Галя Константинова Грандмастер

Высоко-Петровский монастырь. Какие тайны он хранит?

Для приезжающих в Москву основное место для экскурсионных прогулок — Кремль. Но в Москве много и других уголков, посещение которых может доставить удовольствие и для тех, кто любит просто гулять, и для тех, кто интересуется историей. Все-таки это древний город и, несмотря на разрушения (вольные или невольные), сохраненные или восстановленные памятники могут рассказать много удивительных историй.

В двух шагах от Кремля расположен Высоко-Петровский монастырь. Он и дал название улице — Петровке, она и соединяла Троицкие ворота Кремля и монастырь на холме. Основан монастырь был, по преданию, митрополитом Киевским Петром — святителем и покровителем Москвы.

Первое упоминание монастыря в письменных источниках — 1317 год, но Петр перенес митрополичью кафедру из Владимира в Москву в 1325 году, по просьбе великого князя Ивана Даниловича Калиты. Первый каменный храм построен архитектором по имени Алевиз.

Два Алевиза

К сожалению, документов осталось совсем мало. Впрочем, исследования продолжаются, новые выводы делаются. Как известно, в строительстве крупных и важных сооружений Москвы принимали участие итальянцы. И тут самое главное запомнить, что Петрок Фрязин — вовсе не родственник Алевизу Фрязину, да и Алевизов было два — Старый и Новый.

«В 1508 году «князь великий велел вкруг града Москвы ров делати камением и кирпичем и пруды чинити вкруг града Алевизу Фрязину».

Фрязами, или фрязинами, называли на Руси иностранцев, в основном итальянцев — строителей Московского Кремля. С тех пор в Подмосковье существует поселок Фряново и наукоград Фрязино. Поэтому Петрок Фрязин — тот, что строил стены Китай-города, колокольню Ивана Великого и знаменитую церковь в Коломенском — это один итальянец. Кремль строили и другие иностранцы, из них — два Алевиза, приехавшие друг за другом с разницей в 10 лет. А вот церковь в Александровской слободе и в Высоко-Петровском монастыре строил именно последний Алевиз — Фрязин, или Новый. Сейчас это считается доказанным, а вот полное имя этого Алевиза с точностью не установлено.

«тоя же весны благоверный и христолюбивый князь великий Василий Иванович всеа Руси с многы желанием и верою повеле заложити и делати церкви каменныа и кирпичныа на Москве:… а всем тем церквам был мастер Алевиз Фрязин».

Более того — не только имя, но и сама бурная жизнь итальянского архитектора оставила много тайн. Достоверно известно только то, что по дороге из Италии в Москву посольство, с которым ехал архитектор, было задержано в Крыму ханом Менгли-Гиреем, который заставил итальянцев поработать на себя. Результатом этого «ареста» стал прекрасный портал Бахчисарайского дворца. Затем хан все же отпустил итальянцев, написав Ивану III: «А сю грамоту подал архитектон Алевиз, Менли-Гиреево слово… Меня брата твоего ярлык взяв, пошол Алевиз мастер, велми доброй мастер, не как иные мастеры, велми великий мастер… То как меня почтишь и мое брата своего слово почтишь, того фрязина Алевиза пожалуешь, ты ведаешь».

С тех пор строил «Алевиз-мастер» в Москве — и самые важные храмы строил, но вот о жизни его и даже об имени будут продолжать строить догадки. Так что Бахчисарайский дворец, Архангельский собор в Кремле и Александровская слобода связаны одним именем. Только вот имени-то толком не знаем. Просто Алевиз, или Алевиз Новый (поскольку приехал позже Алевиза Старого), или Алевиз Фрязин, поскольку итальянец (хотя и Алевиз Старый тоже был итальянцем).

А нам осталось только любоваться красотой Архангельского собора, ансамблем Александровской слободы и Собором Петра митрополита в Высоко-Петровском монастыре.

Этот собор — самый древний в монастыре — интересен и тем, что он построен в форме ротонды. До этого, по всей видимости, на этом месте стоял деревянный храм, итальянский же мастер возвел восьмигранную башню с полукружьями. То, что в центре Москвы существует памятник совершенно не характерной для Руси европейской ренессансной архитектуры, поняли совсем недавно. Тогда же убрали поздние барочные наслоения, и сейчас этот храм можно увидеть во всей его неожиданной красе.

Нарышкинское, или московское, барокко

А дальше уже другой стиль и другие архитекторы. Ктиторами, то есть вкладчиками древнего монастыря были Димитрий Донской, Иоанн Калита, великий князь Василий III, царь Алексей Романов, император Петр I — для всех них этот монастырь очень много значил, поэтому и посещался часто. А для Петра конкретно монастырь был символом победы в борьбе с Софьей и со стрельцами:

«цари государи и великие князья Иоанн Алексеевич и Петр Алексеевич» были в Высоко-Петровском монастыре на торжестве по поводу освящения церкви Петра Митрополита, слушали в ней литургию, а затем Петр жаловал ближних людей и угощался в кельях архимандрита".

Боголюбский собор монастыря — родовая усыпальница бояр Нарышкиных, родственников императора Петра I. Там и дед, и бабушка Петра, и его дядья, убитые во время стрелецкого бунта, и еще два десятка Нарышкиных.

Стиль этих зданий определяется уже именно как «нарышкинское барокко». Сергиевская церковь с трапезной — следующая по постройке. Дальше уже построили Надвратную церковь Покрова Пресвятой Богородицы, Церковь Толгской иконы Божией Матери, Казанской иконы Божией Матери. Так монастырь стал большим религиозным, культурным и архитектурным комплексом.

Во время Отечественной войны 1812 года в монастыре остановилась на постой французская конница, потом это была резиденция маршала Мортье, назначенного Наполеоном военным губернатором Москвы. Пишут, что прямо здесь расстреливали и хоронили москвичей, которых подозревали в поджогах.

Другое тяжелое испытание монастырю выпало после революции 1917 года. И именно здесь было церковное «подполье», так называемые «безгрешные катакомбы», были тайные общины, было старчество. Здесь уже были сплошные тайны. Однако на эту тему интересующиеся уже могут найти серьезные научные труды.

Сейчас монастырь почти полностью восстановлен. Не во все храмы есть постоянный доступ, но погулять и подышать уже ничего не мешает. А фотографии, пусть сделанные и не этой зимой, возможно, смогут проиллюстрировать то, что здесь написано.

Московское барокко, нарышкинский стиль в архитектуре уже полностью определяется как русский стиль. Многие здания, к сожалению, полностью разрушены, многие — охраняются ЮНЕСКО. Часть Высоко-Петровского монастыря выстроена именно в этом стиле, здесь же покоятся и многие Нарышкины, сыгравшие большую роль в непростой истории России.

Статья размещена на сайте 21.04.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: