Армен Ананян Профессионал

Пепел Ленинграда стучит в наши сердца?

Недавно в средней школе детишкам было задано сочинение, посвященное Великой Победе. И вот что написал мой племянник, текст привожу практически без изменений.

Меня зовут Давид, живу я в Ереване, мне 10 лет. Люблю рисовать, читать, особенно люблю читать сказки Андерсена. Обожаю мультфильмы: про Трансформеров, Рейнджеров, и про Людей Х, очень люблю Росомаху.

Сам не знаю почему, но дома мною постоянно недовольны — то мама, то бабушка. Очень злюсь, когда меня заставляют кушать. Я люблю пиццу, чипсы, мороженое, а мне предлагают совершенно другое. Чтобы я нагулял аппетит, бабушка водит меня в сад. Там мне очень нравится, потому что сад у нас очень красивый, и там я люблю играть. Однажды, когда я гулял с бабушкой, произошел случай, который меня сильно потряс. Об этом я и хочу рассказать.

Когда мы гуляли с бабушкой, я часто замечал одну очень старую бабуленьку, она была совсем худой, как бы высушенной, и у нее сильно дрожали руки, она еле-еле ходила. Все ее как-то сторонились, оглядывались, но смотреть на нее боялись, все почему-то прятали глаза. Все чувствовали себя как-то неловко и, как сказала моя бабушка — «хотели спрятаться под садовые скамейки».

Старушка подходила к прохожим и раздавала всем кусочки высушенного черного хлеба. Честно говоря, я побрезговал взять этот испорченный хлеб, но другие брали и благодарили ее, а потом тайком выбрасывали. Детей, которые брали хлеб, старушка нежно гладила по головке. Я как-то привык к ней и не обращал особого внимания. Я весь был занят своим новым Трансформером, когда вдруг она села рядом на скамейку. Мне сильно захотелось встать и убежать, но бабушка мне тихо сказала, что «неудобно, так как старушка может обидеться».

Они разговорились, и я узнал, что у этой бабушки было когда-то четыре сынишки, и все они умерли от голода в Ленинграде. Была тогда война, война эта называлась Великой Отечественной. Ленинград три года был окружен фашистами, есть было совсем-совсем нечего, и самые слабые умирали. Старушка посмотрела на меня и сказала, что старшему было столько же, сколько и мне. Потом добрые люди ее привезли в Ереван, и она осталась у родных, которые за ней ухаживали.

Затем она встала и ушла, но играть с игрушкой мне больше совсем не захотелось. Бабушка мне рассказала, что когда я родился, то и у нас в Армении также было очень сложно с хлебом, потому что нас окружали враги, и опять была война — в Карабахе. Многие бежали от резни и погромов, но многие сражались и отвоевывали свою Родину. Потом наступил мир, но немало взрослых погибло, поэтому так много крестов на нашем кладбище героев — Ераблур.

Когда я вернулся домой, я был очень зол, и весь свой гнев я сорвал на Трансформере. Мне больше не захотелось играть в войну, и я выбросил все свои автоматы и пистолеты. Я стал уважать хлеб, я понял его большую цену. Дедушка мне рассказал, как трудно хлеб выращивать, он многие годы работал в деревне — руководил большим районом.

Вчера я снова гулял с бабушкой в саду, но старушку не увидел. Дворник сказал нам, что старушка умерла, а я громко заплакал, и мне было совсем не стыдно своих слез. Когда мы возвращались домой, я заметил, что бабушка тоже тайком от меня вытирала глаза, которые были совсем красные.

Вот только одно я никак не могу понять, почему так много умных и серьезных дядей, которые нами руководят, не могут договориться и навсегда запретить войну.

Мне дедушка как-то сказал, что взрослые много денег получают из-за войны. Неужели эти деньги важнее детей?

Обновлено 9.05.2010
Статья размещена на сайте 6.04.2010

Комментарии (18):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: