Константин Кучер Грандмастер

Чем интересен карельский поселок Лумиваара? Старое воинское кладбище

Вообще-то, от Петрозаводска до Питера удобнее ехать по автомобильной дороге М18 «Кола» (С.-Петербург — Мурманск). Как-никак — федеральная трасса. И хотя бы чисто теоретически твердое покрытие должно быть на всём её протяжении. На А-121 «Сортавала» такого пока нет. Но есть надежда, что когда-нибудь (вполне возможно, что даже в ближайшие годы!) — будет.

Правда, это «будет» — когда-то. А пока мы всё ещё предпочитаем, если в Питер, то по М18. Но пару-тройку раз приходилось мне добираться до него и по А-121, сворачивая у Пряжи на Сортавала и Приозерск. И вот, когда шел этой дорогой последний раз, в Ландохах местные мужики на Лукойловской заправке, что на самом выезде из города в сторону Ленобласти, мне и посоветовали: сойди, мол, в Ихала с трассы. Отверни к югу, на Лумиваара. Десятка километров туда, столько же — обратно. Сотней верст и не пахнет. Поэтому, даже если ты — не бешеная собака, то двадцатка — тем более, не крюк. Зато увидишь…

Если на Питер идти по А-121, мимо Сортавала - никак Игорь Монаков, личный архив

Увидишь то, что ни-ког-да… Никогда не видел! И больше, наверное, не увидишь в этой жизни. Потому что такого, как в Лумиваара… Больше нигде нет. Ну, как минимум, у нас, в Карелии.

Заинтриговали они меня. И сошел я в Ихала с трассы. Отвернул на идущую к югу, на Лумиваара, грунтовку, что на каждой сотне метров нанизывает на себя как минимум (!) пару поворотов. Может, поэтому те места в последние годы так полюбили раллисты?

Отвернул я на Лумиваара. Прошел обещанную местными десятку с небольшим. И самую малость не доходя до поселка, увидел там… Старую, но хорошо сохранившуюся финскую кирху. Но ещё до неё я увидел то, что меня поразило не меньше, чем это, действительно, оригинальное и запоминающееся архитектурное сооружение.

Не доходя какой-то сотни-полутора сотен метров до кирхи, чуть правее (получается, южнее) центрального входа в неё, установлен памятный знак на месте бывшего воинского кладбища и схема захоронений жителей Лумиваара, погибших за свободу своей Отчизны в далёких 1939−40 и 1941−44 гг. От самих захоронений остался только участок, по периметру обозначенный аккуратно уложенными скальными обломками небольших размеров. Но даже поздно вечером у чисто символического обелиска — самого обычного креста с одной поперечной перекладиной, установленного подле широко распространенного в этих местах гранитного валуна, горели свечи… Само место захоронений прилежно выкошено, каких-либо остатков бытового мусора и пищевых отходов вблизи кирхи и места захоронений не наблюдалось. Закрепленная на кресте лента двух национальных цветов Финляндии — белого и голубого — чистая, не выцветшая и такое впечатление: только вчера отглаженная.

А до посёлка, между прочим, ещё почти километр по пересечённой местности, и живут в нём, в основном, православные. Русские, украинцы, белорусы. Потомки тех, кто в первые послевоенные годы приехал в Карелию по оргнабору. Заготавливать лес, так необходимый для восстановления родных для них городов, сел и деревень, по которым дважды — сначала на восток, потом, возвращаясь, на запад — прошла война.

Вечер обычного буднего дня. Каких-то праздников или торжеств на горизонте не просматривается. А свечи горят. В самой глубине карельских лесов. У старой, но сохранившей свою былую красоту и величие финской кирхи.

Обновлено 11.02.2014
Статья размещена на сайте 10.02.2014

Комментарии (11):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Сколько же интересных мест в Карелии и в Лен. области. Особенно там, где раньше была Финляндия.
    История военного кладбища очень впечатляет, почему же были снесены финские кресты?

    Оценка статьи: 5

    • Почему? Мне кажется, Елена, этот вопрос риторический. Почему мы в свое время топили печи иконами?
      Кстати, по иконам. Интересная история. Финны, отступая в 44-ом из Карелии эвакуировали и иконы Кижского погоста. В т. ч. и знаменитое "небо" Преображенской церкви. Естественно, при заключении мирного договора наши им это припомнили. Финны всё вернули. ПО ОПИСИ. Где "небо" никто не знает до сих пор...

  • считается, что это памятник Генриху Оганесяну - режиссеру фильма "Три + два", будто в детстве он продавал воду.

    Оценка статьи: 5

  • это все от равнодушия окружающих - кто-то же видел. У нас в скверные 90-е из парка исчез бронзовый памятник: "мальчик продающий воду" - люди подняли шум и памятник тихо вернулся на место.

    Оценка статьи: 5

    • Думаю, это УНИКАЛЬНЕЙШИЙ случай, когда воры вернули ворованное.
      У нас, в Петрозаводске, есть одно из мест, которым город, как я считаю, по праву гордится. Набережная Онежского озера. Она и сама по себе - очень интересное и красивое место, а плюсом на ней устанавливают все архитектурные композиции, что дарят Петрозаводску города побратимы. И вот как-то шведский город Умео подарил нам Дерево желаний. Обычное дерево, только из черного металла. Ствол, ветки, всё, как положено. Только в стволе, на уровне роста среднего взрослого человека - ухо. К которому надо наклониться и тихонько, чтобы никто не слышал, прошептать своё желание. Вроде как, оно должно сбыться. А ещё на веточках этого дерева висели желтенькие колокольчики. Очень оригинально. С озера всегда есть ветер. Колокольчики покачиваются и звенят. Только в первую же ночь все колокольчики с веток, даже самых верхних. срезали.
      Мэрия заказала дубликаты. И как их сделали, снова повесили колокольчики на ветки. Они опять - чуть повисели и пропали, как и не было их. И так раза два. Потом мэрия плюнула и больше колокольчиков не заказывала. Ухо, мол, есть и этого, чтобы загадать желание достаточно...
      И не помню я, чтобы кто-то, когда-то срезанный им колокольчик, повесил на дерево обратно.

  • Наверно так оно и есть. И это хорошо.

    Оценка статьи: 5

    • Конечно, Карин, хорошо. Жаль только, что это не наша заслуга.
      Когда учился в Вологде, уже жил в Петрозаводске. И чтобы добраться до места, мне надо было сделать пересадку в Волховстрое. А там, вообще-то два ж/д вокзала. Большой, Волховстрой 2 и маленький, уже через реку, - Волховстрой 1. Большая часть поездов останавливалась на большом, основном вокзале во втором Волховстрое. Но часть, например, Никельский, Свердловский, Пермский, останавливались в первом Волховстрое. И вот там был очень интересный одноэтажный деревянный вокзальчик, вполне возможно, один из самых первых ж/д вокзалов России, построенный если не при Николае I, то при одном из его старших сыновей - точно. А потом, дров что ли у ж/д начальства не было, титан топить в вокзальчике, зал ожидания и кассу с подачи чьей-то мудрой головы перевели к диспетчерам в бетонный двухэтажный бункер. На первом этаже кассы и зал ожидания, на втором - диспетчера. Так за год от прежнего вокзала НИЧЕГО не осталось. А я больше чем уверен, он был настоящим памятником промышленной архитектуры второй половины XIX века...

  • Раз свечи горят, значит помнит кто-то.

    Оценка статьи: 5

    • Думаю, что это прежде всего потомки тех, кто похоронен здесь. Как-то в начале 90-х, когда мы открылись, я в районе Вяртсиля, у границы, подхватил попутчика финна. Пожилой человек. И я так понял, что он ехал посмотреть остатки фермы, которая когда-то принадлежала его деду. Уже за Сортавала мы свернули куда-то в поля и не доезжая Ладоги километр полтора, он по нашел сохранившийся фундамент (см 25-30 от земли, не больше) плсреди какого-то поля, засеянного многолетними травами. Мы, наверное, не нашли бы его, он невысокий, издали и не виден, но какие-то кусты стояли среди поля. Наверное, когда-то это были плодовые деревья. что росли рядом с домом.
      Подъехали, я остановился, финн вышел. Молча подошел к этим остаткам фундамента, присел на них и так же молча заплакал.
      Не могу утверждать на 100 %, но посмотрите, Карин, снимок этого мемориального знака внимательно. На табличке, под схемой хзхоронения, написано "Общество Лумиваара". Думаю, что эта финская общественная организация доплачивает какой-то из местных жительниц небольшую денежку, чтобы она присматривала и за кладбищем, и за кирхой.

  • Так воинское кладбище в Лумиваара выглядело прежде.