Любава Малышева Мастер

Что мы знаем о людях, открывших Северный и Южный полюса Земли? Руал Амундсен

Руал Амундсен начинает свою книгу занятно.

Узнав, что Северный полюс открыт, он решает покорить Южный. Амундсен уверен в победе и умудряется до последних минут сохранять цель экспедиции в тайне даже от команды. Что уж говорить о спонсорах поездки.

Норвежец — полная противоположность Роберту Пири. Силу экспедиции он видит не в сильном лидере, но в сплоченном и дискутирующем коллективе, потому он весьма скромен и относится к себе с юмором. На собраниях он выслушивает мнение каждого члена команды. И каждый участник похода будет воспет командиром.

Норвежская экспедиция действует совершенно в скандинавском стиле. Полярники берут с собой дом и загружают на корабль снаряжения на 5 лет похода. Современникам Амундсена клеёнка на столе кажется роскошью. Однако на столе в доме во Фрамхейме будет лежать клеёнка, а пол будет устлан линолеумом. Рассказчик будет часто срываться на описание роскошных трапез и прекрасно обустроенных обиталищ.

Кажется, что вся Норвегия сплотилась, снаряжая своих сынов в путь: Амундсен упоминает поименно и в превосходных степенях всех скорняков и булочников, всех аптекарей и кладовщиков, продавцов магазинов и армейских начальников — в общем, не забывает никого, кто принес хоть что-то для корабля «Фрам». И в финале возвращает поставщикам образцы продукции, побывавшей на полюсе.

Национальный дух прямо-таки витает на каждой странице книги — от норвежских флагов на фото и почтительных абзацев о королевской семье до бытовых споров о ландсмоле. Одна из песен, сочиненных на полюсе, содержит такие строки: «Дьявольский был в то время мороз, мы отморозили пятки и нос. Но я говорю: это ради отечества, мы нос отморозили ради отечества». Последние две строки — рефрен пяти куплетов. Во всех пяти герои пьют, едят, покоряют льды. Всё — ради отечества.

Почтительно отнесясь к опыту предыдущих путешественников, норвежцы не могут поверить, что лыжи не будут скользить в Антарктиде. И у них, как это ни смешно, лыжи скользят. В финале лыжню прокладывает уроженец Телемарка.

Норвежцы везут с собой сотню собак, которые не только не гибнут в теплых широтах, но еще и размножаются. Посетив полюс с Руалом, часть собак переходит к следующему путешественнику.

Конкурирующая полярная экспедиция Скотта едет на пони. Это, в общем, вызывает большее недоумение, чем перебрасывание собак с одного полюса на другой.

Пири усовершенствовал сани. Норвежцы усовершенствуют упряжку и собственную амуницию.

Безжалостное отношение к собакам, утилитарность во всём — даже в ракурсе обстоятельств осознается с трудом. Становятся психологически понятны случаи каннибализма у путешественников из цивилизованного мира. Нет, норвежцы не поедают друг друга, у них более чем достаточно еды, но создается ощущение, что в случае чего они, вздохнув, съели бы и друг друга.

Герою всегда приходится делать выбор — либо быть первопроходцем и победителем, либо блюсти общепринятые границы нормы и ничего не достичь. Всё, что идёт к полюсу, становится одним телом, общей органической массой, пластическим белковым материалом, подчиненным достижению цели. Теряет значение духовность, ценность жизни, имеет смысл лишь преодоление.

Норвежцам не нужен ничей опыт. Они не руководствуются опытом эскимосов. Они не строят иглу и яранг. Они создают традиционные норвежские жилища в снегу вокруг своего деревянного дома. Подснежный городок простоит потом чуть ли не двадцать лет, после чего льдина с ним всё-таки отколется.

Пири поддерживает Америка и президент Рузвельт? Хо-хо, у Амундсена есть король Хакон седьмой, народ и сам Нансен. Даже корабль «Фрам» овеян легендами — ведь раньше на нем плавал великий Фритьоф!

Амундсен описывает большую часть своих собак подробнее, чем Пири — своих товарищей. Но с той же трезвостью и непредвзятостью Амундсен говорит о убийстве собак при необходимости. Некоторых собак Амундсена называют в честь исследователей-полярников: упоминаются псы Кук, Фритьоф, Пири. («Пири у нас тоже был».)

В отличие от Пири, Амундсен говорит не о физических страданиях, а о лёгкости, с которой норвежцы преодолевают все сложнейшие преграды, о пиках воодушевления. Что-то есть в этом от летописца принца Флоризеля.

Пири и переводчик мемуаров Пири лучше владеют словом. Книга Амундсена кажется вырванной из контекста, сумбурна, композиционно слабее. К концу кажется, что норвежцу просто надоело писать и он забросил рукопись подальше.

Найти и прочесть книги можно в Сети. Приятного чтения!

Обновлено 29.07.2015
Статья размещена на сайте 18.04.2011

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: