Марта Александрова Профессионал

Сербия. Где ты найдешь покой?

Год назад мы бродили по улицам Белграда и рассуждали: как парадоксально, как невозможно представить, чтобы в наше время в центре Европы бомбили города. Кто бы мог подумать, что очень скоро это станет реальностью не только Сербии, но и Украины… Надежду внушает другое: сегодня Сербия жива, здорова — и прекрасна.

Белград. Собор святого Саввы М. Александрова личный архив

А сербы — они такие же, как мы: гордые, стойкие и упрямые. Подчеркивая сходство с русскими, они сами шутят о себе (да и о нас тоже): если в одном месте собираются больше трех сербов, они тут же начинают строить империю. И, как и мы, они остро переживают распад своей маленькой империи.

Таксист, который лихо вез нас из аэропорта в гостиницу (какой серб не любит быстрой езды?), долго и горячо клял бывших товарищей по Югославии: хорватов, словенцев, черногорцев, а также представителей еще многих и многих народов, отвернувшихся от его страны в тяжелые дни. Ну, а слова, сказанные им в адрес американцев, вообще в журнале приводить не стоит. «И только русские, — политкорректно замечал водитель, — никогда не оставляли нас в беде». Хотя мы и оставляли…

Но это история о другом. О поездке по тихой, мирной стране, которая, как обманчиво кажется сейчас, никогда не знала конфликтов.

Скатертью дороги

Сербские дороги — настоящий подарок судьбы для начинающего водителя, который первое в своей жизни путешествие за рулем автомобиля решил совершить в чужой стране, взяв напрокат незнакомую машину с англоговорящим навигатором… Итак, сербские дороги.

Они, во-первых, ровные; во-вторых, спокойные; в-третьих, понятные. Во многом спасибо нужно сказать местному рельефу: в отличие от большинства стран Центральной Европы, Сербия — почти сплошная равнина. А из окна автомобиля открываются бесконечные пасторальные пейзажи: поля и сады, овечки и козочки, домики и лавочки…

Единственной возвышенностью, которую мы встретили, стала Фрушка-Гора. Но на нее мы заехали специально — по пути из Белграда в Нови-Сад. Гора, а точнее невысокая (около 500 метров) гряда — национальный парк, особое, святое для сербов место. В свое время здесь действовало около 30 монастырей, до настоящего времени сохранилось 16, но и это, согласитесь, немало.

В одну из обителей — женский монастырь Врдник — мы заглянули. Одновременно с нами туда пытались заглянуть немецкие туристы, но были изгнаны строгой монахиней. Подозреваю, что объектом недовольства стала сопровождавшая европейцев собака — этим животным запрещен вход в православные монастыри и церкви. К нам же отнеслись лояльно — позволили зайти в собор и прогуляться по территории. Кроме нас двоих, нескольких монахинь и пары кошек (им входить в храм можно), здесь были только тишина и покой.

Над Савой и Дунаем

Мы выбрали простой маршрут — из столицы страны на север, почти до самой границы с Венгрией: Белград — Нови-Сад — Суботица — Палич. Концентрация уединения и умиротворения нарастала с каждым километром…

И даже Белград — не та столица, которая отпугивает суетой и пафосом. Местные жители — приветливы и дружелюбны, магазины и рестораны — уютны и дешевы. Впрочем, в других городах Сербии все примерно так же. Зато в древнем Белграде (его история началась еще до нашей эры) огромное количество достопримечательностей.

Самая масштабная из них — крепость Калемегдан, построенная на холме над местом слияния Савы и Дуная (которые примечательны сами по себе). Кроме древних стен и старинных часовен здесь можно увидеть выставку оружия: экспозиция под открытым небом включает образцы военной техники — от танков Первой мировой войны до того самого зенитного комплекса (кстати, еще советского производства), с помощью которого сербы в 1999 году сбили американский самолет-невидимку.

Еще один след недавней войны в столице Сербии — здания Министерства обороны и Генерального штаба, наполовину разрушенные бомбардировками. Белградцы решили сохранить их в таком виде как напоминание о неоправданной агрессии, хотя почти все другие объекты, пострадавшие во время атак авиации НАТО, к настоящему времени либо реконструированы, либо демонтированы.

Тишь да гладь

Нови-Сад — тоже столица, только рангом поменьше, главный город края Воеводина. Здесь тоже есть свой бастион — Петровардинская крепость. Она не такая древняя, как белградский Калемегдан, но не менее живописная. С крепостных стен открывается прекрасный вид на Дунай и Нови-Сад, а внутренние дворы свежи и зелены, особенно ранней весной.

Второй по величине город Воеводины — Суботица. На сто тысяч жителей приходится несколько интересных памятников архитектуры и большое количество спа-отелей, благодаря которым эту местность называют сербским Баден-Баденом. И что особенно приятно, отдых в одном из таких отелей обошелся нам совсем недорого — особенно если сравнивать с российскими аналогами.

Гостиниц, предлагающих подобные услуги, много и в Паличе — пригороде Суботицы, расположенном на берегу одноименного озера. Здесь мы выбрали маленький семейный отель с садом. Правда, в холодное время года наличие сада оказалось неактуальным, а вот индивидуальный спа-центр с жаркой сауной и теплым джакузи — именно то, что было нужно после прогулок по берегу озера.

Здесь Сербия казалась особенно мирной, особенно тихой. Страной, никогда не знавшей конфликтов. Вот только не шла из головы пламенная речь белградского таксиста… И музейные «зенитки» в Калемегдане, символично направленные в сторону США… И разрушенное здание Минобороны, которое никогда не будет восстановлено… И мы понимали: сербы — они такие же, как мы. И нет им покоя. Да и нам тоже.

Обновлено 18.04.2018
Статья размещена на сайте 20.03.2015

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: