Константин Рыбаков Мастер

Пещеры, водопады... Где жил Козьма Прутков?

Ленинградская область сверху похожа на расплющенную и измятую бестолковым энтомологом бабочку. Лишь одно её крыло — северо-западное — лежит на скалисто-озёрном Карельском перешейке, остальные крылышки утопают в равнинных лесах и болотах. Что может быть скучнее болот? Сыро, комары, жабы… Но природа, как настоящая женщина, всегда приберегает свои секреты для тех, кто хочет их открыть.

Водопад на реке Тосна Константин Рыбаков, личный архив

В Тосненском районе нашей болотистой области есть поразительное место — посёлок Саблино. Его иногда называют русской Швейцарией, хотя ни гор, ни озёр там и в помине нет — видимо, за чистейший воздух. Когда-то, до революции 1917-го года, здесь снимали дачи на лето княгиня Юсупова и графиня Сумарокова-Эльстон; в Саблино находилось имение графа Кейзерлинга; отдыхали здесь и Гончаров, и Тургенев, однажды Саблино навестил император Александр II. Позже на здешних дачах жили родственники В. И. Ленина (Ульянова), Ольга Берггольц, Виталий Бианки…

Но интересно Саблино не только и не столько чередой именитых дачников.

Почти восемьсот лет назад, в 1240-м году, место у слияния рек Саблинки и Тосны облюбовал для стоянки князь новгородский Александр Ярославович. Спешил он с дружиной к Неве, где уже высадились шведы, да передышку войску дать надо было. А после передышки дружина девятнадцатилетнего князя 19-километровым марш-броском вышла к устью реки Ижоры, где и состоялась Невская битва. Шведы, с мечом к нам пришедшие, мяч в свои ворота и получили, а Александр Ярославич заработал гордое имя Невский.

Чуть позже, в 1809-м году, на берегу реки Тосны петербургский купец Михаил Леонтьевич Франк поставил стекольный завод, на котором изготавливали и цветное оконное стекло, и знаменитый императорский хрусталь. Кварцевый песок для варки стекла он брал тут же, в посёлке Саблино. Проще, конечно, было добывать его открытым карьерным способом, оставляя за собой отвалы пустой породы и овраги. Однако наши предки думали не только о прибыли, они умели сохранять природу без ущерба для производства. Или организовывать производство без ущерба для природы. Поэтому песок добывали уникальным камерно-столбовым методом выработки, то есть оставляя столбы породы, держащие свод.

После Октябрьской революции завод закрыли. Советской России хрусталь на тот момент был без надобности, оконное стекло также отнесли к предметам роскоши. Окна домов, равно как и окно в Европу, заколотили досками — все ушли на фронт. Саблино переименовали в Ульяновку. Шахты остались без людского присмотра, и за дело взялась природа: грунтовые воды образовали подземные реки и озера, на потолках появились сталактиты. Благодаря тому, что пещеры находятся на глубине от семи до тринадцати метров, здесь круглый год держится постоянная температура + 8 по Цельсию. И, потеснив в памяти людей княгинь и графинь, Саблинские подземные «дачи» облюбовали для зимовок представители Красной книги: летучие мыши вместе с бабочками-совками.

Для посещения из четырнадцати пещер пока открыта только одна, «Левобережная». Без опытного проводника заблудиться здесь легче лёгкого, ручные фонари пробивают мрак всего метров на десять по прямой; стоит свернуть на минуту в одно из многочисленных ответвлений — и хоть глаз выколи. Тишина полная, пористые песчаные стены поглощают звуки — «ау» не поможет. Поэтому каждый год кто-то из любителей экстрима, отправляющихся «дикарём» прогуляться в подземное царство, теряется.

По причине темноты, фотографирую практически вслепую. Тем неожиданнее результаты съёмки. В отблеске вспышки мелкий кварцевый песок, устилающий дно пещеры, выглядит ледяными глыбами. На одном из кадров явно видна «ящерица», на другом — голова медведя. На самом деле их нет: это игра теней, мираж, привидение. Призраки подземелья. Помимо «призраков», есть здесь и реальный антураж: наскальная живопись (копии палеолитической живописи из Каповой пещеры), а также традиционные пещерные «жители» — «Чёрный монах» и «могила Белого спелеолога».

Рукотворные пещеры — не единственная достопримечательность посёлка, лежащего в междуречье. Несмотря на равнинную местность и спокойное течение, на обеих реках есть водопады! Саблинский водопад — самый высокий в области, три с половиной метра; Тосненский чуть ниже, до двух метров, зато в ширину почти 30 метров. Сформировались они несколько тысяч лет назад за счёт того, что реки прорезают толщу силурийских известняков. Обламывая известняк, оба водопада «поднимаются медленно в гору», то есть перемещаются вверх по собственному течению по несколько сантиметров в год.

А чуть ниже водопада, на правом берегу реки Тосна, уединённо стояла когда-то усадьба с говорящим именем «Пустынька» — имение графа Алексея Константиновича Толстого, историка и поэта. Именно здесь граф «родил» известного всей России литературного персонажа «Козьму Пруткова, начальника Пробирной Палатки, действительного статского советника и разных орденов кавалера». И именно здесь, в графском имении, среди Саблинских красот проживал когда-то Кузьма Прутков — не литературный, а вполне реальный камердинер Алексея Константиновича. Говорят, Толстой любил подшутить над усердным и немногословным слугой. И такие фразы, как «Бди!» или «Хочешь быть счастливым — будь им!», брошенные мимоходом весёлым графом-писателем камердинеру, тоже стали частью афоризмов Пруткова литературного.

Вот такая большая история маленького посёлка. Скорее всего, она гораздо больше, чем приоткрылась нам на бегу. И уж наверняка слава Саблино прирастать будет, когда в России закончатся катаклизмы, депрессии и кризисы. Хотя, как сказал всё тот же Козьма, «где начало того конца, которым оканчивается начало?»

Обновлено 19.10.2011
Статья размещена на сайте 16.10.2011

Комментарии (20):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: