Валентина Пономарева Валентина Пономарева Грандмастер Опубликовано 13.06.2008      16     6418     Распечатать

Как погиб «конквистадор»? О Николае Гумилёве

Я - конквистадор в панцире железном,
Я весело преследую звезду,
Я прохожу по пропастям и безднам
И отдыхаю в радостном саду.

Н.Гумилёв

В одном из фондов Российского государственного архива литературы и искусства хранятся воспоминания В.Я.Ирецкого* о Н.Гумилёве, где воспроизведен рассказ самого поэта о том, как в 1918 г. в Лондоне он обсуждал со знакомыми офицерами, куда теперь подаваться... Как не вспомнить:

«Углубясь в неведомые горы,
Заблудился старый конквистадор»
.

Кто-то предлагал вступить в Иностранный Легион, кто-то звал в африканские джунгли. А он сказал, что на войне уже был 3 года, на львов тоже уже охотился, а вот большевиков еще не видел. И отправился в Россию, навстречу смерти.

Здесь стал активно заниматься переводами, написал несколько пьес, выпустил несколько авторских сборников. А еще читал лекции в Пролеткульте, Балтфлоте, создал третий Цех поэтов, обучал начинающих пролетарских стихотворцев и рецензировал их произведения.

Как раз в этом он часто наживал себе врагов, поскольку в оценках своих был прям и откровенен. Даже заявлял, что пролетарской поэзии не существует, а могут быть лишь пролетарские мотивы, и главное - не допускать засилья пошлости в виде бесконечно повторяющихся «вперед», «смелее в бой» и т.п.

Говорил, что поэт должен быть знаком с историей, а затем с географией, мифологией, астрологией, алхимией, наукой о драгоценных камнях, поскольку это незаменимые источники образов. И не скрывал собственных политических убеждений. Однажды, например, вызвал неудовольствие революционной публики, прочитав строки:

Я бельгийский ему подарил пистолет
И портрет моего государя.

От Гумилёва потребовали объяснений: неужели насчет портрета - серьезно, разве сам автор любил Николая II? Он ответил: «Любить не любил, потому что он не соответствовал моему идеалу монарха. Но вообще-то я монархист».

А за несколько дней до ареста Н.С.Гумилёв пришел в издательство «Петрополис», где был уже набран текст его сборника «Огненный столп», и попросил включить туда новое стихотворение «Мои читатели», в котором говорилось:

Я не оскорбляю их неврастенией,
Не унижаю душевною теплотой,
Не надоедаю многозначительными намеками
На содержимое выеденного яйца,
Но когда вокруг свищут пули,
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать, что надо.

Это было последнее, что он успел написать. 3 августа 1921 г. Николай Гумилёв был лишен свободы, а вскоре и расстрелян. Не помогло заступничество литературного сообщества, включая М.Горького, не помогло обращение лично к В.И.Ленину. Пуля оборвала жизнь поэта из плеяды самых достойных. Через неделю, 1 сентября 1921 г. в «Петроградской правде» было опубликовано извещение «О раскрытии в Петрограде заговора против Советской власти» со списками казненных по так называемому Таганцевскому делу, где среди других имен значилось:

«Гумилёв Николай Степанович, 33 л.,** б.дворянин, филолог, поэт, член коллегии «Издательства Всемирной литературы», б/п, б.офицер. Участник ПБО***, активно содействовал составлению прокламаций контрреволюционного содержания, обещал связать с организацией группу интеллигентов, которая активно примет участие в восстании, получал от организации деньги на технические надобности».

Газета «Революционное дело» сообщила о подробностях казни в марте 1922 г.: «Расстрел был произведен на одной из станций Ириновской железной дороги. Арестованных привезли на рассвете и заставили рыть яму. Когда яма была наполовину готова, приказано было всем раздеться. Начались крики, вопли о помощи. Часть обреченных была насильно столкнута в яму, и по яме была открыта стрельба. На кучу тел была загнана и остальная часть и убита тем же манером. После яма, где стонали живые и раненые, была засыпана землей».

Сохранились свидетельства о последних часах и минутах приговоренного Николая Гумилёва. На стене тюремной камеры он написал: «Господи, прости мои прегрешения, иду в последний путь». М.Лозинский пересказывал слова, слышанные от поэта С.Боброва: «Да... Этот ваш Гумилёв... Нам, большевикам, это смешно. Но, знаете, шикарно умер. Я слышал из первых рук (т.е. от чекистов, членов расстрельной команды). Улыбался, докурил папиросу... Фанфаронство, конечно. Но даже на ребят из особого отдела произвел впечатление. Пустое молодечество, но всё-таки крепкий тип. Мало кто так умирает...»

В общем, похоже на поведение конквистадора из гумилёвских стихов:

Как всегда, был дерзок и спокоен
И не знал ни ужаса, ни злости,
Смерть пришла, и предложил ей воин
Поиграть в изломанные кости.

История реабилитации поэта, о которой хлопотал первый его биограф П.Лукницкий, а потом его вдова и сын, затянулась на 70 лет. Но еще в 1932 г. Павел Лукницкий, открыв на Памире неколько пиков, одному из них дал имя «Шатёр», по названию сборника африканских стихов Н.Гумилёва. Он же вместе с А.Ахматовой разыскал место расстрела - это Ржевский артиллерийский полигон. Не доводилось там быть, но читала, что рядом находится памятник в честь детей блокадного Ленинграда «Цветок жизни»...
________________
* Ирецкий (Виктор Яковлевич Гликман) - беллетрист. Участвовал в создании Дома Литераторов (1918), вместе со всеми его основателями выслан из страны в 1922 г.
** На самом деле Н.Гумилёву было 35 лет.
*** ПБО - Петроградская боевая организация, якобы возглавлявшаяся В.Таганцевым.

Теги: биографии, революция, поэты, люди
16 комментариев (посмотреть последние комментарии)
Как погиб «конквистадор»? О Николае Гумилёве

Галерея

Николай Гумилев
Автограф Н.С.Гумилева
Мемориал «Цветок жизни»

Ссылки по теме

Рейтинг статьи Ваша оценка
Подробнее

Поделиться

Читайте статьи в рубрике «Биографии»

Обсуждение статьи:

  • Александр Прядеев Александр Прядеев Читатель 13 июня 2008 в 04:57   # Ответить 0 +1

    пара замечаний

    Газету «Революционное дело» никто не видел. Цитата кочует из книжонки Мельгунова Красный террор в России. Берлин 1922 год. Там и не такой бред есть.

    О реплике поэта футуриста Сергея Боброва сообщает не Лозинский, а поэт и прозаик Георгий Иванов в книге «Петербургские зимы» 1928 год.

    "Сергей Бобров, автор «Лиры лир», редактор «Центрофуги», сноб, футурист и
    кокаинист, близкий к ВЧК и вряд ли не чекист сам, встретив после расстрела
    Гумилева М. Л. Лозинского, дергаясь своей скверной мордочкой эстета-преступника,
    сказал, между прочим, небрежно, точно о забавном пустяке..."

    А том что "Петербургские зимы" мало соответствуют действительности, кто только не высказывался, включая самого Иванова.

    В тех же "Петербургских ночах" он, кстати, рассказывает, что Гумилев был одной из центральных фигур заговора против Советской власти, организовывал вооруженные отряды в Крыму из бывших белогвардейцев, доставляя им оружие из Петрограда на спецпоезде адмирала Немитца

    • Валентина Пономарева Валентина Пономарева Грандмастер 13 июня 2008 в 10:27   # Ответить 0 +1

      Александр, спасибо за обсуждение.

      Я тоже не держала в руках газету "Революционное дело". Обилие ссылок на неё - не аргумент, а вот то, что текст оттуда приводит Павел Лукницкий, собравший к 1929 гг. два тома материалов по Н.С.Гумилёву, часто общаясь и консультируясь с А.Ахматовой, - серьёзно.

      Георгий Иванов приводит рассказ С.Боброва со слов М.Л.Лозницкого, который был и другом Николая Степановича, и коллегой: вместе издавали "Гиперборей", во "Всемирную литературу" Лозницкого привёл и рекомендовал как раз Гумилёв. Да и сам Михаил Леонидович был арестован одновременно с Гумилёвым, поскольку находился на его квартире, но был выпущен через несколько дней.

      Оценка статьи: 5

      • Александр Прядеев Александр Прядеев Читатель 13 июня 2008 в 20:35   # Ответить 0 +1

        Я имел в виду, что эту газету никто не мог видеть, ее просто не было. Это фальшивка. Первоисточник фальшивки я указал. Причем фальшивка для западного обывателя, т.е. о придании достоверности никто не заботился. Главное побольше ужасов. Если внимательно прочитать эту цитату, то станет ясно, что такое напечатать в газете, представляемой как орган Петросовета в 1922 году не могли. О врагах писали иначе.

        Книжка Иванова просто занимательное чтение для эмигрантских журналов

  • Сергей Курий Сергей Курий Грандмастер 13 июня 2008 в 13:12   # Ответить 0 +1

    Спасибо! Всегда очень любил Гумилева. И знаете - на его стихи прекрасно пишутся песни, наверное помогает четкий ритм.
    Кстати, обстоятельства и причины гибели поэта до сих пор не ясны. Всё известное, к сожалению, лишь версии и слухи.

    Оценка статьи: 5

    • Валентина Пономарева Валентина Пономарева Грандмастер 13 июня 2008 в 14:19   # Ответить 0 +1

      О! Спасибо, Сергей, что надоумили послушать Сижу и слушаю

      http://www.gumilev.ru/music/

      Оценка статьи: 5

      • Сергей Курий Сергей Курий Грандмастер 14 июня 2008 в 02:10   # Ответить 0 +1

        Это еще кто кого надоумил.
        Теперь я знаю, куда свои любительские песенки на стихи Гумилева можно выложить. У меня их аж четыре - "Мечты", "Отказ", "Рим" и "Волшебная скрипка".

        Оценка статьи: 5

  • Лина Окулова Лина Окулова Читатель 13 июня 2008 в 15:10   # Ответить 0 +1

    Статья мне очень понравилась.

    Оценка статьи: 5

Посмотреть все комментарии (16)

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: