Сергей Грибин Мастер

Русская история Харбина. Кто оставил в ней свой след?

В Харбине лето жаркое и солнечное. Так было всегда. И куда все харбинцы стремятся в знойный день? Конечно же, к реке, на набережную! Очень немногие сегодняшние харбинцы знают, что именно отсюда, от реки Сунгари, около 115 лет назад начал строиться этот прекрасный китайский город с русской душой.

Харбин сегодня russal Shutterstock

Здесь для отдыхающих есть все. Лавочки в тенистых местах заняты, кажется, еще с самого рассвета. Вот рассекают свободное пространство бульвара на своих или арендованных роликовых коньках любители активного отдыха. Чуть подальше, среди близлежащей застройки, под зонтиками, разместились любители поесть, выпить и пообщаться.

Детишки, повизгивая от восторга, пускают пузыри с помощью специальной рамки, окунаемой в мыльный раствор. Мамочки, зорко следя за своим потомством, ведут между собой свои женские беседы. Старички обсуждают последние новости, радостно щурясь на солнце. Идиллия полная.

Парк Сталина — так именуется харбинская набережная сегодня. Отсюда мы и начнем нашу необычную виртуальную историческую экскурсию.

Я покажу историю города через судьбы его людей, которые построили Харбин, здесь рождались, учились и влюблялись, крестили детей, внуков и уходили в лучший мир.

Первые строители города на Сунгари

Проект строительства железнодорожной магистрали через Маньчжурию предложил и добился его реализации бывший министр финансов России Сергей Юльевич Витте. Вести дорогу по незаселенной Сибири было долго и дорого, а опасность нападения на Россию со стороны Японии приближалась с каждым днем. Договор между Китаем и Российской Империей был подписан в 1896 году, в год коронации Николая II. Его подписал полномочный представитель императрицы Китая и министр иностранных дел Поднебесной Империи Ли Хун Чжан.

Самые первые изыскатели пришли в район будущего Харбина в апреле 1898 года.

Фото самого первого известного русского харбинца Адама Ивановича Шидловского, возглавившего первую экспедицию из Владивостока в район тогдашнего поселка Сунгари, я искал очень долго. Удача никак не хотела мне помогать, пока я не приехал в библиотеку Харбина, расположенную в районе университета Хэйта. Просматривая библиотечный каталог, я нашел книгу Евгения Хрисанфовича Нилуса «Исторический обзор строительства КВЖД, 1896−1923 год». И там, среди других достойнейших строителей, я увидел фото весьма скромного и щуплого молодого человека — инженера-первопроходца Шидловского.

Его экспедиция в составе 25 плотников, фельдшера, метеоролога и полусотни донских казаков для охраны от хунхузов, вышла из Никольск-Уссурийска 8 марта 1898 года. Уже 11 апреля они прибыли в район будущего Харбина, осмотрели заболоченные берега: рыба хвостами плещет, утки крякают, а дороги нормальной, пусть даже грунтовой, к реке нет. Адам Иванович долго размышлял — где поставить первый причал, где разместить управление дороги на зиму?

Нашли в восьми верстах от берега заброшенный старый ханшинный завод (ханшин — китайская водка, крепкая и духовитая) — целых 32 достаточно крепких постройки. Его с трудом купили у местных китайских хозяев — два дня торговались, китайцы торговаться умеют и очень любят — за 8000 лян серебра (400 килограммов, между прочим). И на следующий же день застучали топоры, запели пилы — началось строительство.

На этом месте теперь стоит Железнодорожная станция «СянФан» (именно так назывался когда-то заводик по производству местного алкоголя).

28 мая над Сунгари, снизу по течению, показались дымы. Два парохода «Благовещенск» и «Святой Иннокентий» гудками оповестили окрестности о своем прибытии. Так прибыла в будущий Харбин первая крупная партия строительных материалов и штат Управления КВЖД. Мы, русские, считаем 28 мая днем рождения Харбина!

Войны и их памятники: японская, германская и гражданская

Дорогу построили быстро. Она была передана в эксплуатацию 1 июля 1903 года — в тот день вступил на свой пост управляющий КВЖД Дмитрий Леонидович Хорват.

Война с Японией (ради чего так торопились) началась ровно через полгода — в ночь на 26 января 1904 года. Японские корабли атаковали и серьезно повредили стоящие без охранения на рейде Порт-Артура российские броненосцы и крейсера.

Война требовала оперативности и четкости в погрузке и отправке эшелонов на Юго-Восток, приема санитарных поездов, лечения раненых и больных. Харбин очень быстро превратился в прифронтовой город. Здесь было развернуто несколько больниц, госпиталей, перевязочных пунктов для выздоравливающих.

О тех временах напоминают нам два обелиска на русском кладбище Хуаншань. Первый — капитану второго ранга А. А. Корнильеву, командиру миноносца «Решительный», участнику первого морского сражения с японской эскадрой. И второй — он стоял на братской могиле воинов российских, умерших в Харбинском Дворянском госпитале. С трех сторон этого памятника были установлены мраморные плиты с именами воинов, умерших от ран и болезней, но они не сохранились. Изготовлен обелиск был в Москве у мастера-камнереза Кабанова, о чем есть надпись в правой нижней части памятника: «Кабановъ, Москва, Мясницкая».

Оба эти обелиска в 2011 году с согласия харбинских властей были отремонтированы. Православная община Покровского храма, совместно с Русским клубом в Харбине, помогала информационно и организационно. Выполняли все работы по ремонту памятников китайские подрядчики. Средства на это доброе дело были пожертвованы Харбинско-Китайским Историческим Обществом (ХКИО), находящимся в Сиднее, Австралия, и Русским клубом в Шанхае.

Первая мировая война гремела где-то вдалеке от Харбина и была не очень заметна для харбинцев. А вот последовавшая за ней Гражданская война разломила Россию на две половины — «красную» и «белую», и «белая» вынуждена была покинуть Родину.

Эти годы назовут в Маньчжурии «беженскими». Через Харбин в те времена пройдут до полутора миллионов русских беженцев от советской власти. Многие из них нашли для себя кров и работу в Харбине, но большинство уехало дальше на юг.

В Харбине оседали не только предприниматели и военные, священники или инженеры, но и врачи.

Самым известным из всех здешних докторов был Владимир Алексеевич Казем-Бек. Он родился в Казани в семье доктора. В детстве перенес очень сложную болезнь — туберкулез кости левой ноги. Мальчик несколько лет не мог ходить и играть со сверстниками. Пройдя через эти испытания, доктор Казем-Бек на всю жизнь сохранит в сердце сочувственное отношение к пациенту. Ему было не важно, кто перед ним — сын богатых родителей или инвалид-побирушка с городского рынка. Перед ним был больной человек, которому он должен помочь. Он не только не брал денег за прием от бедных, но и многим помогал материально. Владимир Алексеевич всю жизнь подчинил служению людям. Он дремал всю ночь, сидя в кресле, одетый и готовый к вызову к пациентам в любую минуту.

Он умер, заразившись скарлатиной. Спасая жизнь девочки, он, не имея под рукой нужного инструмента, проколол быстро растущую опухоль в горле трубочкой для коктейля и, высасывая жидкость, заразился. На похоронах доктора Казем-Бек за его катафалком шли и плакали тысячи совершенно разных людей — всем им помог «добрый доктор»!

Памятник доктору В.А. Казем-Беку был перенесен с Нового кладбища на кладбище Хуаншань в конце 60-х годов прошлого века. Стараниями четы Косицыных из Австралии на нем был восстановлен православный крест в самом конце 20-го века. В 2012 году могила доктора была приведена в порядок китайскими рабочими на средства ХКИО (Сидней, Австралия).

Продолжение нашего виртуального путешествия читайте здесь.

Обновлено 10.11.2017
Статья размещена на сайте 13.07.2014

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: