Анна Новая Профессионал

Какая связь между амазонками и Амазонкой?

Всем морякам, направляющимся в тропики, надлежит привиться от желтой лихорадки. Ну, а так как редко какое судно не заходит в экваториальные воды, то вакцина настигает практически каждого — от матроса до капитана. И вот, заполучив охранный укол в плечо и ярко-желтый сертификат на руки, мы были готовы к, возможно, единственной в нашей жизни встрече с самой большой рекой в мире — Амазонкой.

Еще в школе мы зазубрили, что этим титулом обладает отнюдь не Амазонка, а Нил, но в 1995 году международная экспедиция обнаружила, что исток, ранее считавшийся началом Амазонки, является соединением двух рек: Апуримака и Урубамбы. Выйдя к истоку реки Апуримак, исследователи определили, что общая протяженность всей грандиозной водной системы Апуримак-Укаяли-Амазонка — 7025 километров, что почти на 300 километров длиннее Нила. Таким образом, пальма первенства по праву перешла к могучей Амазонке.

Интересно, что эти сведения были известны туземцам Амазонии гораздо раньше, чем современным ученым: индейцы называют Амазонку «Парана-Тинг», что означает «Королева Рек». Действительно, как еще можно назвать реку, несущую четверть всех вод, выносимых в океан реками нашей планеты! На площади ее бассейна может спокойно разместиться материк Австралия или такое государство, как США. Вот с каким гигантом нам предстояло познакомиться.

В честь такого знаменательного события командование судна даже организовало фотосессию: экипаж «Ван Гога» на фоне Амазонки. Нас, нарядно одетых, построили на открытой палубе и, прежде чем фотограф дал сигнал замереть с приклеенной улыбкой, мы заметили, как судно пересекает странный рубеж. Темно-синий ультрамарин океана переходит в коричневые непрозрачные воды Амазонки. Причем, сам переход не размыто-неясный, а четкая волнистая линия, как будто между ними находится целлофан, который не дает смешиваться этим двум цветам. Это было одно из самых удивительных явлений, наблюдаемых мной.

Берегов реки мы еще не видели, потому что в устье ее ширина достигает 200 километров. Но скоро показались небольшие островки с густыми шевелюрами тропических растений. Потом островки стали плотнее примыкать друг к другу, пока не образовали две сплошные зеленые стены по обе стороны от нас. Спускался вечер, мы находились в необычайно красивом месте нашей планеты. Джунгли были такого зеленого цвета, какой редко где увидишь в природе.

Появились небольшие поселения. Это были маленькие дощатые домики над рекой, состоящие из одних только стен и крыши. Дверей и окон в них не было, но были оконные проемы, которые, видимо, закрывались ставнями в холодное время года. Возле каждого дома был свой крошечный причал, на причалах стояли хозяйки и полоскали белье в реке. При виде нашего судна туземцы высыпали на берег, белозубо улыбались и радостно махали руками изо всех сил. Появление огромного лайнера было для них, как интересная передача по телевизору в нашем понимании.

Туристы, конечно, в свою очередь, сгрудившись на палубах, отвечали им на приветствия — выкрикивали «Бонжур! Са ва?» («Здравствуйте! Как поживаете?») Со всех сторон доносились щелчки, сверкали вспышки фотоаппаратов. Местные детишки, видя такое радушие иностранных гостей, недолго думая, прыгали в свои лодчонки, смело подгребали к самому борту и просили подарков. (Надо сказать, что жители такой прекрасной местности живут очень бедно). Их лодки и лодками-то назвать нельзя — это просто куски бревен, выдолбленные изнутри, чтобы туда поместилось два 3−4-летних карапуза. (Не будем забывать, что в самой Амазонке водится 50 видов пираний, смертельно опасных для человека). При виде таких отважных попрошаек сердобольные туристы бросали целлофановые пакеты с одеждой и сладостями.

В тропиках темнеет быстро. Ночь мгновенно поглотила берега, и мы плыли в кромешной мгле. На яркие огни лайнера слетелось огромное количество местной мошкары и насекомых, они буквально залепили все иллюминаторы. Проходя по коридору, можно было остановиться и внимательно их рассмотреть вблизи через стекло. Там были громадные комары с длиннющими хоботками, устрашающего вида сверчки с горящими глазами и огромные бабочки — размером с раскрытую ладонь. (Вот инсектологам радость!)

Путешествие наше лежало в достопочтенный Манаус. Город встречал гостей туземным танцем в камышовых юбках и громкой музыкой на пристани. Сойдя на берег, мы увидели, что жители этого города — не просто бразильцы, а самые настоящие краснокожие индейцы, сошедшие со страниц наших детских книг! Ну, может, не все среди них такие колоритные, но первая встреча оказалась очень запоминающейся: широкие скулы, иссиня-черный волос с прямым пробором, белоснежные улыбки, не хватало только перьев и татуировок.

Гуляя по городу, мы набрели на ларёк, любезно предлагавший засушенных и лакированных пираний в качестве памятного сувенира. Увидев их в натуральную величину, мы ужаснулись. Короткие, агрессивные морды и два ряда белых треугольных зубов, острых, как бритва. Там были небольшие особи, но имелись и крупные — размером в две раскрытые ладони. И если представить себе целую стаю таких смертоносных «бульдогов», становится жутко. (Но мы, конечно, купили себе по пиранье, чтоб домашних впечатлить.)

На речном вокзале стояло в ряд несколько двухпалубных паромов. Они исполняли роль плацкартных поездов. На нижней палубе густо висели разноцветные гамаки — покупаешь билет и плывешь, куда тебе надо, покачиваясь на своей «полке».

Какой-то местный гид-экскурсовод предложил нам поездку на его джипе в индейскую деревню в глубине джунглей — посмотреть, как живет население в «естественных условиях». Мы тогда не думали, конечно, ни о каких племенах людоедов, существующих и по сей день. Но нас как-то насторожило его предупреждение о том, что он не несет ответственности за нашу безопасность. Гид пояснил: «Ну, вы же понимаете, джунгли — это крокодилы, змеи, ягуары… Если они нам повстречаются, ваши жизни — в ваших руках». (Имелось в виду, что «я-то убегу, а вы уж сами как-нибудь».) Стоило это удовольствие всего 40 долларов, было очень заманчиво, но благоразумие, к счастью, взяло верх.

На следующий день мы отчалили и пошли в обратном направлении. Амазонка — река сложная, дно заплетено древними корягами, на одну из них наткнулось идущее впереди пассажирское судно, при этом оно стало крениться на левый бок. (1500 человек на борту, а в воде миллионы пираний и крокодилов — брр!) Но обошлось.

Даже в наше спокойное время суда, оснащенные современными приборами, испытывают сложности при проходе по этой реке. А что говорить о первом сквозном плавании по Амазонке испанского конкистадора Франсиско Орельяна в 1842 году на утлом самодельном суденышке! Его путешествие в 6000 километров длилось 8 месяцев. Причем у него не было ни карт, ни знаний особенностей реки и языков местных племен, ни запасов пищи. Помимо далеко не приветливой фауны Амазонии, отряду Орельяны пришлось столкнуться с воинственными индейцами, которые в те времена были настроены не столь дружественно, как в наши дни.

У устья реки Тромбетас сражение было особенно яростным. И больше всего поразило конкистадоров то, что в первых рядах индейских воинов сражались высокие полуобнаженные женщины, вооруженные луками. Они выделялись неустрашимостью даже на фоне своих соплеменников. Отважные воительницы напомнили испанцам античный миф об амазонках — женщинах-воинах, не знавших поражений. Поэтому Орельяна и назвал реку Амазонкой.

Покидая Амазонку, мы вновь вышли на широкое пространство, окаймленное редеющими островками, потом пересекли рубеж, где встречаются два водных цвета: желто-коричневая охра и ультрамарин. И покатили по высоким волнам, оставляя позади зеленые «легкие» нашей планеты, царство природы, где так комфортно живется гигантским анакондам, ядовитым змеям, рыжим муравьям-людоедам и полчищам пираний. Мы возвращались в привычный для нас мир компьютеров, спутниковых антенн и мобильных телефонов.

Обновлено 7.09.2017
Статья размещена на сайте 25.11.2008

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: