Анатолий Рогозин Мастер

Где скрываются интересные музеи? Бэннокберн

Выходим из ворот Стёлингского замка с двухминутным опозданием. Через тринадцать минут — наш автобус. Чтобы попасть на остановку, нужно спуститься с Эспланады, дальше по Бэллингейч пасс, которая переходит в Мар плэйс, свернуть налево на Брод стрит, первый поворот налево на Боу стрит, которая также называется Сент-Мэри Винд. Дальше уже просто, направо на Ирвин плэйс, которая должна, по идее, вывести на Бэрнтон стрит. Где-то там вожделенная остановка и находится.

Гугл мэп отводит на всё девять минут, Трэвелайн Скотлэнд — десять. Ещё три минуты в запасе. Правда, мы находимся не то что в незнакомом городе — вообще первый день в Шотландии. Задачу облегчает то, что поворачивать на Брод стрит надо перед симпатичным сквериком, на углу Брод и Боу установлены две пушки, а в конце Ирвин Плэйс — церковь.

Ещё надо взять во внимание, что они здесь ездят все по неправильной стороне, не только отчаянные лихачи, но даже и водители автобусов, как ни странно. Впрочем, как выяснилось в дальнейшем, здешние водители автобусов — они самые лихачи и есть.

Успели, однако. Едем по улицам города, название которого пишется Stirling, произносится Стёлинг, а по-русски почти все его почему-то обзывают Стерлингом.

Остановка, где нам выходить, названа в честь святого Ниниана, в IV веке крестившего некоторых пиктов и заставившего их построить, по крайней мере, одну церковь.

Попытались срезать и чуть вообще не заблудились. Минут десять блуждали, потом всё-таки выбрались на какую-то оживлённую улицу. Прохожий, которого мы спросили, затруднился объяснить, Глазго роуд это или нет, но мы всё равно идём дальше. Вскоре нам в качестве награды — коричневый дорожный знак. Центр наследия Бэннокберна — 100 ярдов.

Белое одноэтажное здание. Мы немного выбились из графика, спешим, поэтому только мельком отмечаем, что на клумбах вместо цветов — вереск, а под берёзкой — подберёзовики. Правда, потом выяснилось, что подосиновики.

Хранитель музея Товарищ, встретивший нас на входе, имел нельзя сказать, чтобы сильно гостеприимный вид. Рыцарь в топфхельме, два тридцать где-то ростом, да ещё замахивается двуручным мечом. В качестве штриха достоверности — нарядный налатник заметно извазюкан, видно, что человек, по крайней мере, полсуток рыскал по болоту.

Грозный рыцарь так и остался стоять в неудобном положении, а гораздо более приветливая служительница повела нас куда-то в дальний конец здания. Представьте себе — кинозал, весь украшенный яркими средневековыми штандартами, мы вдвоём, и для нас показывают фильм. Фильм короткий — минут двадцать, но захватывающий. Тут и строящиеся ряды противостоящих армий, предбоевое напряжение кожей чувствуется, и горячка битвы, и кровь, и крики, и, конечно, Роберт Брюс, разрубающий топором шлем и череп сэра Генри де Бохана. В завершение — тщетно пытающиеся выбраться из мелкого ручья англичане, которых топят, колют и режут победившие шотландцы.

Вообще, добрый такой фильм. Впечатление — незабываемое. «Храброе сердце», в конце которого есть сюжет на ту же тему, и рядом не стояло.

Выходим из кинотеатра, бродим по залам, скорее даже комнатам музея. Почти напротив грозного рыцаря на стене висит окровавленный кинжал. Если не этим, то таким же Роберт Брюс заколол в церкви во время переговоров Джона Комина. Кому другому богобоязненные шотландцы такого бы не простили, но это же Брюс. Прежде, чем начать по-серьёзному борьбу с англичанами, нужно было устранить других претендентов на лидерство и на корону.

Коронация Рядом сценка, не менее впечатляющая — молодой Роберт Брюс на коленях, Изабелла Макдафф, графиня Бьюкен, возлагающая корону ему на голову. По традиции это должен был сделать граф (мормаэр) Файфский, но он находился в то время в плену у англичан, и его долг выполнила сестра.

Здесь есть и ещё фигуры, которых не сразу отличишь от живого человека. Можно сфотографироваться рядом с Робертом Брюсом, восседающим на троне, или среди шотландских рыцарей, обсуждающих какой-то важный документ. Очень живо, кстати, обсуждающих.

Некоторые экспонаты рекомендуется трогать. Никак нельзя не примерить рыцарские шлемы — для этой цели есть и топфхельм, и бацинет с забралом в виде пёсьей морды (хундсгугель), и даже копия шлема короля Роберта — без забрала, но с короной и тяжёлой кольчужной бармицей. Удалось подержать в руке щит Джеймса Дугласа — белое поле, синяя полоска, белые звёздочки. Кровавое Сердце, как вы помните, на гербе Дугласов появилось позже.

Шотландские лорды Гербы главных действующих лиц Бэннокберна — с обеих сторон — развешаны на стенах. Из шотландцев, кроме короля и лорда Джеймса — Томас Рэндольф, Роберт Кейт, Эдвард Брюс. Начинает закрадываться подозрение, что и знамёна в кинозале — не просто так, а копии настоящих штандартов средневековых лордов.

В стеклянных витринах пластмассовые фигурки воспроизводят сцены из главных сражений Войны за независимость. Стёлингский мост, Фолкирк и, конечно, Бэннокберн. Отдельно — поединок между Робертом Брюсом и Генри де Боханом. Правда, на самом деле поединка, как такового не было, в начале сражения неожиданным образом столкнулись два кавалерийских отряда, вот в ходе этой стычки несчастный сэр Генри и получил топором по голове от короля Шотландии.

Экспонатов, несмотря на скромные размеры музея, довольно много. Кольчуги, щиты, мечи. Под потолком — стрелы. Когда смотришь — ничего особенного, но на фото создаётся полное впечатление, что они летят, и даже не очень уютно находиться под дождём из стрел.

Король-рыцарь В зале, где стены разрисованы фигурами королей и лордов, а потолок украшен подвешенными к нему пиками, странным образом перекликаясь с Вастселииной, на почётном месте — паук. Оказывается, паук — не просто так, тут же и пояснение. Когда в 1306-м Роберт Брюс, дважды побитый и объявленный вне закона, скрывался на острове Рэслин и впал уже в полное отчаяние, именно пример паука, раз за разом упорно восстанавливавшего порванную паутину, вдохновил его и дал силы для дальнейшей борьбы.

Переполненные впечатлениями, выходим на улицу. Всё-таки музей небольшой, у нас остаётся ещё время для того, чтобы дойти по аллее к памятнику, который гордо высится в отдалении. Роберт Брюс на коне, в рыцарском снаряжении. Бритый Роберт Брюс, именно этот портрет запечатлён на Клайдесдейловских двадцатках.

Автобус в центр странным образом останавливается прямо рядом с музеем. Пока ждём, успеваем рассмотреть подосиновики и оценить вересковые клумбы. По крайней мере, пять разных видов вереска, один из них в данный момент цветёт — оригинально и живописно.

Вереск Битва при Бэннокберне проходила на довольно большой территории, противостоящие армии активно перемещались. По моим, очень приблизительным, оценкам музей находится в том месте, где занимала позиции шотландская армия в начале сражения. Либо отряд Джеймса Дугласа, либо команда Эдварда Брюса.

Кстати, кроме всего прочего, в Центре есть симпатичный магазинчик сувениров. Как мы не зарекались экономить время и деньги, а всё-таки приобрели три открытки и пару магнитов на холодильник.

Хоть музей (правильнее говорить — Центр наследия) и небольшой, и все экспонаты — реплики (копии), имеет он какую-то магическую притягательность и запомнился конкретно. Даже при том, что эти пять дней и так были переполнены впечатлениями до краёв. Непонятно, как можно побывать в Стёлинге, или даже в Эдинбурге, и не добраться до музея Бэннокберна.

Как-то обидно, что не входит он ни в один из туристических маршрутов, сайта своего тоже не имеет. Есть странички на городском сайте Стёлинга, на visitscotlland и у Национального фонда, но всё как-то не очень внятно, и найти можно, только специально постаравшись.

Обновлено 18.08.2015
Статья размещена на сайте 18.07.2011

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: