София Варган Грандмастер

Сталинские методы руководства. Как создать образ Вождя? (Часть 2)

Аксиома: руководитель — командует, сотрудники — подчиняются. Но какой же образ Вождя лучше всего формировать в сознании сотрудников, чтобы это подчинение было «добровольно и с песнями»? Можно внедрить принцип «руководитель знает лучше», но при каких условиях он будет работать наилучшим образом?

Роберт Хайнлайн писал:
«- … Он ожидал услышать от меня громкие слова, и он их услышал.
 — … Я ведь знала многих героев и некоторые из них были такие олухи, что их следовало бы кормить на кухне, если бы своими делами они не завоевали место за парадным столом. Но я знала лишь немногих, кто был благороден, ибо благородство души встречается куда реже героизма… Парень ожидал, поэтому ты выдал ему, но nobless oblige — эмоция, которую способны испытывать лишь те, кто истинно благороден… Когда ты галантен к какой-то красотке… то это не благородство. Такое поведение вытекает… из гораздо более обыденных эмоций, чем nobless oblige. Но когда ты разговариваешь с деревенским дурачком, ноги которого измазаны навозом, дыхание воняет чесноком, сам он весь пропах потом, а лицо его усеяно прыщами, и говоришь мягко, заставляя его на какое-то время почувствовать себя таким же благородным, как ты сам, пробуждая в нем стремление и надежду стать когда-нибудь равным тебе, я знаю, что это не потому, что ты решил позабавиться с этим мальчишкой».

Эти слова являются безотказным и действенным рецептом создания имиджа руководителя. Все это можно выразить в двух словах: nobless oblige. Сталин тщательно следовал этой доктрине, формировал образ, который отпечатался в умах всех его «сотрудников», то есть — у населения целой страны. Вспомним хотя бы портреты Сталина. Ни на одном портрете нельзя рассмотреть сухорукость, оспины, маленький рост — то есть, недостатки внешности, которые могли бы повлиять на формируемый имидж. Напротив — с портретов на нас смотрит настоящий вождь, с одной стороны — человек, но с другой — стоящий над всеми остальными, практически бог.

Отец — именно этот образ формировал Сталин в сознании народа, и следует сказать, что он преуспел. Ведь для детей именно родители являются «чтимыми людьми», слово которых — закон, пожелания которых нужно выполнять и одобрения которых следует добиваться. Любой ребенок счастлив, когда родители его хвалят. Но этот ребенок никуда не исчезает, когда человек взрослеет, просто переходит на другой уровень, в подсознание.

Как известно, личные, чисто человеческие потребности Сталина были до смешного невелики, что вытекает из психотипа личности. Сталин обладал паранойяльным психотипом, а такой психотип все свои силы направляет исключительно на достижение поставленной цели, и если для этого требуется отказаться от каких-то потребностей, то он отказывается без всяких сомнений и сожалений.

Однако, также известно, что при разговоре со Сталиным по телефону требовалось стоять навытяжку, ни в коем случае не сидеть и так далее. Это не проявление мании величия. Это — тоже поддержание определенного имиджа.

Мне кажется, что Сталину — как человеку — было глубоко безразлично: сидят люди или стоят, да хоть лежат в момент беседы с ним. Но — nobless oblige. При разговоре с живым богом требуется выказывать почтение, а навыки физиологические довольно быстро переходят в навыки психологические. И стояние у телефона навытяжку откладывается в подсознании дополнительным аргументом в пользу того, что собеседник достоин и уважения, и подчинения, и вообще находится гораздо выше, и нужно быть счастливым, что он снизошел до разговора, как равный с равным — отсюда и стояние навытяжку у телефона, которое совершенно не требовалось Сосо Джугашвили, но было необходимо Товарищу Сталину именно для того, чтобы оставаться Товарищем Сталиным.

В газетах тех времен при публикации отчетов о каких-либо заседаниях никогда не сокращали: «т. Сталин» было писать не принято, да и запретно. Обычно писали: «Присутствовал товарищ Сталин, а также тт…» — далее следовал список фамилий. То есть, с одной стороны подчеркивалось, что товарищ Сталин — это Товарищ Сталин, человек над системой, с другой, для усиления эффекта, его отделяли от остальных, которые становились всего лишь свитой императора, апостолами бога, но никак не равными ему.

Как известно, глаза — зеркало души, именно по глазам подготовленный человек может поставить психологический диагноз, определить, когда собеседник лжет, а когда говорит правду, только что не прочесть мысли дословно. С этой точки зрения любопытно описание глаз Сталина: «Глаза серо-коричневые. Иногда, когда он хотел, обаятельные, даже без улыбки, а с улыбкой — подкупающе ласковые. Иногда, в гневе, страшно пронзительные» (А.Авторханов, «Загадка смерти Сталина»). И какое же впечатление производил на обычных людей подкупающе ласковый взгляд вождя? Вот именно.

Обратите внимание, как одевался Сталин. Изумительная простота, приближающая его к обыденной жизни и обычным людям. Ничего сверх, ни малейшего намека на свое высокое положение, на свой статус. И, однако, это лишь подчеркивало тот самый статус, заставляло еще больше уважать и даже любить.

Берите пример со Сталина при создании имиджа Вождя, и вы станете настоящим Отцом своим сотрудникам, вас будут любить и уважать (и немного бояться). И, возможно, начиная сложное дело, ваши сотрудники будут скандировать: «За компанию! За директора имярек!». А о текучке кадров вы попросту забудете.

Опубликовано 13.07.2008
Дата первой публикации 13.05.2008

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: