Галя Константинова Грандмастер

Копенгаген. Есть ли у города «язвы», а у жителей - свои законы?

Дания, как известно, — королевство. Но более демократичное королевство трудно сразу припомнить. Там и революций никогда никаких не было, не говоря уже о гражданских войнах. Попросили люди однажды конституцию — король сразу ее своим подданным дал.

Все население страны — в три раза меньше, чем в одной Москве. Государственная религия — лютеранство.

Такое впечатление, что монархия там скромнее, чем «новая буржуазия» у нас. Намного скромнее, несравнимо.

Есть в Копенгагене и свои «язвы». В самом центре располагаются несколько бомжей. Такое впечатление, что в некотором роде это «образцово-показательные» бомжи, чтобы все было, «как у людей». Никто их из центра не гонит. А вне центра их и нет.

Есть и Христиания. Хоть тема и несколько щекотливая, но не сказать о ней нельзя.

Христиания

Христиания — некое государство в государстве. Полулегальное, частично самоуправляемое образование в датской столице. Там даже есть постоянное население — порядка 800−1000 человек. Там действуют свои законы и правила. И там стоит тяжелый дух наркотиков.

А история Христиании весьма любопытна. Это бывший городок хиппи. Когда-то их коммуна незаконно вселилась в военные казармы (и эти укрепления были построены когда-то Кристианом Четвертым), мамы с детьми требовали там зеленых площадок для детских игр, анархисты вели свои беседы, непризнанные художники и по сей день выставляют свои творения, театральная труппа ставит спектакли, кто-то просто медитирует. У Христиании есть свой гимн и флаг.

Христиания С тех пор, как были сломаны ограждения казарм, прошло 40 лет. Многих тех хиппи уже нет. И потомки других занялись своей жизнью вне Христиании. Но Христиания живет, каждый вечер туда устремляются рои велосипедистов с понятной целью. Есть и приезжающие на такси. Полиция с переменным успехом борется с торговлей гашишем, но кардинальных мер сейчас не принимают. Предыдущие предпринятые меры вызвали сильные волнения. Парадокс, но с тяжелыми наркотиками жители Христиании боролись совместно с полицией…

Что дальше датское правительство будет делать со злачным местом — непонятно. В демократической стране (сиречь, — королевстве?) невозможно взять и уничтожить, сломать дома бульдозерами и посадить всех причастных. Но проблему так или иначе пытаются решить.

Город, горожане и Законы Янте

В целом Копенгаген производит очень хорошее впечатление. И по самому городу можно почувствовать, чем и как живут его жители.

Навскидку о национальном характере судить-рядить невозможно. О национальном характере можно судить, только прожив где-то с десяток лет, в гуще людей. Испив с ними не одну чашку чая (кофе, горячего шоколада, шнапса или рисовой водки). Пережив хоть один раз совместную радость или беду. Поговорив о важном и о пустяках. Осознав местные традиции, впитав частичку чужой культуры. Прочитав хотя бы несколько книг, наконец.

Но какие-то вещи можно уловить, не делая выводов — просто почувствовать. И говорить «за всю Данию» нельзя, но возможно поделиться некоторыми впечатлениями о жителях Копенгагена.

Уличная сценка Первое (второе, третье) впечатление — исключительная доброжелательность горожан. Всегда — ответы на все вопросы, не просто вежливо, но и с улыбкой. Готовность помочь, если это не задевает каких-то важных интересов.

Житель Копенгагена Машины по улицам ездят хорошие, но все же не представительского класса, каких много в Москве. Да и не главный это транспорт, главный — велосипед. Одежда — настолько проста и органична, что радуешься, что можно вот так — думать только об удобстве. Главный принцип: «из-под пятницы суббота», то есть многослойная одежда, из-под курточек торчат джемпера, из-под того джемпера — рубашка. Джинсики или леггинсы. Крепкие ботинки или кроссовки. Все, что людям нужно — чтобы не продуло с воды, чтобы было удобно. И не выделяться.

Не выделяться — основное. Это, похоже, моральный кодекс датчанина. Вот эти законы вкратце, эти заповеди, над которыми можно посмеяться, с которыми можно поспорить, но они позволяют людям спокойно и достойно сосуществовать:

«Ты не должен обманываться, будто ты лучше всех нас»;
«Ты должен верить, что каждый что-то собой представляет»;
«Ты должен верить, что каждый так же важен, как и любой другой»;
«Может быть, ты и поумнее некоторых, но это еще не значит, что ты лучше их»;
«Ты должен верить, что любой человек так же хорош, как и ты»;
«Ты должен верить, что каждый человек знает что-то, что стоит знать»;
«Ты должен думать о каждом человеке как о равном тебе»;
«Ты должен верить, что каждый человек может что-то сделать хорошо»;
«Ты не должен смеяться над другими»;
«Ты должен думать, что всякий человек заслуживает заботы и внимания»;
«Ты можешь у каждого чему-нибудь научиться».

Эти «законы» (Janteloven) были описаны датским писателем Акселем Сандемосе в книге «Беглец пересекает свои следы» и были поданы там с усмешкой. Можно, конечно, расценить это как «бюргерскую» философию обыденной жизни, однако, когда часто на родине видишь претенциозность, помпу, выражение собственной значительности, начинаешь скучать по таким простым вещам.

Кафе в Новой Гавани Если в Москве среди многих людей еще действует девиз: «Понты дороже денег», то датский жизненный девиз можно сформулировать просто как Анти-Понты. Скромность во всем. Пусть все небольшое по размеру (даже столики в кафе строгих одинаковых размеров), пусть нет шикарных ресторанов, да и еда не самая вкусная в мире.

Он, Она и Велосипед Пусть женщина одета так, как ей удобно в этом непростом климате, и пусть «безо всяких макияжей». И в семье мужчина не надувает щек от осознания своей значимости, а спокойно встает к плите или раковине — помыть посуду.

При всем том — по-моему, они все счастливы. Датчан эта жизненная модель вполне устраивает.

Нам такими не быть — другой менталитет, как говорится. Но Россия и Дания — соседи по Балтике. И мы никогда не воевали друг с другом.

Обновлено 21.07.2015
Статья размещена на сайте 14.10.2010

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: