Галя Константинова Грандмастер

«Александровское лето» Марины Цветаевой, или Какой 101 километр самый известный?

Мне нравится, что вы больны не мной.
Мне нравится, что я больна не вами…

Как мы любим вкладывать смысл туда, где его, кажется, и нет. Эти стихи посвящены гражданскому мужу сестры поэтессы, благодаря которому и состоялось «Александровское лето», продолжавшееся три года (1915−1917).

Говорят, это понятие вошло в литературоведение (наряду с Болдинской осенью Пушкина), а время, проведенное Мариной Цветаевой в Александрове, считается очень важным и плодотворным в ее творчестве.


Сестры прожили в этом маленьком, но известном (смотрите прекрасный материал по Слободе Ивана Грозного) городке во Владимирской области три года. Гражданский муж Анастасии работал там инженером-химиком на заводе, изготавливавшем патроны (уже вовсю шла Первая Мировая). Было снято два домика, они сохранились (в один, правда, не пускают, он уже просто обваливается). В доме хозяев теперь музей, созданный местными энтузиастами, которые придумали идею, нашли деньги (спонсоры — артисты Большого Театра, был и президентский грант) и сами работают, показывая посетителям экспозицию. От государства этот музей не зависит никак.


Музею уже 15 лет, производит он довольно странное впечатление, но от этого ничуть не становится хуже. Собственно, это уже два музея — один целиком посвящен трагическим судьбам сестер Цветаевых, второй (в бывших, хорошо сохранившихся конюшнях Ивана Грозного) — экспозиция материалов, относящихся ко всем довольно многочисленным и известным Александровским поселенцам. Ведь город — самый ближний к Москве и самый интересный в радиусе 101 километра, там, где имели право проживать вернувшиеся из лагерей…

Вот так первоначальный замысел стал расширяться, а по-другому и быть не могло, потому что Александров интересен еще и собственными жителями, многие из которых имеют мировую известность.

Домики сестер

Достаточно сказать, что фотоколлаж в основном здании Музея сделан из фотографий доктора С. Н. Масленникова. Того самого, которого считал своим спасителем от рака А. Солженицын. Судя по всему, это был потрясающий человек, о котором еще напишут книги, а пока — только его фотографии и некоторые личные вещи (в том числе и колесный плуг, выписанный им из Англии, — большущая редкость по тем временам!).

Расскажут вам и о семье Лубны-Герцык — представителей интеллигенции Серебряного века. Тоже две сестры, дочери выходцев из Польши и проживших жизнь в Александрове, — Аделаида (поэтесса) и Евгения (переводчик философской литературы).

А. Цветаева на фоне дома (фото С. Н. Масленникова)

Расскажут и о знаменитых Зубовых. Основатель рода В. П. Зубов — купец и меценат. Благодаря ему, строились не только церкви, но даже музыкальные школы в деревнях для детей бедноты, а также выпекался бесплатный хлеб…

Его сын П. В. Зубов — термохимик, скрипач и нумизмат. Его коллекция монет и библиотека — основа соответствующего раздела в Историческом музее в Москве (по завещанию). Говорят, этой коллекции позавидовал бы Британский музей.

Его внук — В. П. Зубов — стал ученым с мировым именем, его сочинения (самое известное — «Русские проповедники») по древней истории, по истории науки, философии, теории архитектуры читаются до сих пор.

Расскажут и о писателе и враче С. Я. Елпатьевском, родственнике Цветаевых, чья жизнь тоже заслуживает отдельного большого описания.

Фотография сестер с мужьями в Александрове

Расскажут и о тех, кто в суровые годы возвращался из лагерей и оставался в Александрове: венгерский писатель Йожеф Лендел, венгерский же художник Виктор Тоот, поэт и переводчик Б. Н. Лейтин (знаменитый по переводу шекспировского «Ричарда III»), диссидент и правозащитник Марченко.

А что же Цветаевы? Да, эти годы, безусловно, очень важны для сестер. Обе много пишут. Марина — стихи. Анастасия — книгу «Дым, дым и дым». Живут небогато, обе с детьми, Анастасия снова беременная. Вскоре умирает ее гражданский муж — Маврикий Минц, затем новорожденный ребенок. Потом она проведет 17 лет в лагерях и напишет другие свои замечательные книги. Судьба Марины хорошо известна.

Как ни воспринимать этот музей, суть остается: домики сохранились, найдены какие-то вещи (столик Марины, записки). Сохранился дух той атмосферы (это и было главной целью создателей музея). Сохранилась память. Сюда приезжают экскурсии, в том числе иностранные. Сюда передают вещи в дар. И здесь проводятся фестивали в память Цветаевых, а в целом — в общую нашу память.

Обновлено 7.03.2018
Статья размещена на сайте 18.06.2009

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: