Валентина Пономарева Грандмастер

Как четвероногие собратья становятся членами семьи? История одного подкидыша

Давным-давно мы с тогда еще пятилетней дочкой отправлялись погостить в деревне у моей подруги, и муж на прощанье неожиданно сказал: «Не вздумайте привезти какое-нибудь животное!» Мы обе с легкостью дали обещание, еще не зная, что он как в воду глядел…

Когда с приключениями, но без огорчений добрались до места, то кроме радости от встречи нас ожидало знакомство с очаровательным созданием — крохотным котенком. Ксения, моя подруга, рассказала, что незадолго до нашего приезда кто-то подкинул на улицу этой глухой деревеньки трех котят. Скорее всего, их привезли из другого населенного пункта.

А здешний люд, относившийся к живности строго, — собакам полагается сторожить дом, кошкам — ловить мышей — был к тому же не лишен предрассудков. Так что двоих сереньких подкидышей «взяли на службу», а третий, угольно-черный, остался совсем один и побрел куда глаза глядят. Долгонько он брел, не находя приюта, пока наконец не приполз к «нашим».

Ксения, умилившись трогательным видом неожиданно объявившегося гостя, оказавшегося гостьей, угостила молочком, и голодная малышка решила, что поселится здесь, коли кормят. Согласия хозяев не требовалось, но и брать ее с собой по возвращении в Москву они тоже не собирались. Из всего населения дома кошка отдала предпочтение дедушке: спала с ним, прыгала на колени…

На момент нашего появления тот отлучился в Москву. А когда вернулся, то сначала даже немного обиделся, обнаружив, что в его отсутствие киса воспылала любовью ко мне. Она ходила за следом — по пятам, прыгала из чердачного проема прямо на плечо, то и дело ластилась, терлась о ноги, пела песенки и смотрела с преданностью, которую принято называть собачьей.

Когда настала пора уезжать, душа моя разрывалась: расставаться с крошкой было трудно, а данное мужу обещание связывало по рукам и ногам… Но выход все же нашелся: мы договорились, что подруга довезет киску до Москвы, когда ее семья отправится «на зимнюю квартиру», и я тут же за ней приду, благо жили мы тогда рядом.

Оставалось решить вопрос с мужем, что представлялось делом очень трудным, а на поверку оказалось легким и быстрым. Соскучившись по жене и дочери, в счастливую минуту встречи он проявил редкую для себя податливость, правда, и мы с дочкой постарались с уговорами.

Если честно, я немножко волновалась при мысли, как освоится коренная «селянка» в наших условиях: московская вода и московский воздух, как известно, оставляют желать лучшего. И просторов деревенских в этой квартире нет. И сможет ли обучиться необходимым, но доселе неизвестным ей гигиеническим правилам?

Парадокс: я была так занята этими размышлениями, что практически бездействовала в подготовке к приему кошки. И только когда однажды поздним вечером раздался звонок от Ксении с сообщением, что «чудовище» привезли и с ним уже намучились, осознала, что не приготовила даже кошачий туалет.

Но, как известно, голь на выдумки хитра. В коробку из-под обуви набросала обрывки газет, поставила за унитаз и побежала забирать кису. Открыв дверь квартиры, Ксения только успела сказать, что та куда-то спряталась так, что не найти, как она тут же появилась и быстрой рысью — ко мне. Любовь!..

Придя домой, я спустила кроху с рук, и она отправилась… прямиком на кухню. Под столом нашелся оброненный дочкой греночек, и пока киса его не догрызла, не принялась за предложенную мной колбасу. Это вызвало умильную улыбку мужа (вскоре наша Муся стала такой капризной в еде, что он то и дело хмурился, глядя на ее отказы то от одной пищи, то от другой).

После угощения я познакомила «новоселку» с изобретением на базе обувной коробки, она тут же все поняла и воспользовалась. На том и закончилось за дальнейшей ненадобностью приучение к правилам гигиены. Лишь однажды, увидев напольный горшок с разросшимся, а потому пересаженным в него лимоном, она поступила по-деревенски… видимо, полагая, что это поставили для кошачьего удобства. Получив разъяснение, киска сразу его усвоила, и даже на даче туалетными делами занималась лишь дома.

Много было историй, связанных с этой кошкой: смешных, драматичных, трогательных — разве расскажешь в одной статье! Пора сказать, какая она.

Муся — очень интеллигентная кошка. Она редко подает свой тоненький и негромкий голосок (а «рыдала» лишь однажды — когда умер муж. Села перед дверью в опустевшую комнату и плакала несколько часов). Проголодавшись, эта умница не требует еду, а начинает молча ласкаться. Правда, предпочитает деликатесы, главный из которых — креветки, причем из рук хозяйки, а на десерт любит капельную порцию сливочного масла. Очень хорошо понимает человеческую речь. Если, паче чаяния, станет свидетельницей ссоры, примет сторону «жертвы», отправившись к ней на руки, т. е. утешая и «защищая». К людям относится избирательно: некоторым и не покажется, а к кому-то сразу на руки пойдет — как сама решит и выберет.

А еще Муся — красавица, хоть и «не вышла ростом». Эту 11-летнюю старушку могут и сегодня принять за котенка. Гладкошерстная, с «выщипанными» надбровьями, снежной манишкой на шее и в белом «купальнике». Правда, в последние годы начала седеть. Почему-то при взгляде на ее белые шерстинки я вспоминаю строчку: «Принакрылась снегом, точно серебром».

Пусть говорят, что кошка привыкает к месту, а не к человеку, и всегда сама по себе. А наша — другая. Она у нас член семьи: сразу ли стала им или погодя, никто не помнит. И каким образом — тоже никто не заметил. Видимо, все дело в любви…

Обновлено 2.12.2014
Статья размещена на сайте 20.03.2008

Комментарии (25):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: