Сергей Грибин Мастер

Как отведать русской кухни в Харбине? Приключения соленого огурца. Часть 1

Китайскую кухню знают во всем мире. Про нее написаны горы разной литературы, статей и исследований. Кто не пробовал китайской пищи, тот многое потерял в жизни. Китайцы едят практически все, особенно южные китайцы: жареных пауков, змей и всяких каракатиц с саранчой в придачу. Специй при приготовлении любого блюда кладут столько, что пальцев на обеих руках не хватит перечислить.

Кажется, разнообразие огромное, бери да уплетай за обе щеки, если панкреатит с язвой и гастритом не обострятся. Но русскому человеку все равно что-то свое нужно, простенькое, но родное до пощипывания в уголках глаз от навернувшейся ностальгической слезы.

Так и стоит перед глазами накрытый скатертью стол с пышущей паром миской картошки… Соленая селедочка с лучком, горкой квашеная капуста с красными морковными прожилками… Сморщенные от бочковой тоски зеленые помидоры… И отдающие чесночком и хреном, пупырчатые, с прилипшим укропчиком, хрустящие соленые огурцы!

Запотевшая бутылка, стопка… Нет! Эта ария из другой оперы!

Огуречная ностальгия…

Никогда не жил за границей дольше двух недель. Туризм не предполагает длительных остановок. А прожив первый раз в Харбине 20 дней, я понял, почему на американском Брайтоне полно русских ресторанов: наши люди хотят за границей кушать домашний суп из куриных потрохов с черным хлебом, а не сублимированную лапшу с гамбургером.

И это логично. У китайцев приверженность к родной китайской пище развита как ни у какой другой нации. Приезжая в чужую страну даже туристами, на 5−7 дней, они предпочитают питаться в своих же китайских ресторанах, если таковые существуют в данном городе и стране. Отсюда и всемирная слава китайской кухни. Расселяясь по миру, китайцы создают свои ресторанчики в первую очередь для себя, любимых. А местные едоки пробуют, им очень нравится, а именно они и создают славу «кухни из Поднебесной».

Меня же изоляция от домашней пищи заставила пойти на продуктовый рынок и, прикупив кило огурцов, соль, чеснок, лавровый лист и фенхель (принятый мною по ошибке за укроп, а укроп, как и хрен, в Харбине днем с огнем не сыщешь), насолить их «горячим» методом.

На второй день я угощал друзей малосольными огурчиками и с хитрющим видом пудрил им мозги, что купил их на утреннем рынке. Друзья через пару дней звонят и просят меня уточнить, на каком именно рынке я «оттопырил» себе разносол? Понравились!

Я делаю под заказ полкило огурцов и, хмелея от собственной наглости, продаю приятелям по двойной цене стоимости огурцов на рынке. Приятели, в свою очередь, угощают своих друзей, те рассказывают своим… В общем, слава нашла своего героя! И я стал поставлять огурцы многим русским харбинцам.

Жил я в то время в «Русской Деревне» на острове Солнца, на левом берегу Сунгари. Работа у меня была вечерняя — целый день свободен! Был конец осени — цены на овощи самые низкие. И просторная комната в общежитии на первом этаже позволяла развернуть мой соленый бизнес «по-взрослому». С размахом.

Маркетинг по-харбински

Схема работы была следующей. На первом катере, в 6−30 я переезжал в Харбин и шел на утренний продуктовый рынок, расположившийся прямо на набережной. Покупал все необходимое для засолки огурцов, помидоров и капусты. Затаривал овощи в две большие сумки-помогайки и волок их на катер.

В общаге я начинал священнодействовать! К таинствам солки я не допускал никого. Все делал за закрытыми дверями. Один день я посвящал засолке, другой — переговорам с покупателями, то бишь, расширению рынка сбыта, а по научному — маркетингу!

Свой первый опыт в освоении китайского рынка расскажу подробно. Внимайте! «Ни единою буквой не лгу»!

Есть в Харбине ресторан «Брежнев». Само по себе заведение очень интересное, но о нем я как-нибудь отдельно напишу… Главное в нем то, что его облюбовали для трапез наши русские «челноки». Причем ветераны этого бизнеса, которые начинали этак еще в году 1994−96.

Я приехал в это заведение китайского общепита у ЖД-вокзала часа в два — самое обеденное время. Подошел к старшей официантке, показал ей свою продукцию, дал попробовать. Китаянка скривилась от соленой капусты, огурцы пришлись по вкусу и помидоры понравились. Спрашивает, сколько стоит. Я называю тройную цену от стоимости базовых несоленых компонентов. Она начинает снисходительно улыбаться — дорого! Все работники заведения хором: «гуйде» (дорого). И смеются надо мной в открытую, мол, глупый русский, он думает, что мы «это» у него купим…

Ах, вы так, думаю я. Хорошо! Посмотрим, кто кого! Я решительно направляюсь к столикам с русскими посетителями. За одним три «объемные» дамы и мужик в тертых джинсах, на столе бутылка китайской «красноголовки» (водка, от которой голова не болит) — по всем приметам: наши «челноки». Здороваюсь и с ходу предлагаю угоститься огурчиком. Все четверо радостно хрустят «зеленцами» и предлагают мне сто грамм. Я пригубляю и выкладываю на стол квашеную капусту и помидоры. Восторгам «наших» нет предела! Спрашивают — где можно купить? Я беру быка коммерческой удачи за рога и, подмигнув китайским работникам заведения, внимательно наблюдающим за нашим пиршеством соленостей, отвечаю — в «Брежневе»!

Китайская «линдао» (начальница) часто-часто кивает головой и волочет меня в подсобку. Там в присутствии хозяйки «Брежнева» мы «ударяем по рукам» — согласовываем сроки и объемы поставок товара. Вот так я постепенно отвоевывал позиции на харбинском рынке солений, при этом секретные рецепты хранил в строгой тайне.

Обновлено 24.08.2017
Статья размещена на сайте 31.07.2008

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: