Марк Блау Грандмастер

Почему пиццу назвали Маргаритой?

Михаил Афанасьевич Булгаков создал один из самых очаровательных женских образов русской литературы. Женщину, которая ради спасения любимого человека готова была послужить самому Сатане.

Foodio, Shutterstock.com

Звали эту женщину Маргарита. Имя, надо сказать, для России необычное. До революции русскую женщину так назвать бы не могли, поскольку в святцах имени «Маргарита» не было. Ту святую, которую в католичестве звали святой Маргаритой, по православному канону называли святой Мариной. Впрочем, в конце 19-го — начале 20-го века довольно многие Марины из образованных семейств не без кокетства «примеряли» на себя западный вариант своего имени, милостиво разрешая называть себя и Маргаритами тоже.

В католической же Европе это женское имя было весьма распространено. Святых Маргарит было несколько в разных странах. Кто бывал в Будапеште, наверняка помнит райский островок на Дунае, где посреди крупного города находится идиллический парк и даже СПА. Остров называется Маргит в честь святой Маргариты Венгерской, королевской дочери, принявшей монашество, жившей и умершей здесь в 13-м веке.

Внимательный читатель романа М. А. Булгакова помнит намеки Воланда на королевское происхождение героини. И чтобы эти намеки стали понятнее, несколько раз называет ее «Марго». Французская королева Марго, супруга Генриха Наваррского Маргарита де Валуа (1553−1615) — одна из самых известных Маргарит, прославленная благодаря роману А. Дюма-отца.

Но возможно, даже чаще, чем имя королевы Марго, мы повторяем имя другой королевы Маргариты. Всякий раз, заказывая в пиццерии пиццу «Маргарита», мы невольно поминаем первую итальянскую королеву Маргариту Савойскую (1851−1926).

Самостоятельным европейским государством Италия стала всего 150 лет назад. Но даже сейчас видно, что Милан и Неаполь разделяет не расстояние в 770 километров, а дистанция гораздо большая. В момент же создания Итальянского государства север и юг страны, большие города и провинцию, и впрямь впору было считать разными государствами. Лоскутное одеяло, да и только…

Сшивать одеяло из лоскутков — работа для женщины. Соединять миллионы людей в одну нацию — королевское дело. Для создания итальянской нации королева Маргарита сделала не меньше, чем ее венценосный супруг, король Умберто I. Как положено королеве, она патронировала всякого рода богоугодные заведения, а также поощряла искусства и — тоже немаловажное для новой нации дело — современную ей итальянскую литературу. В общем, делала все, чтобы завоевать уважение и любовь подданных и тем самым сплотить их вокруг королевского дома и вокруг нового государства.

Тому же служили и явные, как мы бы сейчас сказали, PR-акции. В традиционно папском городе Риме два новых моста через Тибр были названы именем короля Умберто и королевы Маргариты. В 1906 году племянник короля Умберто, знаменитый путешественник, полярный исследователь и альпинист Луиджи Амадео Савойский (1873−1933) назвал покоренный им пик в Уганде высотой 5109 метров в честь королевы Маргариты.

Но задолго до этого, 6 июня 1889 года, произошло трогательное причащение королевской семьи к народному блюду, в результате которого появилась на свет пицца «Маргарита».

Трогательность события требует некоторого разъяснения. Пицца издавна была простой едой простонародья. Ее могла испечь на завтрак каждая итальянская хозяйка по несложному рецепту. Все, что не было доедено за ужином, укладывалось на лепешку из обычного теста и отправлялось в печь. Огонь и лепешку поджаривал, и дезинфекцию производил. В общем, получалось этакое дешевое и вкусное блюдо. Итальянское название этого блюда, «пицца» происходило от греческого «пита» («пирог»). Слово это распространено по всему Средиземноморью, как название специальных полых лепешек, в которые можно вложить любую начинку: и мясо, и сыр, и овощи.

В каждом регионе Италии пиццу пекли по-своему, но в основе своей это блюдо оставалось простым, вкусным и дешевым. А потому — народным. Кстати, неаполитанскую пиццу в подробностях описывает в книге об одном из своих кулинарных путешествий, «Le Corricolo», тот самый А. Дюма-отец, который прославил королеву Марго.

Итак, королевская чета во время пребывания в Неаполе решила отведать народного блюда и попросила приготовить им пиццу. Это вызвало некоторое замешательство придворного повара. Тот специализировался на блюдах деликатных и настоящую, «грубую», пиццу сделать бы не смог. Для изготовления аутентичного блюда к королевскому двору пригласили местного, неаполитанского, пекаря, которого звали Рафаэле Эспозито. Вместе со своей женой, Розиной Бранди, он приготовил к королевскому столу три пиццы: одну — с ветчиной, сыром и базиликом, другую — с чесноком, маслом и помидорами и, наконец, третью с моцареллой, базиликом и помидорами.

Третью пиццу можно было бы назвать «патриотической». Цвета продуктов, на нее положенных, были цветами национального флага: красный, белый, зеленый.

Пицца пришлась по вкусу королевскому семейству. О чем королева Маргарита сообщила в личном письме, адресованному Рафаэле Эспозито. О лучшей рекламе трудно было мечтать. Естественно, что хозяин пиццерии вывесил письмо королевы в рамочке на стене в своем заведении, а «патриотическую» пиццу под именем «Маргарита» сделал фирменным блюдом. Во имя вящей славы Италии.

Пиццерия, которой владел Рафаэле Эспозито, существует в Неаполе и поныне. Только теперь она называется «Бранди». На ее стене не только копия давнего королевского письма с благодарностью за вкусную пиццу, но и мемориальная доска, удостоверяющая что именно здесь в 1889 году родилась пицца «Маргарита».

Обновлено 10.03.2013
Статья размещена на сайте 9.03.2013

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: