Ольга Курбангалиева Профессионал

Пахта: где растет «фарфоровый» хлопок?

Когда я училась в школе, неотъемлемой частью нашего воспитания являлась трудовая дисциплина. На летних каникулах школьники должны были в обязательном порядке отрабатывать полученные за год знания: поливать цветы, окучивать грядки и даже делать косметический ремонт.

Пахта и бабайчики Ольга Курбангалиева личный архив

Кто тогда разбирался, правильным ли было «эксплуатировать» детей? Ведь дело, с одной стороны, очень полезное: не приучили бы детей к труду тогда, кто знает, «что бы из нас выросло»? Тем более что это не картошка, на которую отправляли в юности моих родителей — всего-то месяц работы на свежем воздухе в черте города.

Зато поездка «на картошку» была романтичнее: обязательная трудовая отработка приносила в колхозы и совхозы рабочие «руки», которых всегда не хватало. При этом той самой «картошкой» могла стать и уборка пшеницы, и покос, и даже сбор хлопка, куда в молодости ездила моя свекровь, уроженка Узбекистана. Она рассказывала о том, как их, студентов, в обязательном порядке на два месяца отправляли далеко за город, чтобы они собирали вызревающий на полях хлопок. Тяжелая, нудная, изматывающая работа — солнце нещадно печет, голову греет, пить хочется, а поля бескрайние, как море: куда ни кинь взгляд, повсюду видны коробочки, из которых свисает белоснежный мягкий пух…

Белое золото, синее золото…

Хлопок был белым золотом Узбекистана, потому по сей день он ярко отражается в архитектуре, искусстве и традициях славного восточного народа. Как в Азербайджане ковры, ставшие неотъемлемой частью великого наследия этой страны, так в РУЗ — хлопок, узоры которого покрывают орнаментом станции метро, стены домов и нарядные платья красивых восточных женщин.

Именно поэтому один из самых красивейших фарфоров, выпускаемых бывшей советской республикой, очень сильно похожий на русскую гжель, был назван так ласково, нежно и с любовью — «пахтагуль».

Это не просто цветок хлопка на синем фоне, это целое искусство, веха в истории, традиционный быт и жизнь узбеков и неотъемлемая часть любого дастархана. Да что это? Посмотрите внимательно в свой посудный шкаф и скорее всего вы и там найдете напоминание о пахте — ляганы, пиалы, тарелки, чайники. Пахтагуль продавалась по всему СССР и во многих домах по сей день осталась.

Гжель и пахта — сестрицы названные

Фарфоровая посуда — это вообще классика. С того момента, когда она впервые появилась в Китае, прошло очень много лет: только спустя 10 веков хитрые представители Поднебесной решили вывести в Старый Свет свою посуду.

Европейцы, жадные до красоты, тогда готовы были ее руками и зубами рвать и тратить на покупку фарфора бешеные деньги — именно поэтому такая посуда была признаком статуса, богатства и положения в обществе. Лишь в 18 веке, благодаря стараниям немецкого алхимика Бетгера, который, наконец-то, раскрыл великую тайну его производства, фарфор стал появляться сначала в Европе, потом на Руси, а после и по всему СССР.

Я недаром упомянула гжель с уникальным сине-белым декором и волшебными росписями. Впервые этот фарфор появился в кустарном виде в 17 веке, промышленные же масштабы его производства относятся уже к 1812 году, когда в Гжели было запущено 25 крупных заводов.

Искусные мастера расписывали фарфор синей краской: полосочки, мелкие узоры, яркие цвета — он выходил очень нарядным, как невеста на выданье в нежно-голубом «платье». Таким же, как и волшебная пахта — узбекский фарфор, ничем не уступающий гжели по красоте.

Восточный народ и так гостеприимен: зайди на огонек в любой дом — и для тебя поставят на стол все, чем хозяева богаты, но никогда не отпустят голодным. А если будешь долгожданным гостем, то дастархан накроют тебе прямо в хлопковых ладонях — в традиционной для Узбекистане пахте.

Узоры хлопка на ваших ладонях

Спустя годы и после развала СССР пахту все так же производят, правда, уже без знака «Анко», что означает на фарси сказочную птицу — мифический символ красоты, полета и, конечно же, качества, характеризующего продукцию знаменитого Ташкентского фарфорового завода. Был он построен в 1953 году, чтобы отныне и навсегда (?) обеспечивать качественной посудой республики Средней Азии.

Как бы ни хотелось, сегодня авторство уникального узбекского узора «Пахта» выяснить не представляется возможным: канули в лету и сами мастера, и завод, и таинства, связанные с производством посуды — лишь пахта осталась.

Безусловно, в Узбекистане создают и другие сервизы с собственным рисунком — хлопковым, огненным, сказочным, но самым узнаваемым остается пахтагуль. И хотя некоторые путают ее с пахтой-сливками — продуктом, образующимся при сбивании масла, непосредственно пахта — это совсем другое.

Это дивные, тонкие и нежные цветы, уникальные восточные росписи сине-белого цвета, которые будто бы прячутся в глубинах посудных шкафов, это нерушимые и проверенные временем традиции, это долгая история цветущего, гостеприимного и улыбчивого восточного народа.

Это самый настоящий праздник на вашем столе, волшебство и чудо, в которое с легкостью превращается простое чаепитие, если приправить его сладостью угощений и обилием яств, выложенных на ладони удивительного, сказочного и трогательного цветка хлопка, колышущегося на ветру. И имя ему — пахтагуль.

Обновлено 22.03.2018
Статья размещена на сайте 17.08.2015

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: