Константин Кучер Грандмастер

Чего мы так и не сможем передать в наследство нашим детям?

У приятеля в родном для него посёлке умер последний дядька. Вот такое дело. Печальное. И ничего тут не поделаешь. Нет ещё в магазинах эликсира бессмертия. Да и в то, что появится он со временем и по приемлемой цене в свободной продаже, как-то, если честно, не очень верится.

Anton Petrus, Shutterstock.com

Это в детстве, когда слушаешь бабушкины сказки, кажется, что все мы будем жить долго и счастливо. А потом приходит время взрослой жизни и ты понимаешь, что «счастливо» — это кому как. Одному и синицы в руках — более чем. А другой бежит, бежит за журавлём, в небо поглядывая, и никак ему не понять, что там, в вышине почти запредельной, совсем не птица удачи, а так… Мираж только. Обманка. Счастье, оно, как правило, разное. У каждого своё.

И время, ниточкой жизни намотанное на веретено судьбы — тоже. У всех для него что-то свое припасено. Вот у Сереги, как оказалось, лодка-казанка в наследство.

У меня же — девятка с форкопом. Ну, Серёга и давай меня уговаривать — поехали, мол, заберём. А что уговаривать? Для бешеной собаки сотня лишних верст — не крюк. Сели да поехали. День туда, день обратно. Полторы тысячи под колёса кинули. Хотелось бы хоть на денёк задержаться, блесну на щучку раз-другой кинуть, да… Не пускают грехи пока в рай.

Как задержишься, когда работа? Я уж её и так, и эдак… Который год уже! А она даже смотреть в сторону леса не хочет. Вот такие дела… Как ни крути, а за выходные надо обернуться. Так что пришлось только туда и обратно с ночевкой на месте.

Главное — дело сделали, довезли ценный груз в целости и сохранности. Конечно, с приключениями. Как на наших дорогах, да без них? Пресно как-то. Да и скучновато. Едешь, едешь… И вдруг — бац, слышишь — звук, идущий сзади, от прицепа, изменился…

С приключениями, с приключениями — но довезли до места, разгрузили.

Хотя, вообще-то, не в казанке и даже не в наследстве дело. А в тех местах, где ты родился. В них же потом много-много, почти два десятка лет рос. А как вырос, так и уехал. Искать то самое «счастливо». Которое не отцово-материно, и даже не дядькино — твоё. И только твоё.

Правда, дорожка эта поисковая нередко уводит ох, как далеко от дома. И надолго.

И приятеля моего увела. Не так, чтобы очень далеко. Что для России, с её просторами, семь сотен верст с небольшим хвостом? Пусть и в одну сторону. Так, брызги. Но вот по времени… Надолго. Надолго дорожка его судьбы увела моего приятеля от тех мест, где он родился и вырос.

Может, поэтому и была у него такая неподдельная радость по поводу своего, пусть такого короткого и временного, но возвращения?.. Мы как заехали в этот его поселок, так он меня часа полтора по нему всё возил, показывал…

Тут, мол, стоял дом, в котором я родился. Здесь — музыкальная школа. Меня в неё ещё брать не хотели. Я мелкий был, боялись, что баян не удержу. С этой горы мы катались на санках, а внизу, у дороги, которую надо было проскочить, ставили дежурного, чтобы он сигнализировал, если машину увидит…

У них там ГЭС какая-то в поселке, стоим на плотине, а под ней — проход для лодок, и с Белого моря в этот проход, прямо ныряя под нас, в сквозной створ, казанка идёт по реке. Приятель и говорит:

«Ты не представляешь, что у меня сейчас на душе творится. Я бы прямо с плотины сиганул вниз и с мужиками бы — на рыбалку. А ведь сколько стоим, и одна… Всего одна казанка! Сколько бы их сейчас тут сновало, попади мы с тобой, хоть на десяток-другой минут, в то время, когда я пацаном был. А тогда народ по шестидневке работал. Как раз в субботу с вечера уходили мужики в море за сельдью или треской, чтобы вернуться только в воскресенье к ночи. Обычно мы именно здесь останавливались. Мужики бутылочку распечатывали, а мы, пацаны, выламывали крепкую палку, продевали её в ручки двух-трёх 20-литровых канистр, саму палку — на плечи, и попарно с канистрами — на заправку, которая выше по берегу, по направлению к станции стояла».

Так, конечно… Время уже другое. Не только казанок меньше стало. Но и домов много полуразрушенных, с заколоченными окнами. Приятель показывает — вот железнодорожный клуб, в который я на танцы бегал, а потом и сам в ансамбле играл. А клуб тоже закрыт. И окна в нём — крест-накрест досками.

Хотя так в посёлке чистенько, прибрано. Часть магазинов стоит заколоченная, но есть и те, что торгуют. Ассортимент приличный. Правда, цены если не заоблачные, то близко к тому, и мурманских товаров практически нет. Из ширпотреба, как обычно, Китай, а продукты, по большей части — или Питер, или Москва. А когда-то каждый детсадовец мог рассчитывать на кружку молока. Пусть и не парного, но от своего, поселкового стада. И это — за Полярным кругом!

В общем, получил приятель казанку в наследство. И довезли мы её в целости и сохранности до того места, где она ему уже теперь будет служить верою и правдою. Как когда-то его дядьке служила. А может, и сыну приятеля послужит…

Вот только жаль, своим детям мы не сможем оставить в наследство те места, в которых выросли. Потому что их уже нет. Даже если они и сохранились на нынешних картах…

Обновлено 23.02.2013
Статья размещена на сайте 9.02.2013

Комментарии (10):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Большое и искреннее спасибо всем, кто посчитал возможным отозваться на материал. В свою очередь, уже мне было очень приятно читать ваше. СПАСИБО!!

  • Понравилась эта ностальгическая статья о малой Родине. Сожалею, что, когда отец был жив, не записал его рассказы о его детстве (кстати, очень веселые, несмотря на трудные времена).

    Оценка статьи: 5

  • Сплошная лирика.
    У каждого будет свое наследство. У отцов - свое. У детей - свои родные места и воспомининия. Не надо им навязывать свое прошлое.

  • Душевная статья, хотя и грустная. Но я думаю, что и нашим детям будет что оставить.
    Все у кого было детство и родина, оставят самые теплые воспоминания об этом времени и о памятных для них местах.

    Оценка статьи: 5

  • Попали в яблочко статьей. Сердечное спасибо!

    Оценка статьи: 5

  • Марта Матвеева Марта Матвеева Мастер 24 февраля 2013 в 19:54 отредактирован 24 февраля 2013 в 19:54

    Ностальгия хороша, когда есть хоть малая, но родина. А когда ее нет, то она заменяется наследством в его материальном выражении.

  • Замечательно. Хоть и грустно...

  • Мда уж... А главное правда...

    Оценка статьи: 5

  • Константин! Мне очень понравилась статья. Я сомнение имею – в этом ли счастье наследства? Может это для нас только и дорого? Наши детские места, ну и все такое. Я, вероятно, не найду слов описать, насколько мы разные с нашими родненькими ребятишками. У меня взрослые дети, они совершенно другие, чем я была в этом возрасте. И мне это очень нравится.

    Вот не так давно ездили мы в Эвенкию. Могилки подладить, совсем уж старых родственников навестить. На этом все и кончится. Нет Эвенкии, как таковой, не будет нас. Род, понятное дело, не прервется, но корни северной народности уже подрублены.

    Я ни разу не ворчу, я думу думаю, вот и статья к думам моим пришлась.

    Оценка статьи: 5

  • Спасибо, Костя. И грустно и хорошо. Приятно как то после статьи. Спасибо.

    Оценка статьи: 5