София Варган Грандмастер

Сталинские методы руководства. Чем плох «родственный» подбор кадров?

Создание руководителем родительского образа подразумевает определенного рода проблемы общения. Ведь воспитатель в детском саду не общается с детьми, как с равными, и это вполне естественно, его авторитет не предполагает подобного общения. Многие руководители, забывая об этом правиле, начинают проводить кадровую политику, исходя из «родственного» принципа: то есть, на работу принимаются родственники, друзья, хорошие знакомые.

Такая кадровая политика мотивируется в основном тем, что «своим можно доверять». Этот принцип широко распространен в восточных культурах. Но если особенности восточных культур позволяют подбирать кадры по родственному принципу, то в современном обществе западного типа наибольшее количество обид и недоразумений скапливается именно среди «своих», и чем эти «свои» ближе, тем больше возникает негативных моментов в отношениях. Таково мнение психологов, и нужно признать, что оно справедливо.

Всех нас с самого детства убеждают, что родственные связи — самые надежные. Однако, чем ближе люди друг к другу, тем больше у них возможностей для накопления обид и недоразумений, и это вполне естественно: ведь общение довольно частое и довольно тесное. Недаром ведь говорят, что у близких людей куда больше возможностей и причин ненавидеть друг друга, чем у посторонних.

Кроме того, никто так хорошо не знает слабые, незащищенные места, как близкие люди. И в случае каких-либо проблем в работе, в ход идут не только «рабочие» аргументы, но и «удары ниже пояса» — те самые, семейные. На тех сотрудников, которые членами семьи не являются, подобные семейные «разборки» производят довольно тягостное впечатление, что отрицательно сказывается на работе.

Но даже если оставить в стороне возможность семейных конфликтов на работе, то остается еще один существенный момент, возможно, даже куда более существенный, чем все конфликты вместе взятые. Отцовский имидж руководителя не может сохраняться, если рядом с ним работают родственники. Символ, который подтверждает, что руководитель знает лучше, перестает работать. Ведь практически невозможно сохранить имидж «Отца народов» (или «Отца компании»), если рядом работает жена, брат, сестра и так далее. То же относится и к друзьям детства: люди, которые, фигурально выражаясь, сидели вместе на одном горшке в детском саду и ломали одну и ту же машинку, и сейчас продолжают видеть перед собой старого приятеля, тот самый детсадовский горшок, но никак не авторитет в последней инстанции.

Вам приходилось когда-нибудь читать воспоминания соратников Сталина? Если приходилось, то вы уже знаете ответ на тот вопрос, который я хочу задать: разве около Сталина работали его друзья детства и родственники? Разве кто-то из сталинских соратников мог сказать: «А вот когда мы были маленькими…» или «Готовлю я вчера ужин, а Иосенька мне и говорит…»? Василий Сталин — сын Сталина — был генерал-лейтенантом, командующим военно-воздушными силами Московского военного округа, но никак не членом ЦК, не имел никакой правительственной должности и так далее. Он был военным летчиком и не более того.

Остальные дети Сталина еще менее подходят под определение сотрудников и соратников, и не случайно: Сталин хорошо понимал, что «семейная организация труда» сродни внутрисемейным бракам, в результате которых происходит накопление генетических дефектов и рождаются дети с разнообразными отклонениями (та же «болезнь королей», к примеру).

Кроме того, семья является специфической системой с определенными правилами и ограничениями, гласными и негласными, и в случае совместной работы эти правила и ограничения переходят на неё. В результате ограниченной становится уже не только семейная система, но и рабочая. А все, что ограничено, рано или поздно начинает «застаиваться». Для семьи подобные ограничения оправданы одной из базовых потребностей человека — выживаемостью вида, отдельной особи либо группы особей, но для рабочей системы эти ограничения губительны.

Можно выделить несколько негативных моментов, которые сопровождают «родственный подбор кадров»:
 — утрата руководителем контроля над рабочей ситуацией, если сотрудники являются родственниками и друзьями;
 — утрата руководителем имиджа «Отца»;
 — невозможность или затруднительность распространения принципа «руководитель знает лучше»;
 — появление «привилегированного класса» в среде сотрудников и, как следствие, потеря авторитета руководителя, подрыв его имиджа;
 — ухудшение моральной обстановки в коллективе, возникновение атмосферы подозрительности, когда все следят за всеми, а особенно за «родственниками», скрупулезно подсчитывая доставшиеся им вне очереди и вне заслуг привилегии;
 — возможность манипуляции руководителем со стороны сотрудников-родственников и сотрудников-друзей;
 — демонстрация дружеских и родственных отношений со стороны сотрудников, подобранных исходя из родственных и дружеских отношений, что может полностью разрушить имидж руководителя;
 — возможность компрометации руководителя со стороны сотрудников-родственников и сотрудников-друзей путем разглашения «дружеской» или «семейной» информации (к примеру, сообщения вскользь о том, что руководитель храпит, либо имеет обыкновение читать в туалете журналы никак не способствуют поддержанию имиджа руководителя, а некоторые вполне безобидные факты биографии, особенно из времен детского сада, и вовсе могут полностью разрушить имидж, а то и серьезно скомпрометировать руководителя);
 — появляется возможность разглашения конфиденциальной информации в том случае, если руководитель делится подобной информацией с сотрудниками-друзьями и сотрудниками-родственниками (все тот же принцип «своим можно доверять»);
 — обиды друзей и родственников на «невнимательность» руководителя в случае медленного продвижения по служебной лестнице, недостаточного — с их точки зрения — уровня зарплаты и так далее.

Этот перечень можно дополнять и расширять достаточно долго. Если вы подумаете, то сможете вписать еще несколько пунктов, с которыми вам приходилось сталкиваться в вашей практике.

Наиболее опасен из вышеперечисленного списка пункт о возможной компрометации руководителя путем разглашения некоторых фактов биографии. Казалось бы, ну что тут такого? Особенно, если речь не идет о каких-либо действительно компрометирующих фактах, совершенных низостях и подлостях. Однако представьте, как изменится ваше отношение к руководителю, о котором рассказывают самую безобидную историю: будучи семилетним мальчиком, он боялся гусениц, а однажды, когда упал и разбил нос, долго плакал. С одной стороны — ну какой это компромат? Смех, да и только. А с другой стороны… Невозвратно потерянный имидж «Отца», утраченное уважение сотрудников. Трудно уважать мужчину, который боится гусениц и плачет, разбив в падении нос. А то, что казус произошел много лет назад, никого волновать не будет, в сознании осядет лишь эмоциональная реакция на рассказ, и ее оттуда ничем не вышибить.

О Сталине говорят, что все участники знаменитых эксов были тем или иным образом устранены. Симон Аршакович (Камо), который был чуть ли не учителем Сталина в деле экспроприации экспроприаторов, погиб в автомобильной катастрофе, причем утверждают, что эта катастрофа была организована с подачи Сталина. А все ради того, чтобы сохранить создаваемый Сталиным имидж «Отца народов» и руководителя государства, которому, естественно, несколько неудобно представляться налетчиком на банки.

Конечно, невозможно рекомендовать современным руководителям автомобильные катастрофы в качестве решения кадровых проблем. Да они и не требуются. Достаточно просто не создавать прецеденты, осуществлять подбор кадров таким образом, чтобы вышеперечисленные проблемы просто не могли возникнуть. Ведь если в компании не будут работать родственники и друзья (особенно друзья детства), то и проблем, с ними связанными, не будет.

Опубликовано 19.07.2008
Дата первой публикации 20.05.2008

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: