Гертруда Рыбакова Грандмастер

Кого во Франции назвали отцом лайнера «Нормандия»?

Когда в мае 1935 года лайнер «Нормандия», преодолев океан, завоевал приз «Голубая лента Атлантики», Франция c восторгом праздновала свой триумф. И это морское торжество с чувством национальной гордости разделяла с Францией вся русская эмиграция. Парижская газета «Россия» в те дни отмечала: «Если французы имеют право гордиться победой „Нормандии“, так как „Нормандия“ — французский корабль, то мы, русские, можем вдвойне гордиться этой победой, так как французам дал эту победу наш русский инженер…». Очень популярная и влиятельная парижская газета «Матен» опубликовала подробную статью о создании «Нормандии» — с портретом В. И. Юркевича и подзаголовком «Отец «Нормандии». Газета отдавала должное его заслугам «как исключительного инженера-изобретателя, без попыток затереть его и скрыть русское происхождение».

Однако, для руководства компании «Пеноэт», да и для многих государственных чиновников морского ведомства, эта статья была неожиданной, им совсем не хотелось подчеркивать, что в победе «Нормандии» большую роль сыграла особая конструкция корпуса судна, созданная русским инженером-эмигрантом. И на билеты в первый рейс «Нормандии» компания «милостиво» предоставила семье Юркевича лишь 50% скидку — наверное, обеднела бы компания, дав бесплатные билеты главному создателю лайнера! А в Советском Союзе имя Юркевича не упоминалось нигде вплоть до 90-х годов ХХ века. И. Ильф и Е. Петров, описывая великолепие «Нормандии» в «Одноэтажной Америке», не решились даже упомянуть его.

Владимир Иванович Юркевич родился 5 июня 1885 г. в Москве, в дворянской семье Ивана Викентьевича Юркевича и Александры Николаевны Иванской. Иван Викентьевич, действительный статский советник, преподавал географию в лучших учебных заведениях Москвы. Владимир был старшим из детей, кроме него было еще два сына и дочь. В семье царила атмосфера доверия, дружбы и взаимопомощи. В детях воспитывали самостоятельность, стремление к творчеству и созиданию, чувство ответственности за свои действия. Три сына и дочь получили прекрасное воспитание и образование, владели несколькими языками, знали и любили литературу, театр, понимали музыку.

В.И. Юркевич. 1937 год Владимир с детства мечтал о море и кораблях, прекрасно рисовал, был увлечен художественной фотографией, обладал серьезными математическими способностями. В 1903 году он с золотой медалью окончил гимназию и отправился в Санкт-Петербург, где поступил в Политехнический институт, открытый годом ранее. Россия испытывала острую потребность в развитии судостроения, а это требовало создания системы подготовки корабельных инженеров и механиков высокого класса. Поэтому в Политехническом институте было открыто первое в России кораблестроительное отделение. Деканом отделения был назначен Константин Петрович Боклевский, выдающийся корабельный инженер, труды которого в области проектирования и постройки военных и торговых судов сделали его известным не только в России.

За время учебы студенты неоднократно ездили на судостроительные верфи Германии, Англии, Франции, летом проходили морскую практику на военных кораблях. Позднее В. И. Юркевич писал: «Наш декан Константин Петрович Боклевский прививал нам и своим примером, и лекциями особую любовь к кораблям, к их линиям, к их скорости, к элегантности внутренних помещений, и мы в течение обязательных летних плаваний еще больше проникались любовью к морю и кораблям».

После окончания института, в мае 1909 года, В. И. Юркевич решил получить специализацию в военном судостроении, прошел специальные курсы в Военно-морском инженерном училище в Кронштадте, после чего был произведен в корабельные гардемарины, и в начале мая 1910 г. направлен на броненосный крейсер «Богатырь». Быстро промелькнули два месяца заграничного плавания. В декабре погоны гардемарина сменили офицерские эполеты, Юркевич получил звание подпоручика и назначение на Балтийский судостроительный завод в Петербурге. Здесь он проявил себя талантливым инженером и организатором, участвовал в строительстве крейсеров «Измаил» и «Кинбурн», был назначен руководителем строительства подводных лодок «Форель» и «Ёрш», разработал проект минного заградителя. Блестящая карьера ждала его, но начавшаяся революция помешала этому.

В марте 1918 года Юркевич был переведен помощником заведующего отделением Балтийского завода в г. Николаев (позднее этот завод стал одним из крупнейших в стране, строил, в том числе, и крупные рыболовные траулеры). В 1920 году, как и многие русские офицеры, Юркевич через Черное море покинул Россию, как оказалось, навсегда. Сначала, чтобы выжить, Юркевич вместе с группой таких же эмигрантов, организовал в Константинополе авторемонтную мастерскую. Спустя два года перебрался в Париж, работал токарем, а со временем устроился чертежником на небольшой судостроительный завод в г. Аржантей. И продолжал поиски работы по специальности. В 1928 г. Юркевич стал консультантом самой крупной французской судостроительной фирмы «Пеноэт», а в 1929 году занялся проектированием лайнера-гиганта, который должен был превзойти все уже существующие.

О.В. Юркевич, жена В.И. В период работы над проектом «Нормандии» произошли изменения в личной жизни Юркевича. В 1927 г. на балу эмигрантского Союза писателей в Париже он познакомился с Ольгой Всеволодовной Крестовской, дочерью военного историка и писателя В. В. Крестовского, автора известного романа «Петербургские тайны». В ней Юркевич нашел любовь, понимание и «самого дорогого друга, любимую женушку». В 1931 г. они венчались в мэрии Брюсселя, где Владимир Иванович был по делам. Год спустя, 9 сентября 1932 г., у них родился сын Юрий. А в октябре 1932 г. супруги отправились в Сен-Назере на спуск нового детища Юркевича — «Нормандии». Как вспоминала Ольга Всеволодовна: «И рождение сына, и рождение корабля почти одновременно доставили нам обоим огромную радость и окрылили надеждами. В.И. был безгранично счастлив».

После триумфального рейса «Нормандии» Юркевич открыл в Париже собственное Бюро проектирования морских судов. Но, побывав в Америке во время первого рейса своего «детища», Юркевич был поражен масштабами и перспективами, которые могла дать эта страна. В 1937 г. он перебрался в США, принял гражданство и открыл свою фирму, где занимался проектированием разных типов судов. Трагедия, происшедшая с «Нормандией» в 1942 году, потрясла Юркевича. Он предлагал несколько проектов подъема и восстановления лайнера, но, как мы знаем, не получил поддержки, и в конечном итоге судно продали на металлолм.

В годы второй мировой войны супруги Юркевичи сочли своим долгом оказать посильную помощь СССР, который был для них прежде всего Россией, их Родиной. Они принимали активное участие в работе комитета «Russian War Relief» по сбору средств для СССР. Владимир Иванович оказывал содействие группе специалистов советской закупочной комиссии в Вашингтоне, которые изучали возможность массовой постройки для СССР на верфях США пароходов типа «Либерти» и «Виктори», помогал устанавливать связи с американскими государственными деятелями и бизнесменами.

Умер В. И. Юркевич после тяжелой болезни 13 декабря 1964 г., не дожив полгода до своего 80-летия. Его семья в сообщении о кончине выразила просьбу «вместо цветов жертвовать в Литературный фонд, в Общество помощи русским детям за рубежом или в Фонд срочной помощи». Похоронен он на православном кладбище русского монастыря Ново-Дивеево в штате Нью-Йорк. (Russia Convent «Novo Diveyvo» Spring Valley. N.Y.).

В некрологе газета «Новое русское слово» написала: «Дело Юркевича с ним не умерло: его идеи и формулы крепко вошли в современное кораблестроение и вряд ли из него выпадут — до появления нового гения. Но гении рождаются не часто!».

Обновлено 15.03.2008
Статья размещена на сайте 10.03.2008

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: