Екатерина Стрижова Профессионал

Как сняться в кино? Один съёмочный день массовки. Часть 2

Погоня за поездом продолжалась до обеда. Массовка, устав ждать своего выхода, слонялась без дела по своей ограниченной территории.

Кто-то загорал у фонтана, кто-то разгадывал кроссворды на ступеньках вокзала, а кто-то побежал тратить будущий гонорар на чипсы и колу.

Воспользовавшись затянувшейся паузой, я пошла знакомиться с «братьями по несчастью».
 — Что привело вас на съемки?
 — Пришел сюда из чистого любопытства, — поделился со мной работник морского порта Юрий. Никогда не участвовал в таких мероприятиях. И, честно говоря, уже немного разочаровался: муторно все это.

 — А я просто обожаю Константина Хабенского, поэтому, когда узнала о съемках, решила, что любой ценой сюда попаду, присоединилась к разговору бухгалтер Лариса. — Готова даже бесплатно сниматься, лишь бы увидеть своего кумира вблизи.

 — У меня второй день отпуска. Не знала, чем себя дома занять. Тут эти съемки… — говорит учительница начальных классов Наташа. — Вот и пришла.

А вот у Ирины Николаевны и ее сына Алексея оказался профессиональный интерес. Они не понаслышке знают об актерской профессии. Алексей — артист театра ДЮЦ, Ирина Николаевна — его наставник во всех начинаниях.

 — Из всех увлечений, которые мы пробовали (футбол, шахматы, рисование), театр увлек больше всего, — рассказала мне Ирина Николаевна. — Может, потому, что наследственность заговорила. Наша прабабушка, Анастасия Боярская, в 30-е годы была ведущей актрисой краснодарской оперетты. Кстати, об этом я узнала из мемуаров своего дедушки.

Начался кастинг женской половины массовки на роли кассирши и уборщицы.

 — Странно, почему бы им реальных кассиршу и уборщицу не снять?! Уж они-то точно знают свою работу и не растеряются в кадре, — обсуждали мы между собой, пока ожидали отбора.

И выбор действительно пал на работников ж/д вокзала. Причем роль кассирши в билетной кассе попросили исполнить самого начальника.

Целиком массовка понадобилась лишь после обеденного перерыва, в четвертом часу. Нас выстроили сначала парами, чтобы было легче сосчитать. Потом по 10 человек начали запускать в вокзал.

Помощник режиссера тут же распределял роли:

 — Вы, вы и вы — создаете очередь у кассы, — указывая на претендентов и выбирая их из толпы, расставлял он людей внутри железнодорожного вокзала. — Вы будете сидеть в зале ожидания, а вы стоять у расписания поездов.

Из меня, моей дочери и импозантного молодого мужчины из числа массовки сделали дружное семейство. Мы стояли рядом с многочисленным багажом и делали вид, что ожидаем прихода своего поезда. Когда все роли были распределены и прозвучало долгожданное «Мотор!», раздался гудок электрички, зашумел перрон, забитый пассажирами. Наш выход в очередной раз отложили.

 — Вы не представляете, как мы устали, — пробегая мимо, посетовала дежурный по вокзалу. — Мы должны и пассажиров отправить, и съемкам не мешать. Благо, пока никаких эксцессов не возникало. Народ у нас спокойный и понятливый. Душу греет гордость за наш город, что именно его столичные звезды выбрали для съемок. Жаль только, название города в кадре не засветится.

Прежде чем на съемочную площадку вышел главный герой, ему понадобился дублер света. Из рядов массовки выбрали похожего молодого человека (рост 1 метр 75 сантиметров, 48-й размер одежды) и начали выставлять софиты для съемок крупного плана.

Оставшиеся четыре часа до окончания съемочного дня снималась одна единственная сцена: главный герой Константина Хабенского стоит у кассы в очереди за билетом, а в это время беспризорник незаметно «уводит» у него из кармана мобильный телефон и бросается бежать. Константин ловит его с поличным и заставляет отдать украденное. Что тот и делает, а потом прячется в толпу, когда замечает, что к ним приближается милиционер.

Юного актера зовут Савва. Немытый, нечесаный, в грязной одежде, он десятки раз повторял в камеру одну и ту же фразу: «Какой телефон? Да забери ты свой телефон!» — пока этот кадр не был отточен до мелочей. Впрочем, как и Хабенский: «Отдай телефон! Ты из какого класса?» — твердил он. Массовка все это время была фоном для звезды. Особенно наша «семейка», рядом с которой как раз и разыгрывалась эта сцена.

Закончив «мучить» актеров, режиссер принялся за спецэффекты. Отдельно были сняты передвигающиеся по фойе ноги пассажиров и беспорядочное передвижение массовки по вокзалу. Отдельно записали звук каблуков и шума толпы на вокзале.

К слову, наш городок так понравился режиссеру, что тот сходу начал менять свои планы, вводить новые сцены и использовать незапланированную натуру. Лео снимал в порту, а также в парке. Так что теперь, когда лента вышла на широкого зрителя, горожанам есть чем гордиться даже не смотря на то, что наш вокзал в кадре обезличили.

Когда режиссер объявил об окончании съемочного дня и по традиции вся съемочная группа дружно зааплодировала, я от усталости уже не чувствовала ни рук ни ног и плохо соображала. Массовка выстроилась в очередь за обещанным гонораром, а мне хотелось лишь лечь пластом и ни о чем не думать.

Судя по уставшему виду, примерно в таком же сомнамбулическом состоянии находился и Константин Хабенский. Воспользовавшись удобным моментом, когда Константин ушел со съемочной площадки и плюхнулся в свое кресло, я все же набралась наглости и, дико извиняясь, попросила у него автограф. Начав писать пожелания, он вдруг перечеркнул их, сказав: «Простите, голова совсем не варит. Может, позже?»

Познав весь съёмочный процесс изнутри, я поняла, что профессия киноактёра ничуть не легче прочих (и чего туда так стремятся — за славой, за деньгами?).

Чтобы сниматься в кино, нужен не только талант, но и крепкие нервы, и немалая выносливость.

Обновлено 8.08.2015
Статья размещена на сайте 12.07.2011

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: