Сергей Грибин Мастер

Как генерал Каппель вернулся в Россию? Последние дни жизни

В сложной обстановке, возникшей в результате последних событий, генерал Каппель принимает решение — отступать на Красноярск, рассчитывая восстановить фронт на реке Енисей при поддержке Забайкальского казачества атамана Г. М. Семенова.

После тяжелого перехода в 400 верст на подступах к Красноярску стало известно, что командующий гарнизоном Красноярска генерал А. К. Зиневич не смог удержать свои войска от разлагающей красной пропаганды и большинство его частей перешли на сторону красных партизан. Над белыми нависла опасность полного окружения. Наиболее преданным каппелевцам удалось сбить красные заслоны и обогнуть Красноярск с севера, имея конечной целью выход к Иркутску и Чите.

Обложенные со всех сторон красными, каппелевские части были вынуждены совершить беспримерно тяжелый переход от деревни Подпорожной до деревни Барга длиною в 105 верст. Маршрут проходил по берегу и по льду не замерзшей до конца, даже при 35 градусных морозах, порожистой реки Кан. Засыпанный снегом, непрочный и мокрый (из-под береговых камней в этих местах бьют горячие источники) лед нередко проваливался под конскими копытами. На промокшие валенки моментально намерзал толстый ледяной слой — идти становилось неимоверно трудно!

Многие солдаты проваливались в полыньи по пояс, обмораживались и засыпали навсегда, усевшись в мягкий, похожий на пуховую перину снег. За два с половиной дня этого перехода генерал Каппель, жалея своего коня, часто шел пешком, утопая в снегу так же, как другие. Промочив свои бурочные сапоги, он никому об этом не сказал. При длительных остановках мороз делал свое дело. Генерал же почти не садился в седло, стараясь согреться на ходу.

На вторые сутки у него начался сильнейший озноб, он стал временами терять сознание. Его уложили в сани, но при остановках сани намертво вмерзали в снежно-ледяное крошево и сдвинуть их с места не представлялось никакой возможности. Тогда бывшего без сознания генерала посадили в седло, и один доброволец, огромного роста и силы мужчина, поддерживая его в седле и практически держа на руках всю дорогу, довез его на третьи сутки до первого жилья — таежной деревни Барга. Здесь генерала Каппеля раздели и осмотрели его сильно обмороженные ноги.

Случайно оказавшийся с этим отрядом доктор настоял на ампутации пяточных костей и пальцев на ногах. Ампутация была произведена сейчас же простым ножом, безо всякой анестезии, благо генерал был без сознания. На следующий день, придя в себя, Каппель спросил: «Доктор, почему такая адская боль в ногах?»

Каждый день его выносили на руках и привязывали к седлу. Доброволец-великан все время находился рядом и при необходимости поддерживал Владимира Оскаровича. Бойцы, увидев любимого генерала в седле, приободрялись: «Генерал Каппель с нами!» Через неделю после выхода из Барги состояние генерала стало ухудшаться. Пропал аппетит, временами у него был сильный жар.

После Нижнеудинска ось движения шла по линии железной дороги. На все уговоры перевести генерала в чешский вагон (чехи предлагали место для Каппеля, которого они знали еще по боям на Волге), Владимир Оскарович отвечал категорическим отказом. Он говорил, что не может покинуть армию и если ему суждено умереть, то он готов умереть среди своих бойцов.

26 января 1920 года в 11−50 в районе разъезда Утай (в 17 верстах от станции Тулуна в районе города Иркутска) генерал-лейтенант Русской армии Владимир Оскарович Каппель скончался. За несколько часов до ухода в мир иной он отдал Георгиевский крест и обручальное кольцо генералу Войцеховскому для последующей передачи их своей жене Ольге. Никаких других ценностей у генерала не было…

После смерти генерала В. О. Каппеля его тело было положено в деревянный гроб и установлено на сани. Командование войсками Каппелевской армии (именно так стали называться части генерала Каппеля после его смерти) в соответствии с приказом, подписанным генералом Каппелем перед кончиной, принял генерал С. Н. Войцеховский.

Взять Иркутск после тяжелейшего марша уже не представлялось возможным. К тому же чешские войска выдвинули ультиматум каппелевцам: если вы атакуете Иркутск (красные грозили перекрыть в этом случае Транссиб для прохождения чешских эшелонов), то мы выступим против вас! Как говорится — дожились, докатились белочехи до прямого противостояния со своими бывшими однополчанами!

Было принято решение обойти Иркутск справа и перейти замерзший Байкал. В районе станции Лиственничной войска спустились на лед озера, толщина которого достигала одного метра. Кованные старыми подковами лошади скользили и падали на ровном, как стекло, льду. Через 10−15 километров ледового марша большинство коней пало. Отказывался вставать и крупный конь, тянувший сани с гробом Каппеля. Ситуация была критической.

Примкнувшие к каппелевцам солдаты других частей предложили спустить гроб с телом генерала под лед озера. Именно в это время (на 3−4 дня раньше) красные спустили под лед бездыханное тело адмирала Колчака! Старшие командиры отмалчивались, понимая, что дойти до берега, а это еще 50 верст, с санями, когда пали все лошади невозможно.

В это время к генералу Войцеховскому подошел скромный доброволец — волжанин Самойлов — и предложил попробовать впрячь в сани его низкорослую сибирскую лошадку, кованую для хождения по льду. Через полчаса большого беспомощного битюга сменили на маленькую «сибирячку» и она, бодренько похрустывая льдом озера, потащила вперед сани с гробом и двумя сопровождающими. Так каппелевцы не позволили своему любимому командиру бесследно сгинуть подо льдом озера Байкал.

Марш, начавшийся 10-го, закончился только 14 февраля на восточном берегу озера в районе деревни Мысовое. По разным данным, через Байкал перешло около 60.000 человек, военных и беженцев. Все прошедшие по льдам реки Кан и озера Байкал навсегда и по праву стали гордо именовать себя каппелевцами и участниками Великого Ледяного Похода!

В феврале 1919 года Владимир Оскарович Каппель при огромном стечении народа был похоронен в Чите. Глубокая могила (более 2,5 метра — вечная мерзлота) недолго хранила останки генерала. Поздней осенью перед тем, как оставить Читу под все усиливающимся давлением красных, каппелевцы выкопали гроб с телом любимого командира и увезли его в Харбин.

Они опасались надругательства со стороны красных, как это произошло с прахом генерала Лавра Георгиевича Корнилова в Екатеринодаре в 1918 году. Генерал Корнилов погиб от осколка снаряда, попавшего в здание его штаба. Соратники тайно похоронили его в пригороде Екатеринодара (современный Краснодар). После прихода красных тело генерала было вырыто из могилы, привязано за ноги к тачанке и пьяные красноармейцы ездили с такой страшной «погремушкой» по городу и горланили революционные песни. Позже труп Корнилова был «повешен» на центральной площади Екатеринодара.

В Харбине останки Каппеля в ноябре или декабре 1920 года был захоронены в ограде Иверской церкви на Офицерской улице. Так прах знаменитого русского боевого командира попал на чужбину.

Обновлено 18.11.2017
Статья размещена на сайте 6.05.2008

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Люба Мельник Бывший модератор 9 мая 2008 в 23:14

    Решительно осуждаю такую многотомную ЖЗЛ-овскую публикацию.

    Текст искусственно раздут. Много всякого "по поводу" и "к слову". Здесь, к примеру, зачем надо было описывать смерть и посмертную судьбу Корнилова, с указанием даже современного названия Екатеринодара (кстати, автор побрезговал и не привел старого и нового названия того пригорода Екатеринодара - а ведь мог бы этому абзац посвятить!).

    Вместо того, чтобы ясно и конкретно ответить на вопрос, заданный заголовком - "Как генерал Каппель вернулся в Россию" - на протяжении огромного цикла в подробностях пересказывается история жизни человека - остается только благословлять судьбу, что жизнь была хоть яркая, но таки короткая. Иначе повествование потребовалось бы раза в два длиннее.

    Полагаю, автору следует научиться писать конкретно и коротко.

    Ставлю единицу за неумение/нежелание раскрывать тему в приличном жанру объеме. Автор может считать эту единицу оценкой за весь цикл.

    Оценка статьи: 1

    • Люба, спасибо за аргументацию кола.
      Однако хотелось бы отметить, что вопрос-то я сам и задавал, когда название придумывал. И сделал материал так, как виделось мне. Возможно, мне не идеально удалось разбить на части весь текст, а написан он был сразу после тех событий и потому наполнен моими переживаниями того периода, их-то и хотелось донести. Какого это - так близко соприкоснуться с историей?
      Так что же тут н еудачно - текст, название? Я уважаю Ваше мнение, но останусь при своем. Конечно, мне есть, куда совершенствоваться. Ну так и буду стараться. А насчет конкретно и коротко - это зависит от поставленной задачи. Еще раз спасибо за рекомендации мне.

      И, кстати, вопрос: а вот, заметил я, что вчера тут была целая дискуссия, было к э той части статьи гораздо больше комментариев и кто-то за меня вроде как горячо вступился? Вчера была возможность только бегло глянуть, жаль не запомнил, кто именно был. Сегодня хотел ответить нежданному защитнику - а комментариев-то и нету. Куда же они, родимые, делись-то?
      Защитник что ли испугался и удалил?

      • Люба Мельник Бывший модератор 16 мая 2008 в 07:13

        Так что же тут н еудачно - текст, название?

        Неудачно то, что подробный пересказ книги о Каппеле весь пошел под названием "Как генерал Каппель вернулся в Россию". Хотя ответом на этот вопрос является лишь статья о современных харбинских событиях.
        Все остальное по формату - не статья, а книга.

        Оценка статьи: 1

  • декабре 1920 года был захоронены был - пропустили и -были. Сильный и мужественный человек умерший в мучениях. Жалко. 5!

    Оценка статьи: 5