Сергей Курий Грандмастер

Как собаки Южный полюс открывали? (Продолжение одной страшной истории)

Пока Пири и Кук спорили за первенство в открытии Северного полюса (см. статью «Как собаки полюс открывали?»), другой известный путешественник — норвежец Руаль Амундсен тихо кусал себе локти. Как же? Он так давно готовился к этому подвигу, а его опередили американцы.

Оставался лишь еще один не взятый «географический трофей» — Южный полюс. Правда, к его покорению уже вовсю готовилась английская экспедиция во главе с Робертом Скоттом. Поэтому Амундсен продолжал делать вид, что собирается идти на Север, а сам затем втихомолку отплыл к берегам Антарктиды. Норвежец изначально сделал ставку именно на собак, для чего закупил в Гренландии 97 отборных «извозчиков». Пока корабль плыл, несколько сук ощенились, и на берег Антарктиды высадилось уже 116 собак. Началась предварительная подготовка к броску на юг. Разленившиеся на корабле псы вскоре освоились и пробегали до 100 км в день (при этом на каждая из них тащила около 90 кг груза)! Во время одной из таких вылазок экспедиции Амундсена и Скотта столкнулись…

Капитан Скотт в путешествии предпочел использовать исландских пони и механические сани. Нежелание ехать на собаках он объяснял по-разному: то говорил об «изумительном чувстве», когда цель достигается собственными силами, то возмущался жестоким правилом убийства собак по мере ненадобности (впрочем, последующий забой пони он вполне хладнокровно предусмотрел). В итоге англичанин просчитался: пони стали проваливаться в наст, и когда Скотт подъехал к Трансантарктической горной цепи, были настолько плохи, что их просто пришлось застрелить. Механические сани были еще не совершенны, и вышли из строя раньше лошадок. А тут еще жгущая сердце мысль о коварном норвежском конкуренте… Собрав нервы в кулак, англичане упрямо пошли вперед. Пешком.

Руаль Амундсен. В это же самое время «конкурент» со спутниками на четырех нартах, запряженных 52 псами, вполне успешно выбрался на плато барьера Росса и понесся на всех парах по его леднику к полюсу. Преимущество собачьих упряжек было налицо. В отличие от пони они питались не громоздким фуражом, а компактным концентратом. В попавшуюся на пути трещину срывались лишь первые собаки, а не все сразу. Собачье давление на поверхность было вчетверо меньше, чем у пони, к тому же провалившихся под лед удерживала упряжь. Ну и конечно, они вполне стойко переносили пургу, привычную в их среде обитания. Единственным недостатком можно было считать лишь любовь ездовых псов повыть — хором и по любому поводу.

Безусловно, собаки гибли. Когда от усталости, когда ввиду беспощадного правила, упомянутого выше. Так, Амундсену пришлось пристрелить в середине пути беременную Яалу, хотя та, как бы догадываясь о своей участи, тянула упряжь с удвоенной силой. А перед горной цепью был создан последний склад. Большинство собак оказались ненужными, и склад был затарен их мясом…

Амундсен утверждал, что мясо собак по вкусу напоминает говядину. Правда, Поль Виктор (автор книги «Ездовые собаки — друзья по риску» — бесценном кладезе сведений) восторга Амундсена не разделял, хотя и признавал мясо вполне съедобным. Сами же ездовые собаки едят мертвых своих сородичей с удовольствием. На крайнем севере и юге пищей не перебирают.

«Нам пришлось пожертвовать двадцатью четырьмя из наших храбрых и верных спутников. Это было очень тяжело… Но сделать это было необходимо. Я — человек не особенно чувствительный, но признаюсь, что сделал это скрепя сердце».
(Р. Амундсен)

Амундсен со своей упряжкой на Южном полюсе. Теперь к полюсу двинулось лишь 18 собак. 14 декабря 1911 г. самая южная точка была пришпилена норвежским флагом. Правда, и здесь радость победы омрачило убийство еще одного вконец ослабевшего пса. Помня о скандале вокруг покорения Северного полюса, Амундсен не только с точностью измерил географические координаты, но и объехал на нартах вдоль и поперек квадрат со стороной 5 км! Также он оставил палатку, а в ней письмо Роберту Скотту. Уже 17 января 1912 г. Амундсен, вполне удовлетворенный, вернулся на исходную базу. Из 52-х лохматых «полярников» в живых осталось лишь 11…

«Дорогой капитан Скотт! Вы, вероятно, первым прочтете эти строки…». Английский капитан держал в руках письмо Амундсена и пытался с честью перенести удар. Все лишения пути могла скрасить лишь победа. И они опоздали! Опоздали на целый месяц! Впрягшись в нарты, англичане угрюмо двинулись в обратный путь и замерзли, не дойдя до склада всего 17 км. Вскоре там поставят крест с памятной строкой из стихотворения А. Теннисона — «То strive, to seek, to find and not to yield» («Бороться и искать, найти и не сдаваться»). Беспримерное мужество и стойкость участников экспедиции превратили неудачу англичан в настоящую высокую трагедию. Она не только затмила собой одиссею Амундсена, но и автоматически сделала норвежца как бы виновником, втянувшим Скотта в соперничество и похитившим у него победу.

«Скотт и его спутники погибли при возвращении с полюса вовсе не вследствие огорчения, вызванного тем, что мы опередили их, а потому, что неминуемо должны были погибнуть от голода из-за недостаточного снабжения пищевыми припасами. Разница между обеими экспедициями состояла как раз в преимуществе собак над средствами передвижения другой экспедиции. Скотт был не только блестящим спортсменом, но и великим исследователем. К сожалению, не могу сказать того же о многих его соотечественниках. Англичане — народ, который неохотно признается в своих неудачах».
(Р. Амундсен)

Раздражение англичан в особенно изощренной форме вырвалось на Лондонском банкете, устроенном в честь Амундсена. Когда норвежец в своем выступлении очередной раз высоко отозвался о собаках, лорд Керзон поднял бокал и с ядовитой улыбкой произнес: «Предлагаю всем присутствующим прокричать троекратное „ура!“ в честь… собак!»…

Обновлено 8.06.2018
Статья размещена на сайте 7.01.2009

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: