Сергей Грибин Мастер

Как русский шашлык китайцев удивил? Пикник по-харбински. Часть 1

На улице наша родная приморская зима. Холодно, сыро, ветрено, бесснежно. И так хочется тепла, лета, солнца! А как, в каких красках мы вспоминаем лето?

Думаю, что для большинства наших земляков основными воспоминаниями о лете будут поездки за город, к морю, «на природу»! С рыбалкой, сбором грибов и ягод, волейболом и непременным застольем с красным вином из пластикового стакана и шашлыками!

Ведь так приятно вырваться из шумного города и послушать чирикающее разноголосье леса. Упасть в прогретое за день, духовитое разнотравье и вдохнуть полной грудью пьяняще чистый воздух с дымком костра… Красота! Кто понимает…

А зачем…

В Харбине я интересовался у своих китайских приятелей: как они любят проводить лето? Любят ли харбинцы выезжать за город, на рыбалку, за грибами, на шашлыки? Подавляющее большинство опрошенных отвечали мне вопросом на вопрос: «А зачем?». Этот ответ ввергал меня в состояние ступора, а китайцы задавали мне «глупые», по нашим понятиям, вопросы.

Зачем ехать куда-то ловить рыбу, когда она продается в каждом магазине или на рынке? Зачем самим покупать и мариновать мясо, возиться с костром, дровами, специями, дышать дымом, когда шашлыки в Харбине жарят и продают буквально на каждом углу? Зачем собирать грибы в лесу, когда можно их купить в магазине, они вообще понять не могли. И к тому же, как логично заметил мне по этому поводу мой самый «старый» китайский друг, Виктор: «Ты, что, не понимаешь, что грибами из леса можно отравиться и умереть!»

И я задумался над тем, почему они не любят поездки в лес или на речку. Может быть, это запрещено? Ведь правительство Китая очень оберегает собственные леса. А неорганизованные туристы — это всегда костер, окурки, возможность возникновения пожара. Может быть, они боятся диких зверей или энцефалита? Или же байки о зверствах таинственных и беспощадных «хунхузов», рассказанные еще бабушкой, будят генетические страхи и до сих пор отпугивают северных китайцев от лесов? Для справки, кто не помнит: «хунхузы» — лесные бандиты, контрабандисты и спиртоносы — лесной люд из китайцев, бесчинствовавший в северном Китае и приграничных районах советского Дальнего Востока чуть ли не до начала культурной революции (до середины 60-х годов прошлого века).

А лесов вокруг Харбина предостаточно. И речки чистые, рыбные. Да и грибы в лесу должны быть. Автомашины есть у многих, добраться до лесной опушки или до «клевого места» — не проблема! Ведь вырваться из городского шума, хотя бы на пару часов так приятно. А побережье Сунгари жарким летним днем манит не только рыбалкой, но еще и возможностью искупаться в прохладной, прозрачной воде. Да, мы, русские, не полезем в речку, запуганные слухами об экологическом неблагополучии здешних мест. Но китайцы же плещутся в черте города в мутной на вид Сунгари, так почему не искупаться в тихой заводи?

У большинства харбинцев «поездка на природу» превращается в поездку на остров Солнца и поедание купленных еще в городе, недалеко от набережной, в супер-маркете «Воллмарт», продуктов. Все рассаживаются на пластиковых лавочках, стоящих вдоль набережной, или прямо на газоне. Наиболее продвинутые привозят раскладывающиеся столики и стульчики, расправляют над своим пиршеством «грибок-тент». Раскладывается провиант, пиво, закуски, арбуз и вперед! Как говорится: вот вам «пикник на обочине» по-харбински — во всей красе!

Когда же я взялся за своих друзей всерьез и перевел вопрос подготовки к поездке на шашлыки в практическую плоскость, я был удивлен их проблемами. Они очень подробно обсуждали вопрос о том, куда можно поехать поесть жареного мяса. Никто толком не знал, где есть удобное местечко для отдыха, никто никогда ранее не ездил на природу! С транспортом проблем не было: микроавтобус свободно вмещал всех девять человек. Мой друг Виктор с гордостью объявил, что у него есть привезенный из России настоящий малогабаритный разборный мангал (разводить костер на земле нельзя!).

Они еще долго о чем-то советовались друг с другом, но, в конце концов, приняли решение — едем! Оговорили день и время. За день до назначенной даты мы с Витей отправились в ближайший магазин и купили восемь килограммов нежирной свинины, три кило лука и три кило некрупного картофеля. Я забрал мясо и лук себе и на ночь нарезал оба компонента будущего шашлыка в большое пластиковое ведро, щедро поперчил и тщательно перемешал.

Делай, как я!

Я всегда солю для себя капусту и огурцы. Мои китайские приятели оценили мои кулинарные изыски уже давно, поэтому я прихватил с собой всю имеющиеся у меня разносолы, взял заветное ведро с мясом, приготовленную с вечера горчицу и забрался в машину. До места пикника добирались минут сорок. Наконец, машина остановилась на полянке у вертикального полутораметрового спуска к озерцу, родившемуся из бывшей старицы. Дерева в округе не было ни одного. Место было выбрано такое, что нас было видно издалека, и мы могли видеть всех за версту…

Я, конечно, стал требовать смены стоянки, показывая на ближайший лесок, но мои попутчики стали уже вынимать из машины пакеты с провиантом, ящик пива, мангал. Рядом с продуктами я увидел два больших мешка, из которых торчали различных диаметров суковатые палки. Оказалось, что китайцы приобрели дрова для костра еще в городе. Для нас русских, это, конечно, дико — везти с собой в лес дрова, а для Китая, оказывается, нормально. Дело в том, что любой сухостой или валежник в лесах отсутствует. Его собирают жители ближайших селений и продают желающим, как продает какой-нибудь аграрий выращенный им же самим урожай.

Я быстренько собрал мангал, развел огонь и в ожидании превращения дров в угли присел к столу. Выпили пива, закусили привезенной снедью, и китайцы спросили меня, зачем мы привезли столько много картошки, если нет чугуна для ее варки? Я заверил их, что картошка еще пригодится и принялся за изготовление шашлыков. Через полчаса первая партия была уже готова. Китайцы, сначала с недоверием откусывали по маленькому кусочку, пробовали. Но потом, поняв, что русский шашлык необычайно вкусный, лопали за обе щеки. Активно поглощались и мои солености. Солнце стало припекать. Количество пиво стало уменьшаться.

Я забросил в уже прогоревшие и чуть тлеющие угли первую партию картофеля. Через десяток минут печеная картошка была готова. Аккуратно выложил деликатес на большую бумажную тарелку и поставил в середину стола. Лица китайских друзей вытянулись, глаза открылись до предела. Они все вместе, потягивая носом дымок, идущий от картошки, хором спросили: «Это можно есть?» На что я молча взял одну из самых больших картофелин и, поваляв ее в руках, стал, обжигаясь, очищать ее от почерневшей от жара кожуры.

Все внимательно следили за мной. Посолив огнедышащую картофелину, я ее съел и закусил соленой капустой. Видя, что я остался вполне жив и весьма здоров, китайцы принялись за «печенку». Причем, надо отдать должное их сообразительности, они стали использовать одноразовые салфетки не после, а во время процесса чистки картофелин. Распробовав печеную картошку, они почему-то стали есть ее не с солью, а с горчицей…

А каковы были итоги нашего пикника — про то читайте в следующей статье.

Обновлено 22.10.2008
Статья размещена на сайте 9.05.2008

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: