Илона Грошева Бывший выпускающий

Жэмэс и Арашаан. Откуда вы берётесь, силы? (Часть 2)

Мойте руки перед… источником

У меня намётанный глаз — я вижу, что сёла Тунки живут, они потихонечку чинят крыши, поправляют заборчики. Но ничего не меняется на пути к самым посещаемым так называемым курортам — опять «освоили» дорожные деньги наверняка, и дорога к термальным водам Жемчуга по-прежнему трудная. И по-прежнему круговорот мусора в природе — кому-то не хочется думать о том, как и куда его вывозить, а кому-то — озадачиваться тем, куда его выбросить. И в связи с этим мне всё чаще хочется, чтобы сакральные места, долины Духов и Места силы были страшненькими и неказистыми — ну не надо сюда ездить и плескаться телесно, надеясь на мгновенное исцеление. Не надо массажей за деньги, но три раза. Не надо канистр, в которую вы нальёте воду «лечиться» — это бесполезно! Не слышат…

— Ничего в природе не существует независимо, всё между собою взаимосвязано, и любое действие против природы будет отражаться на том человеке, который его произвёл. Ведь ты помнишь, человек — это элементы, те элементы, из которых состоит окружающий мир. Как только мы оскверняем воду, а тем более святые источники, то автоматически, через грязную руку, начнутся проблемы и болезни воды в организме; мусор, который лежал в воде, будет лежать у нас внутри. Перед законом природы все равны независимо от вероисповедания, возраста и цвета волос…

Я слушаю Ошор-ламу, и который раз мне становится страшно представить себе, сколько проблем, которые ещё не случились с людьми, я вижу каждый раз, приезжая сюда. Почему эти люди не понимают такой, действительно, простой истины? Почему забывают, что целебные источники целебны только здесь, на месте, и вывозить воду даже в бутылке лучше не надо? Между прочим, услужливые местные жители с удовольствием и по-русски расскажут вам о своих традициях, о почтении, с которым относятся к водам источников и окружающей природе, об обрядах и правилах. Но почему-то почти никто их не спрашивает. Так и приходят в гости — надевают тапки, цыкают зубом и ковыряют в носу. Дома, одним словом. Разница только в том, что здесь они ждут исцеления.

Ягода в святой воде

Всё-всё, я не вздыхаю. Угу, Тунка, я вижу. Ты потрясающе красива. Объясни, зачем с утра напугала дождём, хулиганка? И сколько ещё ты будешь меня проверять на компетентность, зазывая к даче деда Данилы кукушку? Я ведь не буду считать, пожалей птицу, она уже хрипит!

Я сижу на крыльце и жду неба. Я смотрю вокруг и вижу, что — да: начинается сезон курортников. Я думаю о том, что среди них, конечно же, есть те, кто относится к святым местам Долины с уважением, кто, действительно, приезжает сюда лечиться. И оставляет здесь свои хвори.

Самых популярных и доступных курортов в Тункинской долине — два. Источников, урочищ и святых мест — намного больше. Но у нас мало времени, мы остановимся здесь, в Жемчуге, а по дороге домой заедем в Аршан.

Итак, я беру полотенце, и…

Иду по посёлку. В нём нет совершенно ничего жемчужного, разве роса на первой траве. Посёлок, а точнее, возникшее поселение у открытой термальной скважины, зовётся Жэмэс — ягоды, или, правильнее, жэмэсэй — ягодное место. Есть и вторая версия возникновения названия — традиционные «лучшие части, кусочки мяса» — те, что подносят в дар близким. Они называются по-бурятски Жэмhэг, и вот, такое продовольственное название посёлку готово. Приятного аппетита!

Здесь, в Жемчуге, есть своеобразная лечебница. Да и не лечебница даже — купальные павильоны с термальными метановыми водами. Они, гидрокарбонатно-натриевые, лечат опорно-двигательную систему, кожные и гинекологические заболевания. Сюда буряты привозят малышей, у которых диатезы или слабые кости. Удивительные воды в сочетании с сагаан-эден — белой пищей, которую вы найдёте здесь каждое утро, в сочетании с молочными лепёшками, сыром и парным мясом, как следует сдобренные тункинскими ветрами и освящённые садящимся в Саяны золотым солнцем, дают удивительный эффект. А ещё здесь есть лошади. Спокойные, умные бурятские лошади, которые ждут своих полукочевников, радостно играют на лугах и с очень серьёзной миной прогуливают на себе отдыхающих.

И по всей территории вьётся медлительный Иркут — ну что, может, пойдём дальше? Да, пожалуй, пойдём, Иркут. И не смотри на меня так — меня скоро доест мысль… но о ней позже.

В посёлке Аршан, чуть в сторону от основной трассы, а точнее, перпендикулярно и лбом в самые-Саяны сорок с небольшим километров — совершенно другая природа. Если Жемчуг — это полустепь, то здесь, для контраста, волшебные сибирские сосны, камни, песок и гольцы. О красоте посёлка можно было бы рассказывать долго, но это будет несправедливо по отношению к Долине — она красивая вся, и вся — разная. Тем не менее, место это знаменито близлежащими потухшими вулканами, водопадами своенравной речки Кынгырги и, безусловно, святыми местами — они завораживают и не дают возможности даже объяснять — где гора, а где скромный дуган буддийского дацана Бодхидхарма… И именно поэтому так жаль, что нам нужны стереотипы. Понятие «курорт Аршан», благодаря им, это протопанные миллионами ботинок тропы и невыносимые, страшные мусорные залежи.

Так быть не может, хотя именно так и есть. Ведь Аршан — это не курорт — это арасан, арашаан — целебный источник. Название, судя по всему, у источников и ключиков появилось благодаря буддийской культуре — его связывают с санскритским словом «рашиани» — нектар, напиток богов.

Так быть не может, хотя именно так и есть. Цивилизованный отдых и лечение — это не дяди в плавках и тёти в парео, гуляющие между шашлычными. Это, конечно же, чистота и покой вокруг аршанов. Местные воды лечат сердечно-сосудистую и нервную системы, желудок и кишечник. Вода, такая разная, горячая и холодная, вкуснее боржоми и… так себе — она бежит навстречу красавице-природе и китайским пластмассовым тапкам, которые всё идут и идут, берут, наливают, пьют, и здесь же моются с мылом, в гидрокарбонатно-кальциевой…

И мысль, мысль моя, которая вот-вот доест меня и запьёт минеральной водой. Почему все те, кто приезжает в Тунку за помощью, кто берёт силы и лекарства здесь, кто отдыхает и поражается всяким мистическим странностям, почему они считают, что так и должно быть? Почему многие из них уверены в том, что оставить здесь все свои отходы и забрать полезное, красивое и нужное им — это правильно, это нормально?

Как мне стать твоим аккуратным гидом, Тунка? Как дать покой духам Долины, и уберечь людей, приезжающих сюда, от самих себя? Я знаю, что ты ответишь. То же, что мой мудрый дед Данила. То же, что Ошор-лама. Мы сами выбираем себе будущее, и, похоже, путь, которым мы идём, не слишком толковый. Неумный он, а потому и нерадостным будет в итоге.

Впрочем, вопросы задавать и отвечать на них — это формат одной простой статьи журнала. А то, что пишу я — это хронический неформат. Я — хроник Тункинской долины, весьма неформатного места на планете Земля. К тому же, мне пора домой.

Кувшин полосатый, полотенце мохнатое

— Дочь, полей, пожалуйста, водички на руки.
— Всегда рада помочь! Вот вам мыльце, мадам! — шутит моя маленькая путешественница. — Что ещё я могу для вас полезного сделать?
— Ещё?.. Подольше оставайся божеством. Сможешь?

Обновлено 6.01.2009
Статья размещена на сайте 5.06.2008

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: