Галя Константинова Грандмастер

Волоколамск. Как воевал «Город воинской славы»?

Наша память иногда напоминает братскую могилу: она общая память, это мы помним, но кто и почему конкретно в ней — часто просто не хотим вспоминать.

И все же хочется надеяться, что память о последней, пока еще самой страшной войне в истории человечества, останется нашей общей памятью. Тем, что объединяет всех нас, что бы с нами сейчас ни происходило, как бы мы друг к другу ни относились. Это общая память русских, украинцев, белорусов, поляков, евреев, татар, французов и американцев и немцев, итальянцев, японцев — вообще всех. Это память всего человечества, и гриф на ней стоит: такую память «хранить вечно».

Наше государство (не страна, а именно государство — Российская Федерация) — неторопливо. Оно знает, что его всегда и при любых обстоятельствах будут защищать, при этом по капельке выдает почести тем, кто их заслужил в боях. Даже если эти почести не имеют очень большой материальной составляющей.

«Человек без фамилии»

По привычке корреспондента я вынул записную книжку.

 — Простите, как пишется ваша фамилия?

Он ответил:

 — У меня нет фамилии.

Я изумился. Он сказал, что в переводе на русский Момыш-Улы означает сын Момыша.

 — Это мое отчество, — продолжал он. — Баурджан — имя. А фамилии нет.

(А. Бек. «Волоколамское шоссе»).

Бауыржан Момыш-улы — один из героев грандиозной битвы за Москву. Родом казах, профессиональный военный (потом — и писатель), прославился не просто героизмом, но очень толково и по-военному грамотно проведенными боями. Звание Героя Советского Союза он должен был получить еще в 1942 году, когда и был к нему представлен. Однако получил только через полвека, посмертно… Непонятно — почему, тем более, что не погиб, прожил долгую жизнь и был известен.

Бауыржан Момыш-улы — Человек «без фамилии» — один из главных героев книги Александра Бека «Волоколамское шоссе». Эту книгу, говорят, изучают до сих пор в военных академиях всего мира.

Город Волоколамск, в окрестностях которого разворачивались жесточайшие бои (и до сих пор там немало братских могил), только в этом году получил звание «Города воинской славы».

Город с именем

Волоколамск старше Москвы, правда, всего на несколько лет (датируется 1135 годом). По названию города ясно, какую важную роль он играл в самые ранние времена: раньше суда приходилось тащить сухим путем — от реке к реке, волоча, «волоком». Один новгородский волок между балтийским и волжским бассейнами остался в названии Вышнего Волочка, другой — Волок Ламский, остался в названии Волоколамска. А в целом, это была самая обычная мировая практика — тащить непомерный груз по земле.

«Волокут волоком», Н.К. Рерих. Музей Николая Рериха, США. Нью-Йорк Такой важный торговый путь не мог остаться без попыток прибрать его к рукам или разорить. В силу чего Волок Ламский разорялся и сжигался как своими (владимирскими, тверскими князьями), так и пришлыми (Батыем, ханом Дюденем).

Вид на кремль Этот город в 120 километрах от Москвы все отстраивался, передавался из рук в руки, даже делился (на две половины — между Новгородом и Киевом), при этом умудрялся отбиваться от внешних врагов (героически отбились от литовского князя Ольгерда, от войск Тохтамыша). Но тогда тем более званий не раздавали, хотя повоевать и дальше пришлось крепко: уже во времена Смуты отбились от короля Сигизмунда.

Это довольно обычная история подмосковного города. Маленький город со своими уникальными достопримечательностями — свой кремль, Воскресенский и Никольский соборы (последний построен как памятник погибшим в Крымской войне), церкви.

Храм Покрова Пресвятой Богородицы Неподалеку — действующий Иосифо-Волоцкий монастырь со своей интереснейшей историей (там были заточены Максим Грек, царь Василий Шуйский), там захоронены Малюта Скуратов и теща А. Пушкина (Наталья Ивановна Гончарова). После революции в монастыре был детский дом, во время войны в нем стояли сначала части Красной Армии, потом германские войска, которых долго оттуда выбивали.

Иосифо-Волоцкий монастырь Стараясь говорить медленно и очень внятно, Бозжанов стал расспрашивать о планах немецкого командования. Пленный не сразу понял. Уловив наконец смысл вопроса, он сказал, коверкая русские названия:

 — Завтракать — Вольоколямск, ужинать — Москау.

(А. Бек. «Волоколамское шоссе»).

Да, планы у немецкого командования были вполне четкие. Утром — завтрак в Волоколамске, ужин уже в Москве, и ни мысли, что на подступах к Москве их может задержать одна спешно сформированная дивизия, которая потом стала называться — Панфиловской.

И.В. Панфилов — командир 316-й стрелковой дивизии, прославленной тяжёлыми оборонительными боями на Волоколамском направлении. И сам погибший в ноябре 1941 года там же, в Волоколамском районе, от осколков минометной мины.

По поводу «28 панфиловцев» сейчас много спекуляций, возможно, все это, действительно, миф. Но массовый героизм всех бойцов этой дивизии не подвергается никакому сомнению. И тогда не подвергался — как только эту дивизию не называли немцы, даже «дикой».

Мемориал в Волоколамске И не будучи военным историком, нетрудно догадаться, что это был за всеобщий подвиг: сначала сдержать натиск двух танковых дивизий противника, затем остановить наступление трех дивизий!

Пусть посмертно, через 50 лет, но Бауыржан Момыш-улы стал Героем Советского Союза. Хотя СССР уже не существовало. Пусть запоздало, через 65 лет, но город Волоколамск принял почетное звание «Города воинской славы». И пусть сейчас мы подумаем о том, что нас объединяет, а не разъединяет. И объединяет навсегда — это общая память.

Обновлено 14.10.2017
Статья размещена на сайте 4.05.2010

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: