Александр Сорокин Мастер

Есть ли в России реабилитация после заключения? Часть 1

В наш просвещенный век уже никто не ставит клеймо каленым железом на лоб тем, кто однажды преступил закон. Однако, несмотря на это, существуют определенные трудности с социальной адаптацией освободившихся. Многое ли зависит от личности «оступившегося»?

Можно ли положиться на общество?

Уинстон Черчилль, премьер-министр Великобритании, считал, что «настроение и дух общества в отношении к вопросу о преступности и преступниках являются одним из самых надежных отражений уровня цивилизованности в любой стране».

В нашей стране странное отношение к людям, сидевшим в тюрьме. Поскольку за годы советского режима в ней отсидела значительная часть граждан, к бывшим зекам относятся почти любовно, с пониманием. Но это личное отношение граждан. Государство же всегда выражало недоверие (иногда переходящее в презрение) к тем, кто однажды преступил закон.

Но времена изменились. Сегодня уже многие частные предприниматели (ибо они, а не государство стали работодателями) зачастую не хотят брать на работу тех, кто имел проблемы с законом. А государство (в лице чиновников) все чаще стало говорить о гуманизме. Вот, например, экс-директор Федеральной службы исполнения наказаний Р Ф Юрий Калинин считал, что российские тюрьмы должны превратиться в центры социальной адаптации осужденных.

«Сегодня мы говорим, что тюрьма уже не должна звучать в традиционном смысле этого слова — как место, где люди только отбывают наказание. Тюрьма сегодня превращается, скорее, в социальный центр, в место адаптации человека, где он должен получить поддержку, здоровье, профессию и должен быть готовым к жизни на свободе», — заявил он на одной из пресс-конференций. Директор Федеральной службы также отметил, что уголовно-исполнительная система страны в целом должна стать более человечной.

Молодежный союз юристов РФ в качестве одного из направлений своей деятельности выбрал правовое просвещение граждан, отбывающих наказание в колониях общего режима. Данная организация считает, что подобное юридическое просвещение поможет «оступившимся» войти в современное общество.

В общем, «наверху» сейчас зарождается немало хороших начинаний и говорится много хороших слов. Так много, что даже до регионов доходит. Вот не так давно отстроили новый корпус саратовского СИЗО № 1, где стены выкрашены не в темно-зеленые и коричневые тона, а в оптимистические светлые, где камеры рассчитаны не на пятьдесят человек, а на пять-шесть. (Правда, сомнительно, что более чем 18 тысяч заключенных Саратовской области смогут ознакомиться с интерьером этого чудного здания хотя бы в виде экскурсии.)

Только тех, кто любит труд…

Если тюрьмы еще нескоро станут теми самыми местами социологической реабилитации и адаптации, то остается надеяться только на организации, встречающие вчерашних зеков на свободе. Не везде такие есть, но все-таки встречаются.

Реабилитационные центры помощи освобожденным в России появляются как грибы после дождя. И закрываются столь же быстро, потому как упорно бытует во властных и уголовно-исполнительных системах мнение, что они «зону кормят». Мнение оправдано, но лишь частично. Все-таки реальная помощь здесь людям оказывается. Как правило, зекам, пытающимся вернуться к нормальной жизни, и податься больше некуда.

Например, в 1996 году в Москве с участием бывших осужденных организован дом ночного пребывания (ДНП) «Люблино». Сначала задумывался он как ночлежка для бездомных, однако потом функций у него заметно прибавилось. В настоящее время действуют договоренности с предприятиями Москвы, куда бывших зеков берут на работу на договорной основе, предоставляя им весь социальный пакет, вплоть до поездок в санатории. У ДНП есть свой учебно-производственный центр и мастерская художественных промыслов.

Российская глубинка также может похвастаться опытом адаптации бывших осужденных. В начале 2005 года в Воронеже был организован реабилитационный центр «Назорей». На деньги спонсора-москвича центром был приобретен дом в деревне Вознесеновка, где планируется организовать фермерское хозяйство, обеспечивающее реабилитационный центр продуктами. Еще один воронежский жертвователь предоставил центру гусей. В пруду, расположенном рядом с приобретенным домом, планируется разводить карпов.

Похожие на «Люблино» функции имеет и саратовский центр «Бомж». Здесь могут получить место для ночлега и еду те, кто в ней нуждается. Благодаря действиям этого центра значительно снизилась смертность зимой среди тех, кто не имеет крыши над головой. И это не единственная «кормушка» в Саратове — при поддержке местной администрации на спонсорские деньги у автовокзала открылся пункт питания для малоимущих и нуждающихся. Правда, пока с социальной реабилитацией дела обстоят не так хорошо, как в Москве. Но главное, как говорил наш незабвенный генсек, «начить».

Продолжение следует…

Обновлено 21.04.2010
Статья размещена на сайте 11.02.2010

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: