Маргарита Мельникова Мастер

Почему молодые инвалиды по зрению не торопятся вступать в ВОС?

Почти каждый человек стремится присоединиться к группе единомышленников, коллег по работе, по «несчастью» (по утрате, заболеванию), в общем, найти «своих» в этой жизни.

Так, к примеру, существуют различные общества матерей, потерявших сыновей во время боевых действий, ассоциации анонимных алкоголиков, клубы футбольных болельщиков, ну и, конечно, организации, объединяющие инвалидов на местном и государственном уровнях.

Одна из таких организаций — Всероссийское общество слепых (ВОС). Вот о ней и пойдёт далее речь.

Почему сейчас всё меньшее количество людей, особенно молодых, вступают в это общество? Почему ВОС перестаёт пользоваться у наших соотечественников популярностью? Что изменилось в этом плане за последние десятилетия?

При Советской власти, как бы там её ни хаяли, ВОС могло своим членам предложить бесплатную путёвку в санаторий, бесплатное лечение в офтальмологических центрах, операцию на органы зрения, минимальную гарантию трудоустройства и того, что работодатель на месте будет обучать незрячего человека навыкам, необходимым для успешного качественного выполнения трудовых функций. По всей стране ширилась и развивалась сеть специализированных предприятий (УПП), где незрячий мог трудиться либо после окончания специнтерната, либо после потери зрения. В рабочих руках инвалидов по зрению была нужда, на изготавливаемые ими детали, механизмы, мебель, выключатели, зажимы был спрос, зарплату выплачивали регулярно.

Почти каждая первичка, то есть местное отделение ВОС ежегодно предоставляла входящим в неё незрячим брайлевскую бумагу для письма, в восовских библиотеках были различные книги, трости выдавались соразмерные росту их обладателя.

Не подумайте только, что я пою хвалебную песнь тем временам и тогдашней системе ВОС. Возможно, я многого не знаю, поскольку не жила в описываемый период, возможно, сужу слишком однобоко, опираясь на рассказы знакомых и старших друзей.

Но как бы там ни было, в общества слепых вступали с шестнадцати лет, правда, глупо утверждать, что вступление такое являлось добровольным и осознанным. И всё же, количество членов ВОС, если уж не множилось, то, по крайней мере, не сокращалось. В первичках (местных организациях) проводились различные мероприятия: чаепития, встречи, вечера, соревнования по шахматам.

Какова ситуация в наши дни? Не могу сказать достоверно, когда начался «разброд и шатание» в рядах членов ВОС, но посмею предположить, что в перестроечный период. Вступление в Общество больше не являлось гарантией того, что незрячий человек найдёт работу, получит вовремя бесплатное лечение и путёвку. Нет, путёвки в специализированные санатории по-прежнему выдаются, но уже не тогда, когда сам человек пожелает (на море — летом), а лишь когда Бог на душу положит соответствующим чиновникам.

Стали реальностью покупки, продажи и перепродажи спецсанаториев и прилегающих территорий различным частным лицам и коммерческим предприятиям, не имеющим отношения к инвалидам по зрению, участились случаи заездов в эти санатории любого желающего, купившего путёвку.

Не стоит и говорить, что УПП (предприятия) доживают свой век. Зачем обучать незрячих изготавливать то, что прекрасно изготовят автоматы, станки, только в гораздо больших объёмах и за более короткий срок?
Конечно, иногда ручной труд незрячих бывает незаменим, но это, скорее, редкие исключения из правил. С зарплатой на подобных предприятиях тоже не всё в порядке: нет заказов — нет работы, нет работы — нет зарплаты, нет зарплаты — инвалиды по зрению не идут на УПП работать, сидят дома. Особенно тяжёлое положение в этом смысле у людей, потерявших зрение в зрелом возрасте, когда и образование не получишь, и переучиваться сложно.

В распаде специализированных предприятий лично мне видится один явный плюс: незрячие будут интегрироваться в «зрячую среду», в студенческие и трудовые коллективы, будут выполнять работу, требующую более высокой квалификации и, соответственно, смогут надеяться на более высокую оплату своего труда. Иное дело, что не всякий инвалид по зрению одинаково легко переживёт процесс интеграции. Это будет зависеть, в первую очередь, от самого человека, от его возраста, социального статуса до потери зрения, наличия моральной и прочей поддержки со стороны родственников, коллег, друзей.

Вступая в ВОС, человек порой теперь вынужден делать ежемесячные взносы на нужды первичных организаций, порой давать деньги на ремонт помещений, даже на проводимые мероприятия сдаёт деньги сам незрячий. То есть, образно говоря, на чаепитие теперь нужно приходить со своими конфетами, тортом, чаем и сахаром.

Путевки распределяет Фонд социального страхования, общество в этом принимает лишь опосредованное участие.

Молодёжь, вступившая в ВОС, не обеспечивается средствами, облегчающими получение образования: диктофоном, компьютером и программами к нему (обеспечение средствами реабилитации передано в ведение Минздрава). Если же таковые всё же выдаются в ВОС, то их качество и новизна оставляют желать лучшего.

Из вышеназванных фактов следует, что незрячие и слабовидящие граждане нашей страны просто не видят, извините за каламбур, смысла становиться членами ВОС.

Опубликовано 7.10.2008
Дата первой публикации 18.08.2008

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Спасибо.

    Оценка статьи: 5

     
  • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 6 октября 2008 в 20:42

    Да, действительно, многие функции ВОС теперь переданы другим структурам - Фонду социального страхования, Минздраву, службе занятости. Так это же и хорошо, что не только член общественной организации, но и любой инвалид по зрению может ими воспользоваться.
    А плохо то, что накопив некоторый имущественный потенциал в советское время, Общество не смогло его сохранить и использовать в рыночных условиях.

    Кстати, Маргарита, начальник одного из управлений ВОС говорил мне, что численность ВОС росла за счет выпускников интернатов, но практически не прирастала за счет поздноослепших. Именно потому, что молодых буквально загоняли на предприятия (мой муж 25 июня 1978 года окончил школу для слабовидящих, а 1 июля уже вышел на работу на УПП). А поздноослепшие, получается, вступая в ВОС, имели право на путевки и прочие льготы, не работая на УПП. Вот их особо и не информировали.