Галя Константинова Грандмастер

Кто такие «Мы»? Здесь и далее везде

«Я? Что значит Я? Я бывают разные»
(философские разглагольствования Кролика из «Винни-Пуха»).

И Кролик был прав, Я бывают разные.

Что же тогда делать с понятием «Мы»? Кто такие эти «Мы»?

Когда мы глядим друг на друга, два разных мира отражаются в зрачках наших глаз. (М. Бахтин)

Встречала здесь, на сайте: я жил (а) раньше в прекрасной стране, у меня была замечательная родина.

Я верю. Потому что Я, а не Мы. Человек верит своему Я, тому, что чувствовал, что помнит. Как понимает и воспринимает свое прошлое, то самое ценное, что было в его жизни, все самое хорошее, что он пережил. Будущее, в которое он верил.

Я бывают такие разные... Когда встречаю здесь же: я жил (а) раньше в ужасном государстве, стране рабов, — тоже верю. Потому что сам человек в это верит, он помнит свое восприятие, свою личную ойкумену, в которой его не покидало чувство удушливого лицемерия и недоступности каких-то элементарных для любой другой страны возможностей.

Вот когда говорят «Мы жили», хочется спросить — кто именно из «Мы»? Которые в одну ногу, или те, кто невпопад, или просто спотыкаясь, потому что шаг другой, скорость своя, по сторонам тоже что-то глаз цепляет-отвлекает — где эти Мы в стройных рядах? По крайней мере — в мирные десятилетия?

Тем не менее, общественное или коллективное «Мы» должно быть. Не говоря уже о страшных периодах войн и катаклизмов, даже в более-менее спокойное время существуют некие «Мы». Но «Мы» тоже оказываются разные.

В ногу или нет? Как круги, заходящие друг в друга. Как векторы, периодически встречающиеся в самых неожиданных точках. Но что же мы имеем в виду под «Нами»? Очень много путаницы происходит из «Мы».

«Мы» бываем те, кто вместе или рядом живет. Самые главные «Мы» — это прежде всего семья, как ни банально звучит.

Правда, тут тоже возникает масса тем для бесконечных обсуждений в соответствующих журналах, разговорах с друзьями-подругами и так далее. Вдаваться в «Мы» семьи — бездонная тема, пусть она такой и остается. Но семья, если она состоялась, — это подлинное «Мы».

Вот все остальные «Мы» в данный исторический момент зыбки и сейчас рушатся прямо на глазах. Поэтому у многих людей Мы-Семья осталось единственным моментом самоидентификации. Все остальные «Мы» неустойчивы, а часто — фальшивы. Хорошо, когда есть Мы-Друзья, вот и еще одна точка опоры в очень непростой жизни.

Но у людей существует глубокая потребность в укрупнении «Мы», в принадлежности к какой-то более широкой общности.

Иные «Мы» крепко связано по национальному признаку, но этой проблематики касаются столь многие, что саму тему замусолили. Однако тема вечная.

И даже «Мы — из одной страны» (или постсоветского пространства) работает: в глубоком зарубежье часто узнаем друг друга влет, до произнесения слов на знакомых языках.

Мы есть? «Да, это была торжественная литургия Единому Государству, воспоминание о крестных днях — годах Двухсотлетней Войны, величественный праздник победы всех над одним, суммы над единицей…» (Е. Замятин, роман «Мы», 1920 год).

«Мы» — часто предмет спекуляций и своего интереса, вспомним знаменитое «Мы пахали».

«Мы» — часто способ манипуляций. От политики до моды на солнечные очки или наручные часы. Когда тебе говорят «Мы» — понимаешь, что от тебя чего-то ждут или даже требуют. Мы — граждане (сознательные), мы — христиане (или нет), мы — цивилизованные люди (значит, есть масса табу), наконец, мы — коллектив (значит, нужно больше работать и меньше получать). Кто ощущает всей кожицей натужность этого «Мы», тот подозревает, что речь идет о чьих-то скрытых планах в отношении его самого. Еще хуже, когда он слышит лозунг: «Кто не с Нами, тот против Нас».

Но когда остро ощущается, что Мы — это реальные Мы, значит, речь идет о подлинном чувстве и подлинном единении. Будь то граждане, будь то христиане (или нет), будь то коллектив.

Мы бываем те, кто чувствует одинаково (насколько это возможно, конечно). И есть огромное Мы — это те, кто связан одной общей культурой в широком смысле этого слова. (Знаю, что слово Культура — одно из самых скучных на свете).

Но культура — это почти все. Но и внутри общей культуры «Мы» разные.

Мы в культуре — и то, что мы едим (но и тогда мы включены в различные национальные кухни и семейные традиции, а также разделяемся по экономической составляющей и тому, что можем позволить себе купить).

Мы в культуре — и то, какая музыка звучит из машин (при условии открытых окон). А ведь все разное звучит из проносящихся автомобилей. И книжки разные читаются, и фильмы разные смотрятся. Даже убеждения у людей разные (если есть вообще).

Эти примеры из серии: «Мы» бывают разные. Но понятие «Мы» остается, значит, нас многое объединяет. Однако здесь сразу же возникает парадокс: Мы бываем часто только тогда, когда есть Не-Мы, Остальные или Иные. Те, кому мы себя противопоставляем. Мы — Строители Коммунизма, и Иные — Инакомыслящие-отщепенцы-диссиденты (и наоборот, Мы — Все Правильно Понимающие Борцы за свободу, и Иные — ни черта ни в чем не смыслящие Совки).

Или: Мы — Простые Люди и Иные — Власть или просто Имущие. Как будто у нас наследуемая монархия и во власти оказываются не из «гущи народа». Инопланетяне тогда, что ли? То же самое с Новыми и Неновыми русскими.

Как вариант: Мы — Созидатели великой культуры, и Иные — Разрушители. Варианты: Дикие, Нецивилизованные и все прочие слова из живого русского языка. И наоборот: у Нас-то все в ажуре, это от Вас культура бежит сломя голову (а про бытовую и вовсе умолчим).

(Неудивительно, что даже в узких и весьма специфических сообществах, вроде тюрем, есть подразделения на Мы и Иные — воры, мужики и прочая уголовная иерархия).

Или: Мы — Высоколобые и Яйцеголовые, или утонченные истинные ценители чего-нибудь, соответственно, Иные — От Сохи. И наоборот: Мы — Соль Земли, а Иные — Дармоеды, считающие себя Умниками.

Или: Мы — Нормальные Мужики, а Иные — Оголтелые Феминистки. Наоборот: Мы — Женщины-Ваши-Величества, а Все Мужики — сво…

«Человек с человеком испокон веку ведут монолог» (С. Лец).

Мы и так естественным образом разделены: национально, границами, поколениями, мировоззренчески. Но нас еще и искусственно разделяют («Разделяй и властвуй»). Да Мы и сами любим друг друга разделить, запихав всех в некие категории. С научной точки зрения разделение необходимо — в социологии, психологии, иначе невозможна никакая классификация вообще.

Но мы-то зачем часто без нужды друг друга «определяем»? И неужели так трудно найти точки соприкосновения с другими? Обрести свое «Мы», и даже не одно?

Мы — это общая память, которой мы дорожим. И здесь мы едины. Чего стоит последняя страшная война, память о которой живет в генах, потому что затронуло всех.

Мы — это те, кто небезразличен друг другу. Или к каким-то проблемам. Даже если смотрим на проблему по-разному и охрипло спорим до словесных тумаков. Но без элементарного интереса к другим «Я» или «Мы» никакой диалог невозможен вообще. Желательно без всплесков агрессии, мордобоя или назидательности и поучений, как жить.

Мы — это те, кто способен к сопереживанию и сочувствию. Иначе даже без Я останемся.

Мы — это те, кто способен любить.

Мы — это те, кто умет получать удовольствие от общения с другими людьми. Кто сам ищет возможности общения. В том числе и в виртуальном пространстве, на сайтах.

Да, Мы бывают разные. Но Мы нужно беречь, «чтоб не пропасть по одиночке». И хорошо, когда у человека несколько Мы.

Кстати, Нас всех еще объединяет то, что уши есть у каждого — у Нас и у Всех Остальных. Значит, при желании мы можем друг друга услышать.

А главное, Мы — это не только прошлое. Но и будущее, я надеюсь. Иначе Нам нельзя. Оставаясь разными — остаться общностью.

Обновлено 14.10.2010
Статья размещена на сайте 2.10.2010

Комментарии (21):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: