Людмила Ливина Профессионал

Что такое эскапизм? Из размышлений деда Егора

— Хеллоу, дедуля! — Здравствуй, пигалица! Выбралась, наконец, уважила старика. — Дед, какая я тебе пигалица? Мне уж сорок скоро, Петьке — тринадцать, а ты все — пигалица, свиристелка!

Anton Petrus, Shutterstock.com

 — Свиристелка и есть: прыгаешь, суетишься — ничего в этой жизни не понимаешь!
 — Ага, ты много понимаешь в жизни, эскапист несчастный!
 — Эс…, эк… кто? Опять иностранными словами обзываешься, ты по-русски скажи.
 — А по-русски не скажешь. Нет такого понятия в русском. Эскапизм — бегство от реальности. Ты от нормальной жизни к черту на кулички сбежал, сидишь тут один, без телевизора, даже без света. Значит ты — эскапист. И учить меня жизни не имеешь морального права!

Такой вот разговор состоялся у меня с внучкой. Задел он меня.

Это правда, что живу я у черта на куличках — до города больше 100 километров, на моем участке дачи, в основном заброшенные, кончаются, дальше только лес. Это правда, света здесь нет. Лет двадцать назад хотели было линию тянуть, посуетились-посуетились, да и отступили: не для кого стало.

Вода у меня из колодца, хорошая вода, вкусная. Дом крепкий, из бревен (сам сруб перевез из брошенной деревни), и печку сам сложил, русскую, настоящую, с полатями и лежанкой. (Когда чертежи искал, всю библиотеки перелопатил. Тогда еще были такие, научно-технические.)

Опять же огород, сад, пчелы — три улья, курей пяток да петух горластый вместо будильника. Летом — грибы, рыбалка: километрах в пяти озерцо есть, там караси — в локоть. А уж зори здесь такие, что сердце занимается, глядишь — не наглядишься. Это ль не жизнь? Чего от нее бежать?

Но задело. Решил я в энциклопедии порыться. За последние три года мне внуки всю старую мебель и все книги, что мы годами собирали, перевезли — топи, говорят, ими печку: не нужны больше. В компьютере все есть. Я сначала ахнул: как это, книги жечь! А потом поразмыслил: книги разные есть, каким-то только в печке и место. А другим, нужным, почет и уважение — полки сделал из старых шкафов: журналы технические отдельно, собрания сочинений отдельно — может, еще перечитаю. Ну, а уж для энциклопедии, большой советской, пришлось отдельные полки в прихожей делать — никуда эти 50 томов не влезали. То есть, не пятьдесят, а сорок девять. Второй том, на букву «Б», давно потерялся.

В энциклопедии «эскапизма» не было: я уж и на «эск» и на «экск» смотрел — видимо, не было этой ерунды в советское время. А нынче есть. Жизнь, стало быть, такая пошла, что от нее бежать надо.

Вот в старое время люди, случалось, от жизни уходили — в монастырь затворялись. Тогда это называлось — «спасались». Это как? Эскапизм или нет?

Но ведь мало кто на такое решался. А нынче от жизни заполошной, суетной — ни дать ни взять бега крысиные — каждый второй «спасается». По-своему. Кто уж совсем пропащий, тот — в водку. В городском-то доме, где квартиру я внучке оставил, у нас что-то вроде клуба алкашей образовалось. К восьми уж к магазину мужиков 15 подтягиваются, ждут, когда откроют, — глотку залить. Моего возраста уж почти и нет, молодые больше. И весь день вот так кучкуются: то одного, то другого за водкой снаряжают. Работы, говорят, нет. А зальют за пазуху и счастливы. Это вот — эскапизм.

Или правнучек у меня иной раз летом приезжает, Петька, — весь день сидит кнопки нажимает за своим «небуком». Ни в лес, ни на речку его не выпроводишь, пока заряд не кончится. Все в свои игры играет. Мне показывал. Это, говорит, я. Рыцарь в белом. Прыгает, как блоха, бегает — мускулы играют. Всех монстров пострелял, на другой уровень вышел, опять бегает. А сам-то внучек жирком заплыл. Как-то на озеро его взял — он и километра не прошел — спекся. «Не могу», — говорит и дышит, как лошадь загнанная. Тьфу! Разве из него мужик вырастет? Вот это самый эскапизм и есть. Бегство от реальности.

А мать его, пигалица, та, что меня эскапистом обозвала, как пойдет стонать: и работа-то у нее отвратная, и бабы, с которыми работает, — сволочи, и мужик у нее безрукий да безденежный. В общем, нет жизни! Одна радость — в книжку уткнуться.

Как-то раз забыла такую у меня, я поглядел. Барышня раскормленная в летаргию впала, а через год очнулась — тонкая да прекрасная. Кавалеры зараз в нее повлюблялись, вот и мучится — кого выбрать. Там еще она которого-то спасла, а он ее мужем оказался. Ох и муть! А пигалица эту книжку из рук не выпускала, с дороги за ней вернулась. «Мне, — говорит, — без такой книжки нельзя. Я когда читаю, и все неприятности свои забываю».

А еще меня эскапистом называет.

Нет, милые. Это вы от реальности, которую сами себе создали, убежать стараетесь. А у меня здесь — жизнь!

Обновлено 26.03.2012
Статья размещена на сайте 25.03.2012

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Не все "пожившие деды (да и бабушки) "дорастают" до такой мудрости, несмотря на почтенный возраст.
    оценка статьи: 5

  • Получил огромное удовольствие от статьи и с таким же удовольствием поставил 5. Нормальный человек, к сожалению которого мало кто понимает. Несовременный. А что, современные это хорошо?

    Оценка статьи: 5

  • Комментарий скрыт
    • Муми Куку Муми Куку Дебютант 27 марта 2012 в 13:06 отредактирован 27 марта 2012 в 13:43

      Ганна Римская, down-shifting это, вообще-то, снижение запросов, упрощение стандартов жизни. В первую очередь, с материальной стороны - не зря же "термин" пришел с "материального" запада.
      А эскапизм, по-моему, как раз больше к социуму относится.

      А в статье просто-напросто описан пожилой возраст. Вот и все! Не нужно усложнять.

      Вот, если бы дед в молодости свои стандарты снизил, запросы ограничивал - тогда можно о чем-то говорить.

      Кстати, еще: на старость "в монастырь" известно кто ходит.

  • Гут.

    Оценка статьи: 5

  • И то правда. Оч-чень интересный ракурс в статье. Пять.

    Оценка статьи: 5

  • Естьеще такой синоним - дауншифтинг. Тоже бегство, отказ от карьеры.
    Я тоже в деревню сбежал из Хабаровска с должности завкафедрой - студенты мешали писать книжки. При наличии Инета и машины в селе жить очень даже хорошо. И суеты меньше, и отвлечений. Не тратишь время на общественный транспорт, магазины, ненужные встречи, цена коммуналки - минимальная. А общение - по скайпу, но только нужное и интересное. И есть время "разбрасывать камни" (в виде опыта), которые собирал всю жизнь.
    Опять же диабет - лучшее лекарство от лишней глюкозы это физические нагрузки. Дрова, модернизация дома, грибы и т.п. А то в городе народ деньги платит за то чтобы потаскать гири и штангу - бред.
    Есть идея - к каждому тренажеру приспособить бечевку к генератору тока. Такой зал может сам себя энергией снабжать - сколько там ее без толку тратится!

    Оценка статьи: 5

    • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 27 марта 2012 в 14:34 отредактирован 27 марта 2012 в 14:35

      Николай Аблесимов,"жить на природе, на земле", предпочтительней, если будет вода,душ,канализация,отопление не дровяное, хорошая дорога до супер-маркета. Здесь многие устроились "по такой схеме" и мы не исключение.
      Когда я вижу соты мегаполиса Москва-сити, становится "Очень жаль мне тех,которые не ЖИвали в Евпатории"
      С)
      Статья стилизована "под Щукаря", в духе одного автора ШЖ, у которого есть статьи с восточным акцентом.
      "Поэзия любит в мистику облекаться,// Говорить о вещах едва касаемо // Я ж в открытую призываю подписаться // На облигации государственного займа"(ВВМ)
      Вот такую открытую позицию и трудно выстроить из хитросплетений и стилизации статьи. При всём респекте оценка 4.