Константин Кучер Грандмастер

С чего начинается Петрозаводск?

Театр, как известно, начинается с вешалки. А вот город? Или любой другой крупный населенный пункт. С чего у нас начинается первое знакомство с ними? В большинстве случаев… С вокзала! Да и как иначе? До них ведь, этих населенных пунктов, как-то добраться надо.

Олени, понятное дело, значительно лучше самолетов, пароходов, паровозов, но… Где они в том же самом Петрозаводске? Вот в Воркуте — да, есть. А в столице Карелии… Ау-у-у! Кричи — не кричи, всё — без толку. Не было, нет, да и не будет, наверное. Хоть и север, но не климат оленям здесь.

Поэтому тот, кто приезжает в Петрозаводск, первым делом попадает на вокзал. В подавляющем большинстве случаев — на железнодорожный. Речной действует только в период навигации на Онежском озере — с мая по октябрь. А междугородний пассажиропоток воздушным и автомобильным транспортом настолько незначителен по сравнению с железной дорогой, что соответствующего вокзала в городе нет. Автостанция — есть. А вот вокзала… Увы!

Вот и я приехал в Петрозаводск поездом. Давно это было. Уже более двадцати лет прошло, как первый раз вышел на перрон у петрозаводского железнодорожного вокзала, а картинка перед глазами — как будто всё только вчера произошло.

Вышел из вагона, смотрю… А на здании вокзала, на фоне ещё темного неба — зимой на севере поздно светает, — ярко горят большие красные буквы. И не кириллицей они. Латиницей. «Petroskoi».

Привокзальная площадь. От неё начинается главная улица Петрозаводска - улица Ленина Да это ещё полбеды. Настоящая паника началась, когда я на привокзальной площади оказался. И увидел на обрамляющих её полукольцом зданиях не менее яркие надписи. Уже синим. Но — точно такой же латиницей, как и на самом вокзале. «Ruokatavara» (как потом выяснилось, «бакалея») — на фасаде одного из домов, и чуть правее — «apteekki», на другом.

Увидел и сразу же Латвию вспомнил. Там ведь буквально на какой десяток километров отъехал от Риги и — всё. Без знания латышского… Ой, как тяжело!

И если здесь — так же… Мамочка моя! Да как же я в этой Карелии работать буду?

Ничего. И приработался, и прижился. Хотя ни карельского, ни финского языков так до сих пор и не знаю. Не возникло такой необходимости — учить их. А вот первая встреча с одним из символов карельской столицы — Петрозаводским железнодорожным вокзалом, благодаря этим надписям и вызванными ими эмоциями, так и осталась в памяти.

Но то давнее знакомство, между прочим, могло бы и не состояться. Дело в том, что первый железнодорожный вокзал был построен в Петрозаводске в 1916 году.

Черноморские проливы контролировались Турцией. А она в ходе Первой мировой воевала на стороне Германии и Австро-Венгрии. Поэтому значительно возросла роль Мурманского морского порта, который мог в течение всего календарного года принимать поступающие от союзников военные стратегические грузы. Которые не только принять, но и к фронту доставить надо! Поэтому уже в 1914 году ударными темпами началось строительство железной дороги от Петрограда на Мурманск.

Первым делом — магистраль. Но уже вторым этапом — её обустройство. Вот так Петрозаводск обзавелся своим первым железнодорожным вокзалом.

Встал он тогда в районе современного Первомайского проспекта, примерно в двух километрах восточнее от своего нынешнего, более молодого собрата. И кто его знает, может, так и стоял бы там, если бы не Великая Отечественная.

Со 2 октября 1941-го, почти три года, Петрозаводск был оккупирован финскими войсками. Когда 28 июня 1944-го в него вступили передовые части Красной Армии, большая часть центральной части города лежала в руинах. Восстанавливать карельскую столицу нужно было практически с чистого листа.

И у возглавившего Управление по делам архитектуры Карело-Финской ССР Дмитрия Масленникова появилась идея сформировать совершенно новый архитектурный облик Петрозаводска. Одним из его элементов должен был стать перенос железнодорожного вокзала к центру города. Задумка Масленникова была поддержана правительством республики, которое уже в 1946 году утвердило новый генеральный градостроительный план карельской столицы.

Но, прежде чем приступить к строительству нового вокзала, предстояло выполнить целый ряд подготовительных работ — снести склады, находившиеся на отведенном под его возведение месте, перенести железнодорожные пути и переустроить их. На всё это потребовалось несколько лет.

Поэтому практическая реализация идеи переноса вокзала началась только в 1953 году. Здание в стиле позднего неоклассицизма спроектировал достаточно известный для своего времени ленинградский архитектор В. Ципулин. Среди его работ, относящихся к этому периоду, можно вспомнить жилые дома №№ 14, 16 по Кавалергардской улице в Санкт-Петербурге (1957 г. постройки), спроектированный совместно с В. Кузнецовым Рижский железнодорожный вокзал (1957−66 гг.).

Архитектурные особенности нового вокзала во многом определялись рельефом местности, постепенно понижающейся в сторону Онежского озера, что, в свою очередь, обуславливало наличие значительной разницы между уровнями привокзальной площади и перрона. Выход был найден автором проекта при разработке фасадов здания, которые получились оригинальными как с одной, так и с другой стороны. От перрона вокзал двухэтажный. От привокзальной площади у него на этаж больше.

Такое авторское решение позволило, с одной стороны, уйти от часто встречающихся в анфиладной планировке недостатков, заключающихся в монотонном однообразии идущих друг за другом помещений, а с другой — разделить рабочую зону и зону ожидания, разместив их на разных уровнях.

На первом этаже - служебные помещения и подземный переход, на втором - зал ожидания и ресторан На первом этаже двусветного зала располагаются служебные помещения и подземный переход — туннель, по которому можно попасть к платформам второго и третьего пути. Здесь же раньше располагались и билетные кассы, которые в 1979 году переместились в построенный рядом с вокзалом по проекту архитектора Э. Воскресенского багажно-кассовый центр.

Еловые шишки. Хвойная тема в орнаменте ограждения балкона Ресторан и зал ожидания находятся на втором этаже вокзала, балкон которого украшен монументальной колоннадой коринфского ордера. Литье ограждения балкона на этаже, так же, как и перила лестниц, ведущих к нему, украшены декоративными вставками, напоминающими о главном природном богатстве республики — её хвойных лесах.

Четырехколонный портик главного входа Основной элемент композиции здания со стороны привокзальной площади — заглубленный четырехколонный портик его главного входа, над которым возвышается круглый бельведер. Уже на нем — восьмигранная башенка, как короной, увенчанная 17-метровым шпилем.

А ведь его, между прочим, могло бы и не быть. На время строительства вокзала (1953−55 гг.) пришелся очередной всплеск борьбы с излишествами. В том числе и архитектурными. И кому-то из больших начальников шпиль петрозаводского вокзала показался именно таким излишеством. На счастье жителей карельской столицы и не только их, он был изготовлен ещё до того, как появилось известное нам мнение. Ну, а раз этот архитектурный элемент уже есть в наличии… Ну, не выбрасывать же его!

Длинный, 82-метровый, корпус вокзала не выглядит монотонным И не выбросили. Установили. Зато теперь достаточно длинный — 82 м — корпус вокзала не выглядит монотонным. Выступающий за основную линию фасада центральный ризалит, украшенный бельведером, башенкой и шпилем, — настоящие ворота карельской столицы, справа и слева от которых, как охраняющие их караульные помещения (кордегардии) — уже боковые ризалиты.

Своих первых пассажиров петрозаводский вокзал принял 5 марта 1955 года. С тех пор именно он самый первый встречает всех, кто приезжает в столицу Карелии. И если у кого-то вдруг появилось желание проверить это, — приезжайте! И в Петрозаводске, и в Карелии есть места, которые стоит посмотреть…

Обновлено 14.06.2011
Статья размещена на сайте 12.06.2011

Комментарии (18):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • А вот ещё один снимок нашего вокзала...

  • Да, мне тоже этот вид вокзала (вернее, его отражение) показался оригинальным.

  • Прикольное отражение.

    Оценка статьи: 5

  • Константин Кучер Константин Кучер Грандмастер 19 марта 2014 в 21:52 отредактирован 19 марта 2014 в 21:57

    А сейчас и сам вокзал, и круглый бельведер, и башенка, и шпиль - всё вот так отражается в зеркальной стене здания, что недавно построили рядом с ним.

  • У меня двоякие воспоминания и впечатления о городе. С одной стороны озеро, "ракеты", кафе-мороженое классное. С другой пьяная ругань в обшарпанных пятиэтажках (или даже трехэтажках). А еще запомнилась женщина, водитель троллейбуса. В конце маршрута выходила перекурить и размять ноги.

    • Да, Олег, действительно, почему-то в троллейбусах водителями у нас, в основном, женщины.
      Но такое, наверное, не только в Петрозаводске. Помните "Берегись автомобиля"? Там ведь невеста Юрия Деточкина - Люба - тоже была водителем троллейбуса...

  • Константин Кучер,
    много раз была в Петрозаводске, и всегда прибывала не этот вокзал. Обычно, в толчее и спешке, никогда не обращала внимания на столь интересные детали. Сегодня, благодаря вам, задержалась подольше. Приятно! Спасибо за интересную статью.

    Оценка статьи: 5

    • Спасибо, Тина.
      Какой он, наш Шарик, всё-таки маленький! Такие огромные расстояния между Карелией и Аризоной, а Вы, оказывается, когда-то бывали в Петрозаводске. И судя по комменту, - не один раз. Даже в голове не укладывается, что такое дальнее соседство может оказаться таким близким...

      • Константин Кучер,
        да, мне приходилось несколько раз бывать в Петрозаводске, где проходили конференции в Карельском филиале АН. Я думаю, что наше соседство было еще ближе. Вы как-то писали, что окончили лесотехническую академию в Питере. Я жила с родителями недалеко от парка вашей академии (Лесной проспект), и мы с часто туда ходили на прогулку. Помню, в середине парка была площадка с захоронениями или памятниками известным лесоводам. А вообще парк ЛТА - очень красивый!

        Оценка статьи: 5

        • Да, Тина, парк, действительно, замечательный. У нас общежитие было по другую сторону парка от Лесного, на Новороссийской. И чтобы попасть к нему, удобнее было выходить на площади Мужества, а оттуда - троллейбусом. Или пешком. 10-15 минут хода - максимум. Но я любил выходить на станции метро "Лесная", чтобы дорога к общаге лежала через студгородок Политеха и потом - через Парк.
          А Парк мы знали, как свои пять пальцев. В т. ч. и потому, что учебные корпуса академии разбросаны по его разным частям. Плюсом он и подкармливал нас. Я так все учебные годы проработал дворником Ботанического сада ЛТА. Правда, рабочие места у нас были не внутри парка, а по его периметру. Мне довелось поработать и на ул. Карбышева, и на Новороссийской, и на Карла Маркса. Хотя, на Маркса нам работу давала не только улица. На углу Новороссийской и Маркса был хлебозавод, а на противоположном углу парка, тоже выходиившему на Маркса (у Муринского переулка и кинотеатра "Спорт"), - кондитерская фабрика. И там, и там обычно всегда была большая потребность в разнорабочих...

          • Константин Кучер,
            вы описали родные места моего детства. Через студ.городок Политеха я ходила в свою школу номер 104, а моя мама работала в студ.городке. Конфетная фабрика им. Микояна (раньше она так называлась) всегда распространяла вокруг себя очень ароматные запахи. В кинотетр "Спорт" мы с девчоками часто бегали посмотреть какое-нибудь новый фильм. На Новороссийской улице жила моя подружка. Позднее мы перехали на Гражданку и последние годы я жила около станции метро "Академическая". Вот видите, сколько у нас общих воспоминаний о Выборгской стороне Ленинграда.

            Оценка статьи: 5

            • Не помню, Тина, как называлась конфетная фабрика (по-моему, в мою бытность имя Анастаса Микояна она уже не носила), но вот по запаху... Действительно, они были та-а-акими ароматными! Иногда, по вечерам, когда очень сильно хотелось есть (а чувство голода почему-то, как ни странно, просыпается перед самым сном) мы уже в темноте, небольшой компанией ходили от общаги наискосок через весь парк к фабрике. Чтобы просто понюхать эти ароматы. И когда надышишься, казалось, что есть хочется уже не так сильно.

              • Константин Кучер,
                в эпоху Хрущева, когда разоблачался культ личности, все "имени.." убрали, но в народе осталась конфетная фабрика Микояна (без имени). Вы тоже помните, какие ароматные запахи витали в воздухе вокруг нее! Эти воспоминания уже навсегда. А кажется такой пустяк! Еще раз спасибо за статью о Петразоводске и воспоминания, связанные с Выборгской стороной.

                Оценка статьи: 5

  • Сосновые веточки

    Между второй и третьей колоннами (если отсчет вести справа налево) - выход из здания вокзала на перрон, к первому пути. А вот справа и слева от него - литые решетки, закрывающие технические ниши в стенах. Если снимок "раскрыть", то на его увеличенном варианте будет хорошо видно, что литье решеток выполнено в виде стилизованных сосновых веточек.

  • Petroskoi

    Основную иллюстрацию нельзя увеличить, поэтому на ней плохо видно, а вот здесь можно заметить, частично закрытую крайней правой елью, надпись "PETROSKOI". Синими буквами на фасаде здания (между центральным и правым ризалитами).