Елена Ермолова Грандмастер

Почему программа «200 храмов» вызывает протест верующих?

Иду по парковой дорожке. Дама с собачкой что-то оставляет на столбе. Читаю — приглашение местных жителей на митинг. Парк начали застраивать, хотя ни разрешения нет, ни согласия местных жителей.

MaraZe, Shutterstock.com

Не успев уйти далеко, решаю возвратиться и рассмотреть объявление подробнее, но его уже нет. Хотя погода безветренная, унести не могло. Что ж, ситуация знакомая, так бывает при столкновении интересов.

Проходит некоторое время, и меня зовут поучаствовать в защите храма от варваров. Уточняю, какой храм, кто и где собирается сносить. Но речь идет не о сносе, а о строительстве.

Дикари, дескать, хотят помешать благому делу строительства храмового комплекса. Сатанисты, либерасты, атеисты. Встанем как один, защитим и не дадим. Не дадим им защищать свои интересы. Они не веруют — значит, люди второго сорта, все беды мира от них и их мнение ничего не значит.

Видимо, активные противники неверующих и сорвали то объявление. Храм для православных, но особых православных. Они умеют креститься и произносить слова некоторых молитв, они участвуют в богослужениях и сильны по части религиозной риторики, но с верой дела обстоят плохо. Или у них бог какой-то другой, агрессивный и нетерпимый, похожий на жадных политиков.

Мне не нравятся такие люди, хотя формально мы братья и сестры. Мне очень не нравится, что православие сосредотачивается в Москве и из братства превращается в братву. Верующим запрещено судить своих пастырей, но вера требует обостренного внимания и высокой осознанности, а не слепоты и тупого послушания. И когда братья не крайне редко, случайно, а постоянно и уверенно демонстрируют сущность братков, верующие не отключают свое внимание и внимательно наблюдают за тем, что происходит.

Где-то в далеких посёлках священник оказывается и судьей, и врачом, и учителем, и экономистом-организатором. Такого невольно уважаешь. В Москве огромнейшее количество священников, и что они делают? Может быть, без дела не сидят, но с уважением к ним есть некоторые проблемы.

Положено думать, что в Москву переводят после долгой трудной службы в далеких приходах. Это и награда, и доверие. Там люди чуть проще, простодушнее, их бы от алкоголя удержать да к работе приохотить. В Москве каждый прихожанин — задача со множеством неизвестных. Потому требуется большой опыт и гигантская сила духа. Однако московские верующие не полагаются на то, что батюшку переведут из дальнего прихода в московский храм, и едут к нему, где бы он ни был, а московских священнослужителей зачастую избегают. И встречи с некоторыми московскими священниками и их паствой показывают, что это правильно.

Вот и на этот раз пришлось убедиться, что не всё ладно с нашей церковью. Решалась судьба того места, которое я очень хорошо знаю. Здесь на слиянии двух районов сохранялся городской лес, который постепенно застраивали. Люди сперва относились к этому спокойно, ведь лес был довольно большой, а теснили его понемногу. Построили бассейн, ледовый дворец — это всё вроде бы хорошо. Когда к озерцу пристроили стадион, возникло напряжение. Кто-то принимающий решение не почувствовал, что лес и стадион — это несовместимые формы жизни. Затем обнаружилось, что наш лес лесом-то не считается, для градостроителей это пустырь!

Нашлись активисты, которые добивались и добились для остатков леса статуса особо охраняемой природной территории. Но статус не помешал каким-то деятелям выпиливать деревья. Надежда на то, что пространство, называемое теперь парком, восстановится за счет молодой поросли, не сбылось, потому что управы повадились стричь всё подряд, все газоны и парки, высушивая землю и тем убивая молодые деревца. Люди огораживали поросль и посадки и ходили с вёдрами, поливали, но с молодыми деревцами как будто кто-то затеял войну. То недавняя посадка с корнем выдернута, то вершинки отломаны. Всё это казалось случайностями до тех пор, пока не приехала строительная техника «возводить храм на месте пустыря».

Храм призван облагородить пространство, вызвать благостные чувства у гуляющих по парку. Но в последнее время храмы стали вызывать совсем другие чувства. Там, где раньше можно было пройти через уютный скверик, теперь надо обходить гигантские территории храмов, и это не в одном и не в двух местах. У оград храмов стоят нищие, просят подаяния. Согласитесь, что когда каждый день проходишь в тени зелени среди поющих птиц, а потом вдруг зелень исчезает, и надо долго шагать в обход по жаре и испарениям от асфальта среди ноющих попрошаек, жизнь заметно ухудшается.

Помню огорчение от того, как кто-то называл наш любимый лесопарк помойкой и бомжатником. Наши привычные домашние бомжики действительно основывали целые лежбища, причем началось это после перестройки, а прежде был лес как лес или парк как парк. Речка течет, в озерце лягушки квакают. Частые вербы и редкие ракиты стоят у воды, а дальше — берёзки и дубки, черемуха и рябина. Много старых тополей на границе с городом, они отлично улавливают пыль и смог. Под ногами глина разъезжается, но это плата за покой. Ближе к дороге забываются россказни про маньяков, но становится очень шумно. Долгие годы здесь планируют пустить трамвай или троллейбус и куда-нибудь убрать поток автомобилей, но лишь дорога становится шире. И расширяется она за счёт тех самых тополей, которые улавливают выхлопные газы и глушат шум.

В этом месте, возможно, не хватает чего-то вроде Дворца пионеров и станции юных натуралистов. Небольшой конно-спортивный клубик был бы кстати. Во дворах прятался Центр помощи семье и детям, который вёл большую работу, но он расформирован, а большое новое здание, которое построили на месте сквера и обещали отдать под клубы и секции, сдают в аренду за очень большие деньги. Да, вместо большой работы — большой обман. И от любых изменений люди теперь ждут чего-то подобного. Говорите, в храмовом комплексе найдут место стар и млад? Здесь и нищих накормят, и музыкальное образование дадут, и квалифицированные врачи будут принимать бесплатно без очереди на месяц вперёд, как в поликлинике? Свежо предание, а верится с трудом.

Нет ни малейшей гарантии, что здесь дадут то, что нужно людям, зачем-то подменяя поликлиники и детские учреждения. И нет сомнения, что здесь появятся агрессивные псевдоправославные, которые не уважают людей, не примкнувших к ним. Они лгут уже сейчас, называя парк пустырём, а местных жителей азиатами. Едва появившись, они посеяли зло. И это зло будет расти вместо старых добрых тополей.

Статья размещена на сайте 26.10.2014

Комментарии (20):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Дядя Митя Дядя Митя Дебютант 1 ноября 2014 в 16:37 отредактирован 1 ноября 2014 в 16:39

    Храмы! Но почему именно храмы? Автор негодует по поводу строительства церквей, а почему бы не дать эпистолярный бой возведению всевозможных торговых центров и других коммерческих предприятий? Понимаете, истинно-верующим жизненно необходимы религиозные сооружения. А где их строить, если вся местность уже занята офисами? Давайте аккуратно демонтируем штук 50 таких вот бесполезных зданий и на освободившихся участках посадим вербы, ракиты, березки, дубы... А храмы не трогайте! Иначе, позиция автора напоминает позицию тех самых атеистов, которые совсем не против торгового центра, но им уж через чур мозолит глаза какая-нибудь церквушка. А на счет них вообще вообще возмутительно! В статье автор демонстрирует отсутствие человеколюбия. Кошмарный кошмар!

    Оценка статьи: 1

    • Дядя Митя, что значит "храмы не трогайте"? Стоит храм, его никто не трогает. Буквально: стоит, и даже верующие не ступают стопами на паперть. За редким исключением в дни праздников. Стоит - и ладно. Но к нему еще добавляют пристроечку за пристроечкой или сразу территорию на полпарка "по программе 200 храмов".
      Приходилолсь слышать, что "всё равно ваш парк застроят", "зальют асфальтом - моргнуть не успеете", и это действительно проблема. Но почему мы, отстояв парк при расширении дорог и автостоянок, должны вдруг уступать автостоянке храма при заявлении "это святое!"

  • Избушек будет несколько (наш край - до сих пор чуть ли не центр язычества) Избушки на открытом пространстве и в глухом лесу, но на туристической тропе.

    К чему это я?.. К тому, что всё должно быть - и храмы, и стадионы, и избушки на разных ножках...

  • А еще в нашем родниковом крае строят Избушки на курьих ножках, и резиденция Бабы-Яги будет принимать посетителей в виде туристов. Инициаторы идеи собираются сделать избушку самой настоящей - что и курьи ножки были, и поворачиваться она умела, как и полагается сказочному дому.

  • Уже давно заметил за собой: читаю нытье москвичей "Понаехали-тут, засрали-застроили, негде-отдохнуть..." с претензией на общероссийское, с некой брезгливостью к провинции и думаю про себя "Так вам и надо!"

    В нашем городе тоже храмы строят. И торговые центры строят чуть ли не в каждом дворе (на мой взгляд, конечно)... Но город хорошеет. Храмы и церквушки красивые - органично вписываются в окружающее пространство. Явно архитекторы и церковь вместе думают над этим. Мне нравится.

    • Вячеслав Старостин, у иногородних бывают крайне странные реакции на москвичей с любыми их проявлениями. Вам удалось различить нытье с брезгливостью? Или это так, реплика о своем наболлевшем?

    • Нило-Сорская пустынь — упразднённый православный монастырь в Вологодской области. Находится в 15 километрах от города Кириллова.
      Обитель основал в конце XV века преподобный Нил Сорский, инок Кирилло-Белозерского монастыря. В обители был принят скитский устав, поэтому эта пустынь сначала называлась скитом.
      С 1961 года и по настоящее время[1] на территории монастыря располагается психоневрологический диспансер. В настоящее время сохранилась часть монастырских построек: перестроенный Тихвинский собор, надвратная Покровская церковь, игуменский корпус и келейные корпуса, встроенные в стены монастыря.
      Материал из Википедии — свободной энциклопедии


      В современной России строятся большое количество новых церквей, создаются новые епархии, но почему РПЦ проявляет полное безразличие к судьбе Нило-Сорской пустыни? .

    • Вячеслав Старостин, по прописке я живу в СПб, по факту в Ленобласти, работаю в городе, который строился, в основном, в 60-70-е годы - унылая типовая застройка, депрессивные, с точки зрения нашей главной архитекторши, микрорайоны, дома,в которых, по ее мнению, там только вешаться хорошо...
      И те изменения, которые произошли в последние годы, - меня радуют безмерно. Новые кварталы интересны, красивы. Есть все для нормальной жизни.
      Но вот незадача - в парке, практически, в лесу, прилегающем к новому микрорайону, РПЦ вознамерилась построить не то что храм - храмовый комплекс.
      Жители категорически против - им велосипедные дорожки милее, чем толпы нищих на храмовые праздники...
      Общественные слушания проходят с ажиотажем - даже с телевизионной камерой не пробиться.
      На кладбищенской земле нужны храмы, в заброшенных селах - как символ возможного возрождения - если, конечно, найдутся такие пастыри, а вот в новостроях -....

      • Лада Крымова, меня смутило одно: "толпы нищих". Хотя, если речь идет о демонстративно нищих, особенно о настырно цепляющихся к прохожим, то это и впрямь кошмар.

        Да, велодорожки милее. И я помню велопрокат советского времени с приятными ценами. Говорят, нельзя сравнивать веру и велик. Но не потому, что это святое и земное, а потому, что это целое и часть. Когда у нас храм проложил дорогу и высадил вдоль нее множество пионов, а для великов оборудовали стоянку, все только спасибо сказали. Это не драка за землю, а реальная забота о людях и их душах.

      • Резонно, Лада Крымова... Новостройки - своего рода новая жизнь. Некая молодость города. И негоже молодым учиться реветь в три ручья за упокой и готовиться к загробной жизни. В новостройках должно быть торжество кипучей деятельности и должна быть радость ожидания завтрашнего дня. ИМХО, разумеется.

      • Лада Крымова, "Жители категорически против - им велосипедные дорожки милее, чем толпы нищих на храмовые праздники..." - какие жители? Вы интересовались мнением верующих или взяли на заметку только позицию десятка атеистов? Вы еще агитируйте за взрывы храмов, как это было в СССР. Хватит! Это пройденный этап.

        "На кладбищенской земле нужны храмы, в заброшенных селах" - я вот не очень хорошо отношусь к нынешним политикам, но когда читаю такое мнение, то радуюсь, что в госдуме нет совсем уж неадекватных людей.

        Оценка статьи: 1

        • Ой, дядя Митя, далеко не все храмы взрывали по воле Советов, многие разрушали из-за того, что это символ ставшей ненавистной поповщины. В других местах люди храмы даже перед всесильной властью отстаивали. Зависело хоть и не всегда, но и нередко, от того, каковы были священники на той земле.

        • Дядя Митя, если вы еще не спите! Причем здесь какие-то атеисты, или вы во весь мозг воцерквовленный? РПЦ ведет агрессивную политику по отжатию земель, и истинная вера тут никаким боком...В городских парках стоят храмы, чтобы успешно торговать христанутой ювелиркой, книжками и лампадками.

          • Лада Крымова, "вы во весь мозг воцерквовленный", "христанутой ювелиркой" - да уж, такими эпитетами мой собеседник подтвердил свою неадекватность. Вот о чем с ним беседовать? Сплошное хамство. Я уважаю атеистов, которые не верят в Бога, но не обзывают верующих и не препятствуют религиозной деятельности. А таких хамов очень не люблю.

            Оценка статьи: 1

        • Дядя Митя, не стоит закрывать глаза на очевидные факты: еще вчера учителя школ наказывали школьников, за то, те заходили в церковь, а сейчас моментально превратились в богомольцев.

          • Валерий Хачатуров, к счастью, учителя школ начинают соответствовать гражданам цивилизованного общества.

            Оценка статьи: 1

            • Валерий Хачатуров Мастер 2 ноября 2014 в 02:46 отредактирован 2 ноября 2014 в 03:03

              Дядя Митя, по какому критерию будем определять цивилизацию?
              И что нормального в том, что вчерашние воинствующие комсомольцы, стали воинствующими богомольцами, а их сознание отравлено годами безбожных лет?