Марина Дутти Грандмастер      4     Распечатать

Будни выставки экзотических животных – какие они?

«Впервые в нашем городе ЕВРОПЕЙСКИЙ ЗООПАРК!», — голосили афиши на улицах города.

«Представлены свыше 70 видов животных! Впервые для вас редкие виды лемуров, обезьян и больших говорящих попугаев. Гигантские питоны и крокодилы, смертоносные кобры, пауки и скорпионы, огромные летучие мыши, ядовитые жабы, и многое другое.

МЫ ПРИГЛАШАЕМ ВАС И ВАШИХ ДЕТЕЙ
ОКУНУТЬСЯ В МИР КРАСОТЫ И ОПАСНОСТИ ТРОПИКОВ!"

Паук-птицеед Зоовыставка приехала в город прямо накануне Нового года, и с началом школьных каникул детвора и взрослые повалили туда толпами. Зоопарк этот, разместившийся в просторном зале городского краеведческого музея, по праву мог называться европейским, так как был он чист и ухожен.

Ядовитый скорпион Современные супер-террариумы рептилий, пауков, млекопитающих и земноводных были оснащены всем необходимым по последнему слову техники. Были они светлы и просторны, оборудованы обогревательными и подсвечивающими устройствами, украшены роскошным декором из искусственных тропических зарослей: лиан, цветов и растений; устланы зелёными ковриками и циновками, имитирующими травку или песчаник, а так же с живописными корягами, постаментами, сучьями и ветками для лазанья питомцев внутри.

У ядовитых змей в их владениях возвышались песчаные горки, лежали в художественном беспорядке битые глиняные черепки, за которыми они могли бы укрыться. А у кобры Наташи, например, внутри террариума лежала полуразбитая «древняя» амфора, в которой она пряталась.

У тех животных, кому это было необходимо, стояли бассейны и небольшие водоёмы с чистой, прозрачной водой.
В больших, железных клетках жили постояльцы покрупнее — всевозможные обезьяны, лемуры, и одно пушистое, симпатичное существо, похожее на кошку и собаку одновременно, со странным названием «галаго толстохвостый» и милым именем Матильда, что определяло его принадлежность к женскому полу.

Галаго толстохвостый по имени Матильда Вот на этой самой выставке экзотического зверья, которая и до сих пор, наверное, разъезжает-кочует по городам России, мне довелось поработать консультирующим ветеринарным врачом, а по совместительству и зоологом-экскурсоводом.

Но, конечно же, все мои рассказы, предназначенные для почтеннейшей публики, лишь очень поверхностно отражали действительную жизнь подневольного зверья. Чего уж греха таить — были эти рассказы довольно приглажены и не касались отрицательных сторон, свойственных содержанию диких животных в неволе.
Ну, представьте себе здоровое дикое животное, которое поймали и заперли в тесном террариуме или клетке…

И там оно проводит не то, чтобы дни и недели, а месяцы, — годы без движения, без свежего воздуха, без солнца. Без солнца потому, что выставка, как правило, всегда размещалась в закрытых помещениях — в фойе кинотеатров или залах музеев.

Обычный день «европейского» зоопарка начинался с уборки. С шести часов утра служители привычно прибирали и вычищали в домиках и террариумах, мыли разнокалиберные мисочки для воды и еды, меняли воду в аквариумах, начищали и надраивали до блеска все стёкла и лампочки, освежали воздух внутри клеток водой из пульверизаторов.
Животные просыпались, чистились, встряхивались и умывались. А некоторых из них — большого лемура и маленьких, ручных детёнышей-гамадрильчиков собственноручно причёсывал старейший и опытнейший служитель зоопарка.

Потом, когда в зале появлялись первые посетители, начиналось Большое Кормление, которое уже не прекращалось до самого вечера. Из подсобки торжественно выносились связки бананов, россыпи винограда, килограммы апельсинов, яблок и киви, пакеты с семечками, орехами, упаковки йогуртов и молока, булочки, печенье и даже мясо.

Когда были накормлены завтраком одни звери, приходил черёд завтракать другим, а когда завершалось кормление последних, уже наступало время обеда первых. И так до самого ужина.
Радости восторженной публики не было предела. Во-первых, потому, что люди своими глазами видели, как хорошо и сытно питаются «подневольные» зверушки, что у них всего вдоволь, а во-вторых потому, что им было просто любопытно наблюдать, как и что едят разные животные.

Раскрасневшиеся ребятишки оживлённо перебегали от клетки к клетке, тыча пальцами в стёкла террариумов, между прутьями клеток, глядя заворожённо то на пауков и хамелеонов, поедающих червячков и насекомых, то на смешных обезьянок, запихивающих в рот бананы, апельсины, печенье и булочки, и запивающих всё это молоком и соком; то на белочек и маленьких лемуров, уплетающих йогурты и творожок, то на черепашью стаю, сметающую на своём пути листья капусты и салата, кучки тёртой морковки и свеклы, на варанов и крокодилов, жадно поглощающих куски свежего мяса. Кобра Наташа

Посетители азартно фотографировались с черепашками и ручными гамадрильчиками, увлечённо снимали на видеокамеры передвижения хамелеонов, пауков и скорпионов за стеклом, смеялись от души над проделками мартышек, трепетно замирали перед ядовитыми змеями, но иной раз всё же вздыхали, жалея запертых в клетках животных.
 — Ой, как жалко! Ой, бедненькие! Ведь им же тесно, наверное, да? Ведь у них места там мало, правда?
 — А крокодилу воды мало…
 — Ой, лучше б они на воле бегали!

 — Конечно, — отвечала я, — они могли бы бегать на воле, но тогда не существовало бы выставки, и вы не увидели бы вблизи таких интересных животных!
 — А скажите, — продолжали неугомонные радетели (и я их прекрасно понимаю), — ведь там, где вы постоянно обитаете, у них есть какие-то вольерчики, загончики, где они могут более свободно подвигаться, поразмяться? — И с надеждой заглядывали мне в глаза… — Ведь не всегда же вы вот так путешествуете, — есть ведь, наверное, где им отдохнуть, на свежем воздушке попрыгать?!
 — А здесь вы их, может, хоть на ночь выпускаете, да? Ну, вот питонов-то этих — поползать, они же такие большие, а террариумы у них такие маленькие!

Да, что и говорить — питоны на выставке были очень большие: питон-альбинос Альбина, например, — метра в 4−5 длиной, а толщиной — в хорошую, мускулистую руку борца, а то и в полторы руки. И не одна она была такая…
И всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно, как говорится…
 — Да, конечно, выпускаем. Всех выпускаем, — пыталась я пошутить. — Змеи — питоны, кобры, анаконды — ползают, обезьяны, — бегают, попугаи — летают…

Попугай ара Но вместо оскорблённого отчуждения или недоверия в глазах людей зажигались радостные свет и надежда. Им хотелось верить в это, пусть абсурдное, несуразное…
 — Да?! Правда?! Ой, как хорошо!
А я и не знала, и даже не предполагала, что в людях так много чистоты, сочувствия, сострадания, которые приоткрывались здесь, на выставке, при соприкосновении с жизнями этих незнакомых им ранее существ… И если во взрослых, порой огрубевших, замкнувшихся в себе душах, было столько детской, трогательной доброты, то что уж говорить о детях…

В распахнутых детских глазах было столько вопросов, столько удивления, сочувствия и тревоги за братьев наших меньших! Может быть, кто-то из наших читателей даже вспомнит и узнает эту выставку экзотических животных, побывавшую, возможно, и в их городе.

Вспомнит и деспота-гамадрила с его гаремом, и семейство яванских макаков с детьми, и любимицу детей — енота Нюшу, и хамелеона Эдика, и попугаев, и многих, многих других.
И, если вы, дорогие наши читатели, пойдёте в очередной раз на приезжую выставку экзотического зверья, то возможно, попадёте как раз к ним в гости!

Приятных же впечатлений вам и вашим детям! ]

4 комментария (комментировать)
Теги: экскурсии, выставка, экзотика, животные
Рейтинг статьи Ваша оценка
Подробнее

Поделиться

Опубликовано 15.06.2008
Дата первой публикации 03.03.2008

Обсуждение статьи:

  • Нина Инвентионова Нина Инвентионова Дебютант 4 марта 2008 в 01:03

    Большое спасибо за такую увлекательную и полезную информацию!

    Оценка статьи: 5

    • И ВАМ СПАСИБО, НИНА, ЗА ТАКОЙ ПРИЯТНЫЙ ОТЗЫВ!!!

      Я очень рада, что Вам понравилось, ведь жизнь всех этих зверюшек, о которых я пишу, я пропустила через свою душу.

      Я с детства просто "болела" любовью к животным.
      Потому и пошла учиться на ветеринарный факультет зооветеринарного института.
      Но работа ветврачом в колхозе принесла мне не столько радости, сколько страданий. Смотреть на то, в каких условиях содержались несчастные колхозные животные, было настоящей пыткой.

      Вот если хотите – гляньте:

      Это моя повесть «ВЕТИНАРША», где я описываю свою работу главным ветеринарным врачом (коим я в действительности и была) колхоза.

      И сейчас, когда колхозы, наконец, прекратили своё существование, я рукоплещу и кричу мысленно «бис» и «браво» всевидящему оку ПРОВИДЕНИЯ!!!

      С уважением,
      МАРИНА ДУТТИ.

      • Жалко, но...

        Ничего не поделаешь.
        Людям всегда было интересно посмотреть на животных "вживую".
        С другой стороны - подумайте, если бы всех животных зоопарков выпустили на волю в их естественные места обитания...
        Любопытным глазкам захотелось бы посмотреть на животных там.
        И это было бы опасно для обеих сторон - как для людей, так и для животных, которых люди "из самозащиты" могли бы убить!
        Так что зоопарки, может быть, не такая плохая идея, главное-хорошие условия содержания зверюшек!

        Оценка статьи: 5

        • Да, вот именно!

          Я же и пишу, что не всегда животным даже убегать из зоопарка хочется. Или уходят, а потом приходят, просятся назад. Вот в стаье "Как вести себя в зоопарке? Часть 2" я писала:

          "Кстати, животные далеко не всегда стремятся убежать из своего плена, как это принято считать. Известен случай, когда лисица ночью тайно покидала неволю для того, чтобы поохотиться на мышей и городских голубей, а под утро возвращалась обратно.
          А однажды из зоопарка улетело шесть венценосных журавлей, когда служитель забыл закрыть их на ночь. Но пятеро вскоре вернулись назад, а один всё никак не мог найти дорогу, кружа над городом несколько дней.
          Но потом и он вернулся"

          Спасибо тебе за комментарий, Табалуга Дракон!

Посмотреть все комментарии (4)

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: