Константин Кучер Грандмастер

Есть ли что общее у нас с финнами?

1944 год. Лето. Стоит карел с женой на берегу Онежского озера. По суше на запад уходит моторизованная колонна финнов, по озеру приближаются советские катера. Карел задумчиво смотрит то на этих, то на тех, и говорит жене: «Смотри-ка! Наши ещё уйти не успели — уже свои возвращаются!»

Ну, по поводу «наших» — преувеличение это всё-таки. Мы сами по себе, они сами. И герб, и гимн у нас разные. Хотя… В части своей государственной символики финны точно такие же путаники, как и мы. У нас-то изначально — «Союз нерушимый республик свободных». А сейчас? Музыка — та же, а вот слова… И у наших соседей. Точно такой же укроп в огороде. Есть у кого поучиться. Нет бы чему хорошему…

У них же… Прям один в один. В 1846 году Юхан Рунеберг написал и двумя годами позже опубликовал своё культовое стихотворение — «Наш край». Но — на шведском: Vårt land.

На шведском, так на шведском. Зато попал в самое яблочко нарождающегося финского национального самосознания. Да так точно, что стихотворение практически сразу же положил на музыку эмигрант из Германии Фредерик Пациус. И уже в мае 1848 года «Наш край» впервые прозвучал как песня в исполнении академического хора.

Так бы и пели финны свой неофициальный государственный гимн на шведском. Ведь кто только не пытался его перевести… А вот всё никак. Только в 1889 году Пааво Каяндер смог. Перевел. На финский: Maamme. И поют теперь радостные и весёлые соседи «Наш край» и по-шведски, и по-фински. На обоих государственных языках своей страны. А могли бы и по-русски. Не кто-нибудь, а сам Александр Блок в 1915 году перевёл:

Наш бедный край угрюм и сер,
Но нам узоры гор и шхер —
Отрада, слаще всех отрад,
Неоцененный клад.

Не поют. Думаю, стесняются.

Они ж с нами не только по гимну… Вот, и по характеру такие же, стеснительные. Нет чтобы сказать — «моё», так они — «наше». И ту же «Калевалу», эпос свой национальный, в общемировую копилку.

Крест скорби. Две матери, чьи сыновья навечно легли в эту землю... Так соседи. Поднабрались у нас. Сосед соседа издалека и глаз не выклюет. Нет, конечно, всяко бывало. И до драки доходило. Сколько наших и их ребят лежат под Толвоярви, Суомисалми или у Питкяранта, где не так давно Крест скорби установили с обнявшимися русской и финской матерями?.. Кто старое помянет…

А кто дал Финляндии первую Конституцию, представительный орган власти, денежную единицу или армию? Нет, не мы конкретно с вами. Но императоры и самодержцы Всероссийские: Александр I и его тёзка, только уже «второй».

А кто на волне самоопределения народов Декрет о государственной независимости Финляндии подписал? Председатель Совнаркома В. Ульянов (Ленин). А с ним народные комиссары И. Сталин и И. Штейнберг.

Коронация Николая II. Кавалергард слева от императора - К. Маннергейм А кто эту, дарованную в декабре 1917 года независимость в следующем году отстоял? Наш брат, российский генерал. Что, кто-то не в курсе про Карла Густава Маннергейма? Да-да, того самого. Президента (4 августа 1944 — 11 марта 1946) и Маршала Финляндии, чью линию Рабоче-Крестьянская Красная Армия штурмовала зимой 1939−40 г. г. на Карельском перешейке. Так ведь он был генерал-лейтенантом наших вооруженных сил. Императорской Российской (!) Армии. Николаевское кавалерийское училище заканчивал. В 1889 году. То самое, что полвеком ранее и Михаил Юрьевич Лермонтов, когда оно ещё Школой гвардейских подпрапорщиков было. И супруга маршала, Анастасия Арапова, — из нашенских.

И что, после этого кто-то ещё сомневается, что у нас с финнами общего — вагон просто? И тележка немаленькая к нему, прицепом… Аргументы нужны? Щас…

Вот, например, про кого говорят, что они «не любят» быстрой езды? Про нас, родимых. А самый большой штраф за превышение скорости, между прочим, заплатил владелец финского хоккейного клуба Blues Юсси Салоноя. В феврале 2004 года поездка по улице с ограничением 40 км со скоростью в два раза большей обошлась ему в 170 000 евро. Нет, никакой опечатки. Сто семьдесят тысяч. Евро. Просто в Финляндии размер штрафа зависит от дохода правонарушителя. А у Юсси он был 7 миллионов. То — не я. То — книга Гиннесса. Откройте, посмотрите. Нынче она и на русском есть.

Или. В кого пальцем вся Европа тыкает, что, мол, такая глушь, такая… Медведи прям по улицам бродят. Нас медведями, а финнов оленями и зайцами попрекают. Ну, действительно, иногда на улицах северных финских городов можно встретить оленей. А зайцы так постоянную городскую прописку имеют. И не только на севере. Так это не о том говорит, что глушь да дебри, а что добрые они. Финн зайчика и оленёнка не обидит. Да и не только их. А мы? Тоже часто по доброте своей страдаем… Пожалел Емеля щуку. А она ему? Таких дров нарубила, что еле-еле к концу сказки всё распутал, чтобы снова на любимую печку. Со спокойной совестью…

7110. Не последняя модель. Моя - первая... А что «глушь»… Достали из кармана телефон Nokia. Посмотрели. Так вот, для тех, кто ещё продолжает считать эту фирму японской. Компания Nokia основана в 1865 году в небольшом одноименном финском городке. Конечно, начинала она не с сотовых телефонов. С традиционной для Финляндии деревообработки. В 20-х годах прошлого века, когда резиновый бизнес был очень популярен, даже галоши производила.

А чего плохого в том, что Nokia чуть ли ни первой в мире, еще в XIX веке, применила «зонтичный брендинг», когда вся продукция — хоть галоши, хоть обрезная доска — выводилась на рынок под одним именем? Зато нынче, кто про неё не слышал? Вот только в Финляндии она. Не в Японии. Кстати, тот же Карл Маннергейм одно время был владельцем крупного пакета акций компании и даже заседал в Совете её директоров.

Как, достаточно «общего»? Ма-ало?..

Так… Да тот же Санта-Клаус! Который вот только-только в свою Лапландию ускакал, на тех самых оленях, которых финны, на нас глядючи, не обижают. Кто там думает, что это Святой Клаус? Ага, уже не думает? И за чужие спины спрятался? Правильно спрятался. Потому что, может, то у всех остальных Санта. А у финнов… Как у нас — свой Дед Мороз, так и у них. Чисто свой, родной Joulupukki — Йоулупукки.

Йоулупукки оленя не обидит. В переводе, правда, имя финского Деда Мороза звучит не слишком симпатично — Рождественский козел. Столь странное прозвище он получил благодаря тому, что в Рождественскую ночь народ по хуторам и весям надевал козлиную шубу и разносил по соседским домам подарки. А вот живёт Йоулупукки, действительно в Лапландии. Конкретнее — в небольшом городе Рованиеми, где у него есть свой офис и почта, которые работают круглый год. А чтоб никто не сомневался, что Йоулупукки чисто финский Дед Мороз, ему даже финляндский паспорт властями выдан. Где в графе «год рождения» записано: «давным-давно»…

Вот только… В отличие от нашего Деда, у Йоулупукки не доченька, Снегурочка, а… Законная очаровательная супруга: Йоуллумуори (Joullumuori) — Старушка-Рождество.

Не всем же финны должны быть в нас? Иначе были бы они не финнами, а русскими. Но о том, об отличиях, как-нибудь в другой раз…
_______________________________
В качестве иллюстраций к статье использованы фотографии с сайтов historydoc.edu.ru, www.teivas.com.ua

Обновлено 6.05.2009
Статья размещена на сайте 11.02.2009

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Конечно есть много общего. Они бережно относятся к нашей общей истории и не раздувают конфликты, которые между нами были. Несколько раз бывал в Хельсинки, чувствовал себя там очень комфортно. 5

    Оценка статьи: 5

    • Я бы, с Вашего, конечно, Владимир, согласия, заменил "комфортно" на "уютно". Комфортно и в каком звёздчатом отеле в Египте, а чуть вышел за ограду и... Не очень уютно.
      А в Финляндии во многих местах был. И полностью соглашусь с Вами. Уютно там. Спокойно так. И - очень комфортно. На вкус и цвет, оно - конечно, но... Вот кажется мне, что кто был в Финляндии, обязательно согласится с нами.