Константин Кучер Грандмастер

Есть ли шанс выжить у холмогорской резьбы по кости?

Бежит по коровьей кости — цевке, выпиливая узор, лобзик. Ажурные сквозные дырочки оставляет сверло. И… Нет, не сразу, конечно. К долгой, тонкой и аккуратной технологии обязательно должны добавиться твёрдая рука, верный глаз мастера и его художественное чутьё. Вот когда всё это сойдётся в одной точке… Тогда и только тогда можно рассчитывать на положительный результат. На то самое изделие, за которое не стыдно.

Совсем не обязательно, что попадёт оно в Государственный Эрмитаж или Оружейную палату. Ну и пусть! Главное, что непременно будет радовать любого, чей взгляд не сможет пробежать мимо, не остановившись в восхищении. Чтобы увидеть в том, небольшом кусочке, что когда-то был моржовым клыком, усом кашалота, бивнем мамонта или обычной трубчатой коровьей косточкой — цевкой… Увидеть волны Двины, неспешно несущей свои воды к студёному Белому морю. Сполохи северного сияния. Бескрайние заснеженные просторы. Припорошенное снежной марлей, но всё равно, зелёное, бескрайнее лесное море, где-то у самого горизонта смыкающее свои волны с небесным куполом. Для кого-то серым и неприветливым, а для кого-то своим… Родным.

Именно здесь рождаются те чудеса, что выходят из под рук холмогорских резчиков... Уже более четырёх веков так было. И сейчас пока — именно так. А вот дальше… Будет ли? Не самые лучшие времена нынче в истории холмогорских косторезов.

В начале 90-х пришли разгосударствление и приватизация. И холмогорская фабрика художественной резьбы по кости имени М. В. Ломоносова стала закрытым акционерным обществом. Но… Что-то не пошло, не заладилось у акционеров. Попробовали вернуться пусть и не под государственную — муниципальную крышу. Побыли какое-то время унитарным предприятием. Правда, как показывает практика, смена вывески не очень помогает в решении проблем, если вдруг они возникли. Пришла беда, хочешь — не хочешь, а ворота открывать всё равно придётся…

Вот и холмогорские резчики. Держались, крепились. По полгода не получали зарплаты. Когда на фабрике вышла из строя отопительная система, а восстановить её было не на что, в шапках и фуфайках работали в холодных помещениях… Только… Не помогло это. И пошла фабрика под банкротство. Нет сегодня холмогорской фабрики художественной резьбы по кости. И что? Всё? На этом закончилась история холмогорского косторезного промысла? А ведь такая история…

Первые письменные упоминания о холмогорских резчиках относятся к XVII веку. В писцовой посадской книге под 1622−1626 гг. можно найти нескольких «четочников» — Селиванко Иванов сын Выдрин, Исачко Трофимов сын Соломатов. Конечно, мастера могли резать из кости не только чётки, но и иную церковную утварь. И даже иконы. На тот период времени и в том, конкретном, месте церковь была наиболее богатым покупателем, имевшим устойчивый и постоянный интерес к красивым, добротным и долговечным предметам. Потому неудивительно, что косторезы ориентировались на её запросы и потребности. Ну, а «четочники», наверное, из уважения к мастерству, которое позволяло изготавливать такие миниатюрные изделия, как четки.

О профессиональном уровне холмогорских резчиков по кости можно судить и по иным архивным документам того же, XVII века. Царствовавший в то время Алексей Михайлович Романов неоднократно заказывал в Холмогорах костяные гребни, чарки, посохи. Изготовить эти изделия для самого Царя-батюшки… Честь, действительно, высокая.

Более того, примерно в это же время в Оружейную палату Московского Кремля был вызван холмогорский «гребенный мастер» Евдоким Шешенин со своими братьями Семёном, Петром и Василием. И не просто так вызван. В качестве семейного подряда перед родственниками была поставлена очень серьёзная и сложная задача — отреставрировать изготовленный в XV веке греческими мастерами трон Ивана III. А это о многом говорит. Ну, как минимум, о том, что, по мнению царя, мастерство холмогорских резчиков было по своему уровню не ниже греческого. И поморы не подвели. Оправдали и отреставрировали. А впоследствии стали лучшими косторезами Оружейной палаты.

Конец 17 в. Неизвестный резчик из семьи Шешениных Правда, сказать о том, что братья Шешенины или Селиванко Иванов сын Выдрин были первыми — не совсем верно. Да, они первые мастера, о которых сохранилась письменная, документальная память. Но у промысла явно более ранние истоки. Мастерство — оно на пустом месте не возникает. И для того чтобы достичь такого высокого уровня, который был у холмогорских резчиков в XVII веке, нужно, чтобы приёмы и навыки обработки костяного материала передавались из поколения в поколения.

Обязательно должны быть династии, как хранители секретов ажурной резьбы по кости и неповторимого холмогорского стиля, возникшего в результате слияния крестьянского искусства русского Севера, культурного наследия живших по соседству коренных народов и западноевропейских декоративных элементов, которые можно было подсмотреть в портовом Архангельске, принимавшем заморских купцов и промысловиков.

Были, были косторезы в Холмогорах до XVII века. И после него — тоже были. Те самые, что привнесли в уже сформировавшийся поморский стиль костяной резьбы элементы рококо и барокко. А потом — классицизма. Ещё позже — сталинского ампира и советского китча.

Штанг П. П. Ларчик «Сын помора», 1987 Славная и богатая история у холмогорской косторезной традиции. Её не только можно, нужно вспомнить. Но сегодня — о другом…

О том, что пусть и сохранилась вывеска холмогорской косторезной фабрики на здании, где она раньше была, но пустое оно нынче. Нет сейчас фабрики. И людей в её помещениях тоже нет. Но по людям всё-таки есть надежда, что вернутся они. Конечно, если муниципалитету удастся реализовать свои задумки и переоборудовать здание под столовую и мини-гостиницу с тремя номерами. Но шлифовальные станки, свёрла, лобзики и их хозяева…

Вывеска ещё есть. А фабрики... Уже нет Похоже, под этой крышей им места больше не будет. Те мастера, что ещё остались в селе Ломоносово, где и располагалась фабрика художественной резьбы по кости, сейчас — индивидуальные предприниматели. У себя дома из моржовой, мамонтовой, а чаще из обычной кости-цевки они режут и изделия для массового потребителя, и уникальные вещи, достойные самых авторитетных выставок и музеев.

Сложен, долог и извилист сегодня путь от холмогорского села до покупателя. Очень сложен. А без покупателя ведь нет смысла… Зачем? Мастер ведь не просто так режет. На продажу. Чтобы нашло его изделие своего ценителя, а он — достойное своему таланту вознаграждение. Такое, чтобы хватило и на жизнь достойную, и на продолжение деятельности. Потому, если о том, «есть ли шанс», так однозначно — есть.

Ну, во-первых, холмогорская художественная резьба по кости — это же не просто промысел. Промысел народный. Соответственно, он жив, пока жив народ, являющийся и носителем, и сосредоточием памяти о навыках, приёмах и стилевых особенностях этой частички нашего общего культурного наследия.

А во-вторых… Конечно, с одной стороны, не особо, что спасение утопающих, дело рук самих… Но с другой… Надёжнее оно, когда рассчитываешь только на себя. И будет или нет у холмогорского промысла будущее, во многом зависит от всех нас. Потенциальных покупателей. Есть объективные экономические законы, которые никто не отменял. И основной из них о том, что предложение порождается спросом.

Есть спрос на определённый товар, рынок незамедлительно реагирует на него. В результате — на прилавке появляется именно то, что нужно потенциальному покупателю. И если мы, все вместе, будем интересоваться, спрашивать, искать изделия холмогорских косторезов… У этого промысла есть… Обязательно будет будущее!
_____________________________
В качестве иллюстраций к тексту статьи использованы фотографии с сайтов www.lomonosovo.ru и bibliotekar.ru/rusKost

Обновлено 4.08.2009
Статья размещена на сайте 4.05.2009

Комментарии (15):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Наталья Абдуллаева Наталья Абдуллаева Профессионал 5 августа 2009 в 19:16 отредактирован 6 августа 2009 в 05:58

    Константин Кучер, это будет просто замечательно, для всех, кому интересна история, культура и искусство родной страны. Кстати, о латгальской керамической кружке слышу впервые, хотя давно интересуюсь народными промыслами.
    Вашу статью о каргопольской игрушке сейчас с удовольствием прочту.
    Буду ждать серию Ваших статей.

    Оценка статьи: 5

    • Хорошо, Наталья.
      Не обещаю, что прямо завтра возьмусь за претворение в жизнь, но зарубку себе сделал и постараюсь это направление не забывать и не оставлять без внимания. Может и правда, что получится...

  • Константин Кучер, огромное спасибо за статью. Очень люблю изделия народных умельцев, они хранят тепло и свет души мастера, передают его настроение. Неправдоподобно, но иногда они даже исполняют желания. Например, мне в Дагестане подарили вазочку унцукульских мастеров (у них особая техника изготовления изделий из дерева) и когда я шепчу в эту вазочку свое желание оно обязательно исполняется.
    Жаль, что сейчас изделия народных промыслов можно найти только в маленьких поселках и забытых деревнях. А подобные статьи, помогают вспомнить, чем славился тот или иной край. Всего Вам самого доброго и удачи.

    Оценка статьи: 5

    • Это Вам, Наталья, спасибо за Ваши тёплые слова.
      Я тоже стараюсь из тех мест, где бываю, привезти что-то, сделанное именно руками. Это не только память, но и, Вы правы, - тепло тех людей, с которыми в тех или иных местах приходилось встречаться и общаться. Да, не они конкретно авторы изделия. Но кто-то из их земляков. Тот, кто кроме тепла своих рук, вложил в своё произведение и обобщённый характер людей, которые живут в тех краях.
      А добрые люди могут всё. В т. ч. и помочь в осуществлении твоих желаний. Так что ничего неправдоподобного в том, что иногда вещи могут исполнять желания, не вижу. Может, очень даже может быть.
      А про изделия народных умельцев у меня есть ещё статья про каргопольскую глиняную игрушку. В журнале она должна выйти в сентябре. Но, если интересно, её можно посмотреть на моей страничке.
      И Вы, Наталья, подарили мне идею. Холмогорская резьба по кости, каргопольская игрушка... А почему бы не сделать несколько отдельных статей по другим предметам, которые напоминают мне о тех или иных местах? О латгальской керамической кружке. Финском стеклянном медведе. Юбилейной бронзовой медали Верещагина из его музея в Череповце...

  • Какая красота. 5!

    Оценка статьи: 5

  • Константин, божественно красивые изделия! Смотреть на такое - сплошное эмоциональное наслаждение!

  • Ещё один "изыск"...

  • А это уже "художественные изыски", навеянные "фотографическим" циклом Любы Мельник.

  • Хочет того автор или нет но всегда, с большей или меньшей степенью явности, его лицо проглядывается сквозь строчки написанного им. И эта статья - не исключение. Когда писал о том, что спасение холмогорской резьбы во многом нынче зависит от нас - людей, формирующих спрос, покупателей - не лукавил. Я, действительно, именно так и думаю. И вот, в пятницу пришла из Архангельска небольшая бандероль. Часть из того, что прислали друзья, - ниже.
    Да, это не благородная моржовая кость или ископаемый клык мамонта. Нет. Они изначально имеют благородный светло-кремовый, сливочный оттенок. А по отбелке материала на снимках видно, что и первая, и вторая вещицы изготовлены из недорогой трубчатой кости крупного рогатого скота - цевки. Да, со временем она пожелтеет, но:
    1. Это мой, личный вклад. Как говорил герой еоргия Жжёнова в "Горячем снегу": - "Всё, что могу?". Мамонта или моржа пусть заказывают олигархи.
    2. Это - память. О тех местах, в которых мне доводилось бывать и которые я немного знаю... И где живут дорогие мне люди. Мои друзья.
    3. Это очень характерные изделия. Визитная карточка Холмогорского стиля, которому присущи и рельефная, и прорезная, ажурная резьба...
    Ну, что-то заболтался я. Лучше просто посмотрите...

  • Этот материал вырос из отзыва на статью Карины Бахтадзе ""Что можно сделать из кости? Искусство Севера", в которой Автор делилась впечатлениями от проводимой в Московском историческом музее выставки, посвященной северному искусству.
    И... Первая реакция по прочтению - почему устроители выставки решили оставить холмогорских мастеров за её рамками?! Стал разбираться. Позвонил друзьям в Архангельск. Они и просвятили.
    Не случайно, оказывается, оставили за рамками...