Константин Кучер Грандмастер

Есть ли шахтеры в Шопроне?

Долго не мог понять, почему Шопрон, в котором и был-то… Меньше месяца! Почему этот венгерский город Западно-Задунайского края так надолго остался у меня в памяти? Долго не мог понять. А потом вдруг раз — и как выключателем кто щелкнул, осветил бывшее до того темным помещение, и все находящие в нём предметы стали не только узнаваемыми, но и понятными.

Родство шахтерских душ. Может, именно оно так и тянет меня к Шопрону? Нет, этот город, конечно, не Воркута . Но шахтерские корни есть и у него. Вернее, у небольшого поселка Бреннбергбаня, что всего в 12 километрах от Шопрона.

Название этого населенного пункта сложное и складывается из двух составных частей. Немецкой — Brennberg — «горящая гора». И венгерской — banya, что в переводе означает «шахта».

По поводу возникновения этого топонима, есть интересная легенда.

Мол, когда-то давным-давно, ещё в середине XVIII века, выжигали по окрестным лесам древесный уголь для шопронского ремесленного цеха кузнецов. И делали это по традиционной для всего мира технологии, в основе которой лежит процесс пиролиза — сухой перегонки древесины, которая при нагревании её до 450 градусов разлагается на газообразные, жидкие и твердые составляющие. Последняя — это и есть тот древесный уголь, в котором тогда так нуждались шопронские кузнецы. Правда, чтобы получился именно он, а не какая-то бяка типа золы, нагревать древесину нужно без доступа воздуха.

Для этого предварительно заготовленные дрова выкладывали в специальные углевыжигательные кучи с сужающимся наподобие купола верхом. Если посмотреть издали — очень похоже на стога с сеном. Только очень большие. Представьте, например, стог, в который уложены три-четыре сотни (!) кубометров дров, что по итогу должны превратиться в древесный уголь.

Да это не стог получается, а самая настоящая гора. Её надо обложить дерном (без доступа воздуха чтобы!) и поджечь аккуратненько. А когда суток через 20−30 куча переуглится — дерн откинуть, кучу разобрать, да и отвезти готовый продукт потребителю.

Шопронские углежоги так и делали. Рубили, складывали, обкладывали, поджигали, контролировали процесс. Потом разбирали, сортировали, отвозили в Шопрон и получали от тамошних кузнецов денежки.

И как-то раз, году этак в 1753-м, сделали всё, как обычно. Нарубили, сложили, подожгли… Стали ходить вокруг кучи. Процесс контролировать. А она… Ну, как сбесилась. Не гаснет эта стог-гора и всё тут! Горит и горит. Да ещё и какие-то «черные тлеющие светящиеся камни» в ней появились.

Углежоги и доложили по инстанции. Фигня, мол, тут у нас какая-то, а совсем не древесный уголь. Инстанция их доклад ещё выше переправила. А уже там, на самом верху, кто-то из больших начальников заинтересовался необычным явлением. Заинтересовался, да и приказал проверить его природу. С чего гора у углежогов горит, когда по всем правилам давно погаснуть должна?!

Так было открыто это месторождение. И уже в 1759 году на нём заработала первая в Венгрии угольная шахта.

Шопрон, которому она принадлежала, в те времена был вольным королевским городом. А значит, не только напрямую подчинялся короне, но и имел определенные налоговые послабления. Соответственно, добыча угля была выгодным делом, приносящим арендаторам месторождения хороший доход. Вот и потянулись в эти места в поисках работы австрийские и немецкие шахтеры. Да не одни. А, как правило, вместе с семьями. Которым вообще-то где-то жить надо.

И рядом с производственными зданиями и сооружениями начали потихоньку подрастать жилые и хозяйственные постройки, сформировавшиеся через какое-то время в небольшой посёлок. Который в 1793 году уже официально стал называться Бреннбергбаня. Шахта на горящей горе.

Поселок и сегодня стоит, никуда не делся. А вот шахт в его округе уже нет.

За два столетия эксплуатации вырубили почти весь уголь, что лежал в шопронских недрах. И уже к середине прошлого века добыча угля в этих местах стала нерентабельной. В 1953 году уехали из Бреннбергбани последние горные специалисты. А ещё через шесть лет, в декабре 1959 года, было принято решение об окончательной консервации месторождения и закрытии шахт.

Так что нет нынче шахтеров в Шопроне. Но остались в Бреннбергбане их потомки. И до сих пор не выветрился из этих мест живой шахтерский дух.

В Воркуте, перед тем, как начать какую свару, обязательно надо было кинуть прямо в физиономию неприятной и противной тебе личности про то, что «шахтер Богу не родня, его бойся, как огня!». Примерно так же поступают и на Донбассе. Да, наверное, и в любых других шахтерских местах.

И венгры здесь не исключение. Ну, кто, кроме шахтеров, отрицающих свое родство с Господом, может разместить под одной крышей и церковь, и корчму? В Божьем доме, да не богоугодное дело! Наверное, никто. Только они, шахтеры.

Да даже не «наверное». А совершенно точно. В 1928−30 гг. в Бреннбергбане построили католическую церковь. Так, ничего особенного. Кирха, как кирха. И сегодня она не представляет никакой особой ценности. Ни исторической, ни архитектурной.

И название хорошо просматривается. Правее креста И всё-таки это единственное в своём роде культовое сооружение. Второго такого — хоть всю Европу обыщи! Навряд ли где удастся найти здание, в котором под одной крышей и церковь, и корчма. Питейное заведение, осененное крестом. Нигде больше такого нет. А в Бреннбергбане — пожалуйста. Вот, правее креста, и название хорошо просматривается. «Bаnyаsz pince» — «Шахтерский погребок».

И сегодня многие из тех, кто по той или иной причине попадает в Шопрон, не считают для себя в тягость сделать небольшой крюк и заехать в Бреннбергбаню, посмотреть на это чудо-здание. А если сложится, то и зайти, перекусить чего, выпить и оставить форинт-другой в заведении. На радость его владельцу и казначею местной администрации.

А ещё в поселке есть маленький музей шахтерской славы и стоящая отдельно от церкви небольшая звонница. Их тоже можно посетить. Посмотреть, сфотографировать. Узнать для себя что-то новое и интересное.

Но, как мне кажется, не это главное.

Халмер-Ю, один из поселков воркутинского угольного месторождения, закрыли почти на полвека позже, чем шахту в Бреннбергбане. Кому интересно, может с помощью поисковика найти и посмотреть в Интернете фотографии заброшенных кирпичных и панельных коробок, в которых когда-то жили люди. А сейчас они смотрят на нас с любительских снимков пустыми глазницами выбитых окон. В их подъездах ещё висят почтовые ящики, но в них уже никто и никогда не опустит почтовую корреспонденцию, которой нет. Как нет и учеников в ещё неплохо сохранившемся здании школы. А по вечерам бывшему поселковому Дому культуры некого ждать на танцы или в кружок юных филателистов.

Закрыли в Халмер-Ю шахту. И умер поселок.

А Бреннбергбаня — живет. Хотя никакого производства в ней нет.

Или вот такие слеты трактористов Но думает местное начальство о родном для него поселке. Старается. Летом, осенью организует разные праздники. Или вот такие слеты венгерских и австрийских трактористов.

И приезжают люди в Бреннбергбаню. Празднуют, веселятся, ходят в музей, изумляются такому чуду, как церковь-корчма. Тратят какие-то, пусть и небольшие деньги на еду, питьё, незамысловатые сувениры. Один человек, другой, десятый. А по итогу — несколько маленьких денежных ручейков сливаются в небольшую финансовую речку. Из которой, да по уму, — всем напиться хватит. В Бреннбергбане даже духовой шахтерский оркестр из 35 человек есть.

А в Халмер-Ю — только пустые коробки брошенных людьми зданий…

Обновлено 4.12.2010
Статья размещена на сайте 18.11.2010

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Комментарий скрыт
    • Вот, Екатерина - http://uznaika.com/main/1720-o-chem-molchit-xalmer-yu.html
      Здесь, - в развитие темы. О том, что симптом Халмер-Ю - не мелочь. К сожалению, материал получился довольно эмоциональный. Тяжело, согласитесь, сдержать эмоции, когда твоё, родное, да ракетами класса "воздух-земля".
      Поэтому, с большой вероятность неформатное для Школы пришлось разместить в другом месте.
      Но, надеюсь, что эта ссылка не нарушает правил сайта. Она ведь:
      а) не коммерческая,
      б) в развитие обсуждаемой темы.

  • Комментарий скрыт
  • Хороший рассказ, и легенда интереснаяю. Но непонятно, как в куче среди дров оказлся уголь, находящийся в недрах.

    • Скорее всего, всё, что тогда случилось - исключительно дело случая.
      Для того, чтобы всё произошло так, как это описанно в легенде, угольный пласт должен был подходить очень близко к поверхности земли. По сути - выходить на поверхность. А то, что такое бывает и маркшейдеры, и геологи знают.
      Т. е. пласт выходил на поверхность. И вот этот, выходивший на поверхность угольный пласт, загорелся от зажженных углежогами дров.
      Дальше. Для того, чтобы процесс горения был непрерывным к очагу горения непрерывно должен поступать воздух. Т. е., как говорят печники, должна была быть "тяга". А чтобы долгое время горело несколько сотен кубометров тяга должна быть сильной и устойчивой.
      Думаю, именно она и перемешала отдельные элементы верхнего слоя горящего угольного пласта и нижний участок прогоревших дров, заложеных в кучу.