Марк Блау   Грандмастер

Какой вклад в автомобилестроение внес личный шофер русского царя?

Русский царь Николай II слыл среди европейских государей энтузиастом только народившегося автомобильного транспорта. Его родственники, британская королевская семья, все еще ездили в роскошных ландо, предпочитая запах лошадиного пота запаху бензина, а Николай Александрович уже имел в Царском Селе гараж и целый «табун» автомобилей.

Такой интерес к автомобилю в стране, где хороших дорог не существовало, удивлял. Вероятно, сказывалась наследственность. Известно, что его дед, царь Александр II, оказался самым первым человеком в мире, купившим «самобеглую коляску». Это был трехколесный экипаж с паровым двигателем, приобретенный в 1864 году у французского изобретателя Жана-Жозефа Этьена Ленуара.

В царский гараж отбирали автомобили большие и мощные. В Царском Селе и в Ливадии Николай II ездил на французских машинах «Делонэ-Бельвилль». Мощность каждого такого автомобиля была 70 л.с. На них стоял шестицилиндровый мотор гигантского даже по нынешнему времени объема 11.846 литра. Несмотря на это, мотор «Делонэ-Бельвилля» был очень тихим. Все автомобили снабжались разными — для зимы и для лета — кузовами. В столице Николай II пользовался машиной с закрытым кузовом типа «лимузин». А в теплое время и в Крыму ему служил аналогичный автомобиль с открытым кузовом с тентом над пассажирским салоном. Позже такой облегченный и как бы спортивный тип автомобилей стали называть «торпедо».

На заводе во Франции эти машины собирали по именному заказу, специально для русского царя. На радиаторах у них значилось SMT. Это — первые буквы французских слов «Его Величество Царь» (Sa Majeste le Tsar). У царских автомобилей золотилось обрамление радиатора, надписи, корпуса фар и даже колесные колпаки. На дверях, естественно, красовались царские гербы.

В царскосельском и ливадийском гаражах были и другие автомобили представительского класса, в том числе знаменитый «Роллс-Ройс Серебряный призрак». В 1906 году по протекции князя Орлова во главе этого беспокойного хозяйства стал 28-летний гражданин Франции Адольф Кегресс (Adolphe Kegresse) (1879−1943). С 1904 года он работал в России, организовывая здесь автомобильную почту. С 1906 года А. Кегресс поселился в Царском Селе и стал техническим директором гаража царя Николая II, а после — личным шофером императора.

В 1908 году штат Царскосельского Императорского гаража насчитывал 26 человек, а через пять лет разросся уже до 80. Здесь работали лучшие шоферы и специалисты Петербурга. Они должны были не только мастерски управлять автомобилем, но также уметь их ремонтировать. А в особых случаях водители становились даже телохранителями своих пассажиров.

Российский снежный климат и плохое качество дорог заставили А. Кегресса заняться разработкой автомобилей повышенной проходимости. Его главным изобретением в этой области стал гибкий гусеничный движитель, одевавшийся на задние колеса автомобиля. Гусеницы сначала делали из толстого верблюжьего войлока, а позже — из резины. Передние колеса иногда ставили на лыжи. Первые испытания императорских вездеходов прошли зимой 1911 года. 31 мая 1914 года А. Кегресс получил на свое изобретение французский и российский патенты. Кегресс также первым назвал изобретенный им движитель словом, которое раньше применяли только в отношении насекомых: La chenille — по-французски «гусеница, червячок». Будучи переведенным, это слово прижилось и в русском языке.

С началом Первой мировой войны Адольф Кегресс находился при своем венценосном пассажире в ставке русской армии. По этой причине он даже получил звание прапорщика. А Путиловский завод начал выпускать по его проекту вездеходы для армии, в том числе и броневики на полугусеничном ходу «Остин-Путилов». На фронте эти броневики применить не успели. Ими воспользовались уже большевики во время Гражданской войны.

После Февральской революции Адольф Кегресс сдал все имущество царского гаража представителям Временного правительства, посадил жену и трех детей на автомобиль и уехал в Финляндию, откуда вернулся к себе на родину. Как показали дальнейшие события, это был весьма благоразумный поступок.

Адольф Кегресс был родом из небольшого городка Эрикур (Héricourt), который находится на востоке Франции в предгорьях Альп. Естественно, в этом городке все знали всех. Поэтому не удивительно, что в 1920 году текстильный фабрикант Жорж Швоб д’Эрикур (Georges Schwob d’Héricourt) представляет своего друга А. Кегресса известному производителю автомобилей А. Ситроену. А в одно из октябрьских воскресений 1920 года Кегресс продемонстрировал Ситроену возможности своего вездехода, покатав «патрона» по грудам песка на пустой стройплощадке завода в Сен-Дени.

Андре Ситроен со свойственной ему прозорливостью оценил значение изобретения А. Кегресса. Во время Первой мировой войны он был офицером-артиллеристом и по личному опыту знал, как беспомощны обычные машины в условиях бездорожья. А вездеходу дороги не нужны! Он может двигаться по снегу, по песку, по болотам! Военные оторвут его с руками!

Оценил А. Ситроен и возможности применения вездеходов в гражданской сфере. Например, в африканских и азиатских колониях Франции, где сеть шоссейных и железных дорог была очень неразвита.

Уже в 1920 году была создана компания «Ситроен-Кегресс-Энстен», которая начала заниматься разработкой гусеничного автотранспорта на основе десятисильных автомобилей «Ситроен B12». Эти разработки в дальнейшем сыграют большую роль в обеспечении автопробега автомобилей «Ситроен» через Сахару, по пустыням и джунглям Африки и по азиатскому бездорожью от Бейрута до Пекина. Эти автопробеги были совершены в конце 1920-х — начале 1930-х годов и привлекли внимание всего мира.

Фирма «Кегресс-Энстен» выпускала вездеходы до 1937 года. Эти машины использовались не только во французской армии, но также в армиях других государств: Бельгии, Чили, Великобритании, Нидерландов, Польши и Испании, а также в почтовой службе и на таможне.

Опубликовано 20.05.2010
Дата первой публикации 13.04.2010

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • история иногда удивляет

    интересная статья, не знал об этом ничего

    Оценка статьи: 5

     
  • А здесь царский Делано-Бельвиль можно увидеть во всей красе. Прочие ссылки и картинки - в моем ЖЖ

     
  • Марк, спасибо за интересный рассказ. И Денису спасибо - за интересный комментарий.

    Оценка статьи: 5

     
  • Василий Панин Василий Панин Читатель 21 мая 2010 в 10:25 отредактирован 21 мая 2010 в 13:31
    отлично

    Да интересный факт однако

     
  • Хорошая статья) Честно говоря, я не знал об этих фактах)...

     
  • Адольф Кегресс был не личным шофёром, а начальником гаража Его Величества. В императорском гараже вообще было немало уникальных авто. Фирма Делонэ-Бельвилль ещё до начала производства автомобилей приобрела большой авторитет в области паровозостроения, поэтому её автомобили отличались большим количеством устройств, работающих от сжатого воздуха. Автомобили из предназначавшейся для российского императора серии SMT имели встроенные в шасси пневматические домкраты, приводившиеся в действие прямо с места водителя, пневматический стартёр, на котором без запуска двигателя можно было проехать около 200 метров (незаменимая вещь в экстремальных ситуациях), автоматически откидывавшиеся при открытии дверей пассажирского салона подножки и многое другое.
    Ленуар вообще-то с самого начала работал в области двигателей внутреннего сгорания, поэтому все его машины, построенные в 1862-1870 годах, оснащались ДВС, работавшими на керосине или светильном газе. Но по показателям уступали паровикам, достигшим к тому времени немалого технического уровня.
    В царском гараже был также удивительный "безрельсовый поезд" Ренара, имевший несколько активных (то есть с передающимися на колёса от двигателя тягача крутящим моментом) прицепов, пассажирских и грузовых. Но эта машина основывалась на проекте русских инженеров, которому не дали хода на родине.
    Также Николай Александрович поначалу с опаской относился к новому виду транспорта. Неизвестно, какое мнение он высказал по поводу выставленного на ярмарке в Нижнем Новгороде первого русского автомобиля Яковлева и Фрезе. Но когда первые автомобили иностранного производства появились в Петербурге, Москве, Одессе и Киеве, он поддержал решение градоначальников этих городов о запрете автомобильного движения. Когда поручик Ялтинского конногвардейского полка Квитко-Основьяненко купил автомобиль и подал прошение на высочайшее имя о выдаче ему хотя бы персонального разового разрешения на поездки, то пришёл такой ответ: "Поручик, пока я живу в Ливадии, в Крыму не появится ни один автомобиль!"
    Однако автомобилем увлеклись министр двора граф Фредерикс и брат императора Великий Князь Михаил, и они заразили новомодным увлечением самого императора. При содействии графа Орлова тот немного освоился с таким пугающим поначалу самодвижущимся экипажем, а затем распорядился приобрести несколько новых автомобилей. На одной из зарубежных выставок, где чиновники из придворной канцелярии оценивали качества различных марок, им и предложил свои услуги опытный шоффэр Адоль Кегресс. В отличие от многих мошенников, наживавшихся на приверженцах автомобилизма, его компетентность и уровень знаний не вызывали сомнений.
    Ну а это Ситроэн-Кегресс пробирается через Анды.