Юрий Москаленко Грандмастер

Почему в СССР фамилия аса Янченко была под запретом?

1 января 1894 года, 115 лет назад, в Никольске (ныне — Уссурийск) в семье Ивана Гавриловича и Ирины Тимофеевны Янченко родился первенец, которого назвали Василем. Дело в том, что Иван и Ирина в свое время жили на Украине, а за несколько лет до этого в поисках лучшей доли перебрались на Дальний Восток.

Уссурийск для меня не чужой город, достаточно сказать, что именно здесь появился на свет мой младший сын. По роду службы мне довелось побывать во всех библиотеках этого дальневосточного города, краеведческом музее, но ни одного упоминания о Василии Ивановиче Янченко я так и не обнаружил. Как я сейчас понимаю, это имя было тогда под запретом и о нем знали лишь отдельные историки, занимающиеся изучением славных страниц российской авиации.

Но вернемся к семье Янченко. Итак, в 1894 году родился старший сын Василий, а год спустя — младший, названный Михаилом. К сожалению, отец скоро умер, и братьев воспитывал отчим. А в новой семье родилось еще две девочки. Перед Первой мировой войной, в 1913 году, 19-летний Василий окончил Саратовскую техническую школу, стал инженером-механиком. Именно в Саратове впервые «заболел» авиацией и решил стать пилотом. Но одного желания оказалось мало. Пробиться в пилоты было не так-то просто, потому что авиация только-только делала первые шаги, и самих летчиков было очень мало…

Василий Иванович Янченко - лучший ас Первой мировой войны Мечта о полетах сбылась

Однако начавшаяся война в чем-то помогла. В ноябре Василий написал рапорт и по его просьбе был направлен в Русскую Императорскую Авиацию. Поскольку за его плечами была техническая школа, ему сразу же присвоили воинское звание «ефрейтор». Но аэродромная служба не очень-то прельщала Василия. Он доставал начальство рапортами с просьбой отправить на учебу, чтобы стать летчиком. В феврале 1915 года один из рапортов был удовлетворен. Его направили на двухмесячные курсы в Петроградский политехнический институт, а после их окончания — в Севастополь, где была военно-воздушная школа. В ней готовили летчиков-истребителей. На все про все курсантам отводилось чуть менее полугода.

Василий оказался очень способным слушателем. И на практических занятиях удивил инструкторов тем, что очень быстро освоил технику полета и тактику воздушного боя. При этом не все было так просто: Янченко был очень горяч, эмоционален, и, как следствие, у него возникли проблемы с дисциплиной. Забегая вперед, можно сказать, что постоянные «залеты», как на военном жаргоне называются нарушения воинской дисциплины, преследовали его всю карьеру.

А это первый самолет Янченко Укротить этот буйный нрав было под силу далеко не каждому командиру. И если поначалу у начальства военно-воздушной школы были какие-то планы относительно молодого летчика (одно время его хотели оставить инструктором), то вскоре от этих планов были вынуждены отказаться. И только наставник Василия, провожая его на фронт, вздохнул: «Будь осторожнее, Вася! Не сносить тебе твоей буйной головушки…»

Георгиевские кресты — не повод нарушать дисциплину

Впрочем, до поры до времени эти качества приносили армии пользу. Свой первый вылет Василий совершает 15 сентября 1915 года. Его направили на разведку, установить месторасположение огневых точек противника. До разведки, впрочем, дело не дошло. Едва перевалив линию фронта, Янченко пришлось бороться за живучесть собственного самолета из-за того, что прямо в воздухе взорвался двигатель. Пришлось поворачивать назад. К счастью, до своих удалось дотянуть и посадить горящий самолет.

За этот подвиг Василий был награжден солдатским Георгиевским крестом IV степени. А спустя несколько дней он был награжден Георгием III степени за успешное выполнение боевых задач. Причем, о бесстрашии Янченко ходили легенды, он буквально стриг макушки с немцев и австрияков, когда выполнял разведывательные полеты.

Но в душе-то он был истребитель! А потому настойчиво просился именно в истребительную авиацию. И начальство не смогло устоять перед напором молодого летчика, его отправили в Москву на курсы переподготовки. Оттуда Янченко вернулся полон надежд в 3-й авиаотряд. И вот тут нашла коса на камень. Командир оказался слишком суров и даже от кавалера двух Георгиевских крестов требовал безукоснительного исполнения приказов. Василий очень часто «лез в бутылку» и в результате смог добиться только того, что, во-первых, его понизили в воинском звании, а во-вторых, практически отстранили от полетов. Очень сильно подозреваю, что авторы сценария фильма «В бой идут одни старики» слышали о Янченко и именно с него списали своего Кузнечика, которого капитан Титаренко отстранил от полетов…

Правда, конфликт разрешился тем, что командир «сбагрил» «неудобного» летчика во… Францию, куда отправилась группа российских авиаторов для того, чтобы пройти стажировку у союзников. Здесь будущий российский ас довел искусство пилотирования и тактику ведения боя до совершенства.

Фирменный прием — лобовая атака

Летчик в кругу боевых товарищей. Янченко четвертый слева Чем брал Василий в воздушном бою? Прежде всего, бесстрашием. Его фирменный прием — лобовая атака. Чаще всего у противника первым сдавали нервы, чем Янченко блестяще пользовался. Завалить аэроплан противника с «пионерского» расстояния в 15−20 метров было уже делом техники. Так, 13 апреля 1917 года в одном воздушном бою ему удалось сбить сразу два аэроплана противника.

Но ему было на кого равняться. Его командиром звена был Юрий Гильшер, который в одном из боев был тяжело ранен (ему ампутировали ногу), но несмотря на это вернулся в строй и продолжал сбивать немецких асов. 7 июля 1917 года во время неравного боя (наших аэропланов было 3, а немецких в общей сложности 24) противнику удалось подбить машину Юрия. Янченко, несмотря на огонь противника и многочисленные пробоины в обшивке аэроплана, приземлился рядом с обломками самолета командира, подобрал погибшего летчика и вернулся на свой аэродром.

Спустя месяц был серьезно ранен напарник Василия Донат Макиенок, так что в авиаотряде остался только один истребитель — прапорщик Янченко. До октябрьского революционного восстания большевиков отважный летчик увеличил число своих воздушных побед до 16! И это не считая аэропланов, сбитых в составе группы…

За доблесть и отвагу Василий Иванович стал полным Георгиевским кавалером, а также награжден орденами Святого Владимира IV степени с мечами и бантом, Святой Анны IV степени, Рыцарским крестом ордена Звезды (румынский).

В октябре 1917 года успел сбежать на Дон

Но как только в Петрограде произошел переворот и в частях начали «бузить» солдаты, Василий Иванович не очень-то надеялся на то, что его не расстреляют по распоряжению солдатского комитета и сбежал на Дон в Добровольческую армию генерала Лавра Корнилова. По некоторым сведениям, с августа 1918 года по август 1920 года он командовал 2-м авиаотрядом. То есть сражался на стороне белогвардейцев, что принесло ему полное забвения при Советской власти.

Кстати, и младший Янченко — Михаил — пошел по стопам старшего брата. Он тоже служил в авиации, летал на аэропланах и был в чем-то похож на Василия: такой же безудержно отважный и… недисциплинированный. 15 марта 1920 года в Симферополе произошла пьяная драка в кабаре гостиницы «Петроградская» между военным летчиком 1-го авиационного отряда подпоручиком Янченко и военным летчиком 8-го авиационного отряда подпоручиком Назаревичем. Приказом № 59 от 9 апреля эти летчики уволены из авиации. Но некоторые исследователи считали, что драку учинил именно Василий!

В том же, 1920 году, оба брата с остатками белогвардейских войск эмигрировали из России. Василий отправился в США и, по слухам, несколько лет работал вместе с конструктором Сикорским. По одним данным, Василий Иванович скончался в 1952 году в США, по другим — в 1959 году.

Михаил жил в Аргентине и умер в 1982 году в возрасте 97 лет!

Новая власть умела платить по старым счетам

Но Советская власть не забыла о летчиках Янченко. Их деда по матери — Тимофея Дудку — в 1934 году (ему уже перевалило за 90) лишили избирательных прав, признав «частным домовладельцем». Воспитавшего Василия и Михаила отчима Федора Собченко, а также сводных сестер летчиков — Зинаиду и Ольгу — расстреляли в 1938 году как «японских шпионов».

Так что, останься они на родине, тоже, скорее всего, были бы расстреляны. Хотя, кто его знает, возможно, песчаные часы судьбы на каком-то отрезке перевернулись бы. И тогда бы первым маршалом авиации стал бы именно Василий Янченко, тем более, что он был не из дворян. Но он сделал свой выбор раньше, в 1920-м….

Обновлено 31.12.2008
Статья размещена на сайте 31.12.2008

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: