Игорь Ткачев Грандмастер

Современная Россия: Россия - новая, модель поведения - та же?

Русский народ — народ-богоносец, по Ф. М. Достоевскому, который описывает русскую цивилизацию как базирующуюся на глубоком православном понимании христианства. Только Россия способна оказать сопротивление опасной идеологии антропоцентрического прогресса.

AnnaKostyuk, Shutterstock.com

Средством борьбы могут служить культура и человечность, защищаемые «истинной» христианской верой, в противоположность свернувшим с истинного пути западным конфессиям — протестантизму и в особенности католичеству, в котором Достоевский видит антихриста.

Вы никогда не задавались вопросом, почему правда всегда на нашей стороне? С нами бог, наше дело правое, мы — исключительный и отличающийся от всех остальных народ-богоносец, но с нами никто не хочет дружить, разве что только делать бизнес или попроситься под защиту? Отчего мы всегда правы, а кто не с нами, неправ; наше православие — самая правильная вера, а остальные вероисповедания, будь то ислам, иудейство или баптизм, имеют какие-то изъяны; мы — самые умные, самые щедрые, самые исключительные, замечательные, мессианские, а все остальные до нашего русского стандарта откровенно не дотягивают?

Отчего, например, весь Запад и не только — можно сказать, весь мир, начиная от США и заканчивая КНР, в один голос говорит нам, что ввод войск на территорию Украины является грубым нарушением международных норм, а референдум в Крыму — цирк на дроте, а мы плевать хотели, потому что правы мы, а все остальные снова недопонимают широкую русскую душу? Не кажется ли вам, что мы, жители страны Россия и планеты Земля живем в каком-то своем, отличающемся от всех остальных, особенном мире?

Почему, обладая самой большой, наиогромнейшей территорией в мире, имея под своей русской эгидой более 150 национальностей и народностей, которая раньше включала в себя еще 14 республик, покорив огнем и мечом, как мы сами в своей же истории писали, Сибирь, присоединив к себе кавказские, туркестанские и прибалтийские земли, щедро политые кровью тех, кто на них проживал задолго то того, как мы решили, что им с нами будет много лучше, отвоевав тот же самый Крым у османов и выселив крымских татар в Казахстан и Сибирь, повоевав в Афганистане и Чечне, снабжая полмира своим оружием и т. д., мы невероятнейшим образом продолжаем считать себя самым миролюбивым, неагрессивным и справедливым народом в мире?

Отчего мы игнорируем и не желаем понимать такие простые недовольства и чаяния, например, эстонцев и латвийцев, которые не хотят, чтобы на их главных площадях стояли памятники советским воинам, а улицы носили имена советских полководцев и писателей, а, например, не своих собственных, если не по одной простой геополитической причине: государственные памятники — это как заявка на территории и умы тех, кто на них проживает? Как виртуальное напоминание, кто в доме хозяин?

Снова получается, что туркмены, украинцы и эстонцы — неблагодарные дети своих больших родителей, которые чего-то недопонимают, когда хотят быть от нас подальше, а мы снова миролюбиво и великодушно не поняты и не оценены? Весь мир против нас, а мы против всего мира?

Здравствуй, Америка, и снова прощай…

Вспомните 80-е и 90-е с нашей всеобъемлющей любовью к Америке и Западу. Беззаветнее любовь трудно было найти. Мы бредили свободой, музыкой, модой. Мы мечтали уехать. Мы любили Запад больше своей Родины. Но то время прошло, наступили отрезвляющие 2000-е и теперь, словно по мановению палочки из Кремля, за короткий промежуток в год-три мы от своей преданной любви снова вернулись к дикой нелюбви ко всему «пиндосскому». Как же так? Что за резкая смена настроения? Америка поплохела или мы просветлели? От любви до ненависти один шаг?

Все дело в том, что у нас при помощи СМИ, грубой и тонкой пропаганды формируют нужное на том или ином отрезке времени общественное мнение, коллективное сознание — то есть нами попросту манипулируют. Как формируется гражданское мнение и получаются нужные ответы на поставленные вопросы (вроде кроваво-черного Крымского полуострова со свастикой и радужным российским Крымом на биллбордах Симферополя и Севастополя или двух хитрых вопросов на бюллетене крымского референдума), нетрудно понять, и для этого есть целые институты, заставляющие наши мозги работать в том или ином направлении, кого надо любить, кого надо ненавидеть. Приемы — те же, что были в советское время, просто антураж, оберточка поменялась. Конечно, успех в таком формировании нужных точек зрения, манипулировании — относительный и несовершенный, но последние события на Украине и грубые методы СМИ-манипуляции общественным сознанием дают возможность многим увидеть и понять, как такие методы работают на практике.

Например, как и в советские времена, создают неоднозначный, простоватый и понятный даже ребенку образ врага-людоеда, утрируя любые нюансы, делая из мухи слона. Апеллируют к заложенным, сознательным и подсознательным страхам — например, называя украинских крайних правых не более точно и не очень страшно «националисты», а попросту «фашисты», вызывая у обывателя мгновенную бессознательную реакцию, неприятие — ведь у кого деды или отцы не воевали против фашистов, в какой семье относятся к фашистам с симпатией? В Чечне это были террористы — тогда терроризм был у всех на слуху, на Украине это фашисты — давний понятный страх всякого русского человека.

Или, направляя дула автоматов и посылая танки с самолетами, наделяют себя благородной и возвышенной миссией, также понятной каждому: например, спасти своих единокровных братьев и сестер, которые, конечно, неимоверно страдают от фашистов. (Спасательные миссии вообще очень популярны во всем мире. Хотите завоевать какой-нибудь остров или ввести войска в страну третьего мира? Назовите свою миссию «Спасение младенцев» или «Защита Христа»). Тот факт, что 20 с лишним лет про них никто не вспоминал, да и сами жертвы фашистов не думали, что они неимоверно страдают, лукаво упускается из виду, но на эмоциональной, патриотической волне да с фантомом более благополучной жизни на российском горизонте, когда за тебя борются и тебя убеждают, что тебе плохо, кто не поверит?

А они сами не лучше-то…

Действуя вразрез с международными нормами, нарушая все, что можно нарушить, нам кажется, что оправдание а-ля «А другие тоже так делают» является полновесным и оправдывает нас по полной программе. В таких случаях мы любим приводить в качестве защиты поведение США на мировой арене. Вспоминаем Ирак и Афганистан, Вьетнам и Югославию. Осуждаем любую из этих агрессий и в то же время даем себе карт-бланш на точно такое неадекватное поведение или еще хуже. Где же логика? Если мы осуждаем ввод миротворческих сил в Афганистан, то почему сами вводим войска, даже без санкции ООН, по одному голосованию Совета Федераций, на свое собственное усмотрение и, что еще хуже, на территорию страны, которую называем братской? К братьям и на танках?

Психолог про такое неуравновешенное поведение сказал бы, что, осуждая других и действуя схожим образом, мы сами втайне стремимся к тому же, что осуждаем. Осуждая гегемонию США, мы сами хотим доминировать на мировой арене и не гнушаемся ничем. Осуждая ввод миротворческих сил в Афганистан, мы сами вводим войска на территорию братского государства. Осуждая бомбежку Югославии, мы сами готовы бросать бомбы, вот только удобное оправдание подвернется под руку.

Растущее влияние в мире, с которым все больше и больше считаются на Западе, проведение Олимпиады в Сочи, успех российских спортсменов на ней — мировая заявка, военная агрессия с целью вернуть себе утраченные территории или завоевать новые за пределами страны — это классическая схема государства, которое нацелено на доминирование в мире, раньше сказали бы — имперское поведение. Причем по той же советской схеме, когда 90% населения России жило более чем скромно. Поистине, ничто не ново под Луной.

Обновлено 26.03.2014
Статья размещена на сайте 17.03.2014