Николай Аблесимов Грандмастер

Как ловят кету неводом?

На российском Дальнем Востоке в лимане Амура разлеглись три маленьких острова, названные знаменитыми именами: Чкалов (Удд), Байдуков (Лангр), Беляков (Кевос). Это экипаж самолета, приземлившегося на первом острове 22 июля 1936 года после беспосадочного перелета по маршруту Москва — остров Удд.

Hank Shiffman, Shutterstock.com

На втором острове в августе 1969 года оказалась бригада ленинградского студенческого отряда из 8 человек. В их составе был и я.

На этом острове в селе Байдуково в то время был рыболовецкий колхоз. Мы были приняты в бригаду неводного лова. Нас дополнили шестью местными жителями, дали 600-метровый невод и два кунгаса (местные лодки) — неводник и рыбницу. Кета (вид семейства лососевых) в тех местах идет вдоль северного берега острова с 15 августа по 15 сентября.

По утрам, обрядившись в ярко-оранжевый рыбацкий костюм и болотные сапоги, мы шли на берег и рассаживались на кунгасе-неводнике по местам гребцов. Местные устраивались на корме, где был уже сложен невод. Пятовый конец (тонкий канат) невода закреплялся на столбе, на берегу, и мы отчаливали.

Неводник двигался по определенной траектории, постепенно сбрасывая невод. За нами на поверхности моря покачивалась цепь балбер (поплавков). Окончание невода загибалось глаголем. Если его правильно забросить, то рыба, утыкаясь в невод при прямом ходе, закручивается и назад в море уже не выйдет. Тоневый конец от глаголя тянулся к берегу. Здесь высаживались, ждали когда зайдет рыба, и вся бригада (без одного на пятовом конце) из 13 человек впрягались в этот канат. Дальше как в сказке: тянем-потянем — вытянуть не можем. Но постепенно вытягивали. Как только невод подходил к берегу, образовывалась тонь с «кипящим» стадом кеты.

В тонь вводили кунгас-рыбницу, в который ручками из моря грузили рыбу. Надо сказать, что кета — рыба крупная, верткая и сильная. Голыми руками, если есть глубина, ее поймать невозможно. Поэтому надевали нитяные перчатки, заходили по колено в воду и по мере притонения ловили рыбку — и в кунгас, ловили — и в кунгас, ловили — и в кунгас… Пока всю не вычерпывали. Рыбницы по мере заполнения отправляли на буксире за мотолодкой на рыбзавод на переработку. И так весь световой день.

До этого мы, ленинградцы, лосося видели только в виде просвечивающих ломтиков на бутербродах, да и то не все. А тут руками — и в кунгас… После такой «рыбалки» рыбку на удочку я уже не ловил!

Свободный человек тут же разделывал пару-тройку самок, освобождал икру от ястыков и делал пятиминутку. Двух бутербродов с маслом и двухсантиметровым слоем красной икры вполне хватало для восстановления сил. Иногда на костре делали и шашлыки из брюшек кеты на палочках.

И так четыре недели подряд без выходных. В результате я заработал на свадьбу и привез рюкзак соленой кеты, банку икры и гору впечатлений, которыми делюсь с окружающими всю жизнь.

Есть еще лов лососевых с помощью заездка. В таком случае по траектории невода забиваются сваи и в районе глаголя устраиваются подъемные сети, которыми рыба и вычерпывается. В неводе кета не путается — нитка толстая. Браконьеры и по лицензии для личного потребления такую рыбу ловят на сетку-путанку. Так промышляют уже на реках, по которым лососевые идут на нерест. В верховьях на порогах мы ее били даже геологическими молотками за отсутствием сетки.

Кушать захочешь — поймаешь!

Обновлено 30.01.2013
Статья размещена на сайте 26.01.2013

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: