Сергей Ткаченко Мастер

Глобалист или антиглобалист. Кто же всё-таки прав?

Люди, собравшиеся неподалёку от здания Конгресса, громко затягивают песню. Это «Песня избавления» Боба Марли. Кто-то в толпе разжигает костёр из разорванных в клочья флагов США. Начало положено.

Не в силах более терпеть, кольцо кордона полицейских начинает сжиматься. Молодой человек перехватывает огонь с полосатого флага на тряпку из горлышка бутылки. Песня Марли превращается в одобрительный свист и перестаёт быть узнаваемой. Все следят за траекторией пылающей бутылки.

Это вполне банальный сценарий развития событий. За последние годы редко какой митинг антиглобалистов обходится без огня и крови. Ведь по-другому никто не станет обращать на них внимания. Кто станет прислушиваться к подросткам, взявшимся за руки и с широкими улыбками распевающими песни Боба Марли? Даже если они будут стоять на столе Конгресса Большой Восьмёрки, вряд ли это причинит неудобства.

А добрый дядя конгрессмен потеребит их за пухленькие щёчки и отправит домой к маме со словами: «Ну, беги, беги, проказник!» Все эти акции с цементированием ног, перекрытием транспортных артерий и ночными побоищами являются доступным и простым в освоении языком общения антиглобалистов и правительства.

«Коррумпированные политики, власть корпораций, американизация мира» — как часто мы слышим и произносим эти странные словосочетания в современном мире? Довольно часто. Про секретные синдикаты и корпоративный спрут сегодня вообще не говорит только ленивый. Миллионы разоблачающих систему документальных фильмов в Сети вербуют пробудившихся от «спячки в матрице» бунтарей. И они с пониманием дела, а большинство и без, берутся за руки и выходят на митинги, распевая революционные песни.

«Разрушить все банки!!» — раздаётся лозунг из толпы.
«Посадить всех членов Большой Восьмёрки!» — подхватывают окружающие.
«Сжечь все деньги и переплавить монеты!!» — в один голос кричат третьи.

«Хорошо! Хорошо! А что потом? Какой у вас план? — спрашивает конгрессмен. — Что вы можете предложить взамен?

Позвольте, я Вам объясню! Этот нелюбимый всеми глобализм, эти государства, банки с менялами, эти корпорации с толстыми боссами и конгрессмены типа меня есть не что иное, как ход истории! Никто не хотел поработить средний класс, никто не желал людям голода и бедности! Аппарат власти, управления, финансовые структуры, все эти институты были созданы ради и во благо человечества! Тайные заговоры, правительства, секретные коалиции корпораций — это всего лишь фантазии, порождённые недовольством и несовершенством современной системы власти!"

В толпе послышались возгласы негодования. «Долой власть! Долой правительство!»

Конгрессмен ударил себя по лбу и с раздражением крикнул: «И что потом?!

К власти придут антиглобалисты, вроде Вас, и построят прекрасный райский сад? Так? Сад, где не будет войны, где все люди будут едины, равны и будут жить в унисон с природой и Богом! Антиглобалисты избавятся от денег, поднимут мораль и этику на небывалый уровень! Больше не будет зла, не будет ненависти! Любовь и красота, так?!"

Толпа притихла, почувствовав, что этот толстый дядька что-то замышляет. Он отказывался продолжать толкать заранее подготовленную спичрайтерами речь и искал глазами смельчака, что ответит ему.

«Да! Именно так мы и поступим! Мы сделаем этот мир чище, избавив его от таких, как ты!» — худощавый молодой человек с Эрнесто Геварой на красной футболке, сжав кулак, грозит конгрессмену. Тут же толпа разрывается криками и свистом, поднимая высоко вверх разорванные флаги и плакаты.

Внезапно для всех конгрессмен расплывается в улыбке, тем самым вновь смущая собравшихся. Он протягивает ладонь, требуя внимания, и задаёт всего один короткий вопрос:

«А как?»

Толпа замолкает и все смотрят на того молодого парня, у кого, казалось, были ответы на все вопросы.

После непродолжительного молчания, молодой человек поджигает бутылку и привычным движением отправляет её в сторону наглого врага. И вновь толпа, забывая обо всём, следит за её траекторией. За тем, как телохранители в впопыхах сажают толстого конгрессмена в бронированный джип. За тем, как, получившие приказ полицейские высвобождают под сильным давлением воду из брандспойтов. Митингующие надевают чёрные маски на случай газовой атаки и с первобытным азартом набрасываются на представителей аппарата управления.

«Это Вам за тайное правительство!» — в воздух взмывает очередная бутылка. «Это за бесконечные войны!!» — доносится хруст челюсти. «Это Вам за Майкрософт и Макдональдс!» — защитное стекло шлема разлетается на мелкие куски. «А это за любовь и красоту!!» — бездыханное тело тяжело опускается на асфальт.

Глобализация — это естественный процесс. Технологии, прогресс, новое сознание подталкивают нас к нему. Мир уменьшился, съёжился под напором нового времени. Времени, когда вся информация мира сосредоточена на кончиках пальцев. Времени, когда расстояние до любой точки планеты занимает часы. Времени глобального смешения рас и вер. И в этом самом времени нет ничего предосудительного. Все процессы естественны и необратимы.

Ещё не так давно человечество не существовало вовсе. Не так давно наши предки оставили бананы и слезли с пальм или были с позором изгнаны из Эдема. Ещё не так давно люди верили, что война — это естественный процесс. Совсем недавно одна маленькая страна чуть не довела этот процесс до апогея. То была самая жёсткая милитаризированная глобализация, какая могла только быть. Но новое время диктует новые условия. В новом мире нет места агрессивному объединению. В мире, где финансовые пирамиды и банковские займы играют куда более важную роль, нежели слаженная многочисленная армия, агрессивное объединение ведётся иными способами.

Антиглобализм выбрал путь аскетической абстрагированности. Вечная оппозиция, реально неспособная что-нибудь изменить в порядке вещей.

Да, они борются за благородные идеи. Против денежной системы, коррупционной власти, против монополизации рынков и производств, за разумное употребление ресурсов, за чистоту экологии планеты. Они борются за то же всеобщее братство, одним из звеньев которого является глобализация. Но делают это по-подростковому радикально и бескомпромиссно.

Всё дело в том, что Мир, Свобода и Любовь не могут появиться на полях багрового цвета, того, который несли на знамёнах коммунисты вместе с их гениальной и утопической идеей. Идеей всеобщего равенства, братства, любви, свободы, мира. Те люди действительно хотели исправить мир к лучшему. Они пришли разрушать былые идеалы и возводить новые. И до сих пор не верится, что тот мир стал просто историей в школьном учебнике, просто сказкой, которой не суждено было сбыться.

А дело в том, что Мир, Свобода и Любовь не могут появляться на полях багрового цвета. Именно этого цвета — цвета революции. Мир, Любовь и Свобода требуют колоссальных усилий всего человечества и каждого человека в отдельности. Это естественный и длительный процесс.

Это эволюция, а не революция. Именно к эволюции должны стремиться антиглобалисты, чьи цели чисты и благородны, так же, как цели коммунистов из школьного учебника.

Обновлено 7.02.2010
Статья размещена на сайте 1.01.2010

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Комментарий удален
  • Эту эволюцию будут сдерживать и направлять по выгодному для них руслу те самые сытые и гладкие политики, а в стороне будут оставаться целые районы, где миллионы будут умирать от жажды и голода, и эти заплывшие жиром политиканы опять на счётах и по таблицам разъяснят вам, что всё это оправдано, неизбежно и лучше доверить свои судьбы им, этим раззолоченным святошам. Я вам советую хотя бы не повторять за ними их враньё - ведь сами они не испытывают ни в чём нужды, не знают голода и лишений, затем и рвутся во власть, а вовсе не из стремления кого-то там облагодетельствовать. Им наплевать на всех, в том числе на вас, им небезразличны лишь они сами, их ближайшие родственники и, может быть, любовницы.

  • Сергей Ткаченко, А нельзя ли этим товарищам предоставить территорию для реализации своих идей? Понятно, что она будет или в Сибири, или в континентальной части Австралии, или в джунглях . Заодно после этого эксперимента будет защищена куча диссертаций.

  • Глобализация естественный процесс и неизбежный. Кто выпадет из этого процесса, тот выпадет из цивилизации.