Сергей Денисевич Грандмастер

Как стать космонавтом? 7. За тех, кто летает!

Даже удачная посадка — нелегкое дело. Дважды неудачно приземлялся Волынов. В 1969-м году он едва не погиб при возвращении на Землю. От спускаемого аппарата не отделился приборный отсек, из-за чего капсула с Волыновым внутри понеслась сквозь атмосферу не теплозащитным экраном, а люком вперед.

Волынов, понимая, что сгорит или разобьется, надиктовывал на пленку происходящее, чтобы потом кто-нибудь смог проанализировать аварию. К счастью, на высоте около 80 километров от перегрева взорвались баки приборного отсека. Тот отделился, сработал парашют.

Поздновато. Он не до конца погасил сумасшедшую скорость падения. От удара у космонавта вылетело четыре зуба. После этого Волынова на семь лет отстранили от полетов, и вот, опять неудачная посадка…

Пороховые двигатели мягкой посадки срабатывают примерно за метр до поверхности земли. Но капсула раскачалась на стропах парашюта, двигатель сработал на максимуме амплитуды и отшвырнул капсулу под углом к поверхности Земли.

Описав в воздухе дугу, она грохнулась за семь метров крышкой люка, отскочила, пролетела еще три метра, снова и снова подскочила… У Волынова от удара лопнул шнур от шлемофона.

Нелегкое приземление выпало на долю экипажа корабля «Восход-2» с космонавтами Беляевым и Леоновым на борту. Они еле вписались в посадочный коридор, спуск был практически неуправляемым.

Опустились они посреди тайги, сломав несколько деревьев, зарылись в глубокий снег. Они понятия не имели, где находятся, а Центр управления полетом не знал, где их искать. Несколько дней они просидели в тайге, в 180 километрах от Перми. Наконец космонавтов обнаружили с вертолетов, но добраться до них оказалось возможным только на лыжах.

Даже после удачной посадки космонавтов ждут на Земле испытания. В невесомости происходит повышенный отток кальция из организма. Если космонавт сломает в космосе руку или ногу, то кость долго не будет срастаться. Во время продолжительных полетов в невесомости атрофируются мышцы. Космонавты теряют возможность самостоятельно передвигаться.

Николаев и Севастьянов после 17 суток полета на корабле «Союз-9» чувствовали себя так плохо, что большинство советских ученых пришли к выводу о невозможности длительных космических полетов.
Но наука не стоит на месте. Разработаны специальные режимы пребывания космонавтов на борту орбитальных станций, и послеполетная адаптация проходит сейчас намного легче.

Что же заставляет этих отважных людей рваться в космос, подвергаться смертельному риску, гореть, тонуть, задыхаться? А что заставляло их предшественников открывать новые материки, пересекать пустыни, лететь через полюс в Америку?

Видимо, прав был Горький: рожденный летать ползать не захочет. Вот поэтому и летают в космос. Правы и космические туристы, заплатив миллионы за самое крутое приключение в жизни, за свою мечту.

Пожелаем же всем космонавтам, и нашим, и не нашим, светло отметить День Космонавтики, легких им взлетов и мягких посадок, надежных стыковок и верных друзей на орбите. Поднимите за них бокалы, они это заслужили.

Обновлено 6.01.2009
Статья размещена на сайте 12.02.2007

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: