я и привожу с незначительными сокращениями…

 — Признаюсь сразу: идея поехать в Брюссель принадлежала моему мужу Сережке. Они с Валеркой сидели как-то в парной и, дуя из холодных, запотевших бокалов пиво, рассуждали заплетающимися языками, мол, жизнь хороша, а хорошо жить еще лучше.

 — В России хорошо, а в Европе лучше, — проскандировал Валерка.
 — Ага, раскатал губу, — заспорил Сережка, — там все загнивает, а у нас в парилочке, с эвкалиптовым веничком, и есть сермяжная правда жизни.
 — А зато у них мальчик писает…
 — Где?
 — В Брюсселе. Между прочим в сердце Евросоюза…

И вот, спустя некоторое время мы едем в это самое сердце, по пути перелистывая туристические проспекты. Мы с Сережкой, а Валерка со своей женой Люськой.

Отдыхать, так на полную катушку!

Честно говоря, не ожидала, что Брюссель старше Москвы почти на полтыщи лет, первое упоминание о нем датируется 695 годом. Но если у нас, в России, страсти постоянно кипели, то принадлежащий герцогам Брабантским городок в центре Европы жил сонной размеренной жизнью, и только один раз в своей истории встрепенулся, когда в 1538 г. здесь вспыхнуло восстание против засилья испанского короля Филиппа II. В остальном же все было без особых социальных потрясений. Так же, наверное, лениво плавают в реке под завязку набитую карасями объевшиеся щуки.

Мы приехали в Брюссель под вечер, на часах было около половины шестого, и первым делом решили отправиться по магазинам, чтобы прикинуть, что почем. Да, чуть не забыла, нас встретила моя знакомая девушка — Женьева. Когда-то мы вместе с ней случайно познакомились «на просторах Интернета», и с тех пор изредка перебрасываемся электронными письмами.

Ткнулись в один магазин, в другой — везде облом. Закрыто. Можно биться хоть до разноцветных мушек в глазах.

 — Не понял, — обратился Сережка к нашему бельгийскому гиду, — у вас, что магазины не пашут?
 — Что есть «пашут»? Они «за-кры-ты». Сейчас уже почти шесть, а они работают максимум до пяти…

Теперь у нас с Люськой от удивления полезли глаза на лоб.

 — А как же вы успеваете затариваться? У нас-то просто: шефу бросила через плечо, мол, надо. Отщипнула от обеденного перерыва полчаса «до» и полчаса «после» и набивай авоськи. У вас-то, небось, такой анархии нет.
 — Ага, тут и на пять-десять минут не выскочишь. Как в концлагере. Можно работу потерять. А как затариваемся? Очень просто: набираешь сайт нужного тебе супермаркета, кликаешь мышкой нужные продукты, и тебе их привозят…
 — Скукота, — протянула Люська, — как в книге Носова «Незнайка на Луне». У нас пока тряпку нужную найдешь в бутике, пока перемеряешь их с дюжину, глядь, и время пробежало. А в супермаркете! Да я каждую баночку ручками ощупаю, каждую надпись изучу. Нет, я бы тут не смогла…
 — Нет, у нас, конечно, есть магазины, работающие долго! — возразила Женьева, — но все они в районе знаменитой Гран пляс. Но там все дороже, потому что рассчитано на туристов.

«Гарики» белым стихом

Ну что ж, на Гран пляс, так на Гран пляс! Местечко, конечно, замечательное — краса и гордость Брюсселя. Именно здесь острее всего чувствуется обаяние старого Брюсселя — каменная резьба на здании мэрии, которое кажется слегка кособоким из-за своей непропорциональности, ее кажущаяся воздушной высоченная центральная башня, изящные украшения и барельефы домов купеческой гильдии, потемневшая позолота дома короля — все настраивает на возвышенный лад.

Но нам любоваться красотами некогда — у мальчиков все уже во рту пересохло, и они требуют пива и раков!

Заглядываем в первый попавшийся магазинчик и натыкаемся на горного орла. Жгучий брюнет, нос с горбинкой, кепка такая, что даже летающие слоны могли бы на ней приземляться. И глаза-вампиры такие, что вольно или невольно заставляют выставить колесом грудь, втянуть живот и отдаться плотским утехам прямо тут же, в каком-нибудь укромном закутке. Пока мы с Люськой облизываем пересохшие губы, брюнет нас «вычисляет» с пол-оборота.

 — Руссо туристо?! Облико морале? Цигель-цигель ай-лю-лю?

Мы прыскаем. А он, уже более серьезным тоном, представляется:

 — Гарик.

И тут же, не дав опомниться:

 — Что вам надо? Водка? Пиво? Сигареты? Мадам? — это уже к нашим мужикам.

Они не успевают ответить.

 — Шучу! Тут с этим строго! Если кто узнает, что я хотя бы мизинчиком на чужую территорию залез — мигом сделают эпиляцию без наркоза на самых интимных местах. Вылечу, как Гагарин и Титов. Одна нога здесь, другая — в Адлере.

Вы бы, наверное, всегда бы вспоминали «Маннекен Писа». А у нас с Люськой до сих пор перед глазами Гарик белым стихом.

Часть 2

Обновлено 21.01.2009
Статья размещена на сайте 28.03.2008

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: