Владимир Рогоза Грандмастер

От кого Василий Суриков узнал правду о кровавых казнях, устроенных Петром I в Москве?

Картины Василия Ивановича Сурикова все мы знаем с детства. Их репродукции есть во многих школьных учебниках, а сами картины, поражающие своими размерами, уже давно являются украшением лучших отечественных музеев и картинных галерей.

Вася Суриков родился в далеком сибирском Красноярске 24 (12) января 1848 в семье небогатого канцелярского служащего. От предков, пришедших осваивать Сибирь в числе первых казачьих отрядов, будущий художник унаследовал независимость в делах и суждениях, обстоятельность, упорство в достижении цели, физическую силу.

У мальчика рано проснулась страсть к рисованию, которую подметил и стал развивать сибирский художник Н. В. Гребнев, преподававший рисование в Красноярском уездном училище. Уже став известным живописцем, Суриков говорил, что ему чрезвычайно повезло, что в сибирской глубинке оказался такой человек. «Гребнев меня учил рисовать, чуть не плакал надо мною» — с благодарностью вспоминал он Василия Ивановича.

В Сибири Сурикову везло на хороших людей. После смерти отца материальное положение семьи значительно ухудшилось, и в 1862 году Василий вынужден был оставить учебу и устроиться канцелярским писцом в Енисейское общее губернское управление. Для приработка раскрашивал пасхальные яйца и даже пытался писать иконы. Казалось, о профессиональном занятии живописью придется забыть, но нашлись меценаты, местный губернатор П. Н. Замятин и золотопромышленник П. И. Кузнецов, которые оплатили Сурикову поездку в Петербург в Академию художеств.

В феврале 1869 года Василий приехал в столицу. Стоит отметить, что к этому времени живопись в России была на подъеме, академия считалась весьма престижным учебным заведением, и в Петербург съезжалась масса молодых людей, желающих стать профессиональными художниками. Но всем им предстояло выдержать серьезные вступительные испытания. Подготовку к экзаменам Василий начал в школе Общества поощрения художников. К концу года со второй попытки он в академию поступил, но только вольнослушателем, т. е. вынужден был учиться за свой счет. Но уже в следующем году, благодаря несомненному таланту, который у него разглядели академические преподаватели, Сурикова приняли слушателем на казенный кошт.

Годы учебы пролетели быстро. Учился Василий старательно, не раз получал за свои ученические работы медали и премии. В 1875 году, получив звание классного художника первой степени (это позволяло поступать на госслужбу с присвоением классного чина) Суриков окончил Академию художеств. Вскоре он получил солидный заказ, о котором молодой художник может только мечтать. Сурикову заказали четыре панно для храма Христа Спасителя на тему «Вселенские соборы». Подобные заказы очень хорошо оплачивались, что немаловажно на начальном этапе творческого пути.

Для выполнения заказа пришлось переехать в Москву, где Суриков решил обосноваться навсегда, благо, вскоре он женился Елизавете Шарэ, приходившейся внучкой декабристу П. Н. Свистунову.

Утро стрелецкой казни Росписи в храме были благожелательно приняты комиссией, появилась возможность получения новых заказов, но Суриков решил «отправиться в свободное плавание», обратившись к темам из русской истории. Его чрезвычайно интересовала трагическая история московских стрельцов, по своему положению бывших близкими к казачеству, представителем которого он себя всегда считал. Задумка была грандиозной — показать стрелецкую казнь в 1698 году, как переломный этап российской истории. «Торжественность последних минут мне хотелось передать, а совсем не казнь», — напишет Суриков впоследствии об этой картине.

В Москве все дышало историей, были и многочисленные свидетели тех трагических событий. Но эти свидетели были неодушевленными. Память о стрелецкой казни хранили стены Кремля, на которых, казалось, остались брызги стрелецкой крови, камни мостовых, на которых стояли плахи, дома и заборы, вдоль которых двигались повозки с обреченными на казнь. Часами бродил Суриков по этим местам, стараясь постичь дух того времени. «Я на памятники как на живых людей смотрел, — расспрашивал их: «Вы видели — вы свидетели. Стены я допрашивал…», — рассказывал впоследствии художник.

Меншиков в Березове Полотно «Утро стрелецкой казни», выставленное на 9-й передвижной выставке в марте 1881 года, стало событием. Перед картиной всегда собиралась толпа зрителей, о ней спорили, ей восхищались, но были и те, кто обвинял художника в натурализме, восхвалении жестокости. Но главное — равнодушных не было. С восторгом встретили работу и собратья по живописи. «Картина Сурикова делает впечатление неотразимое, глубокое на всех. Все в один голос высказали готовность дать ей самое лучшее место; у всех написано на лицах, что она — наша гордость на этой выставке… Могучая картина!», — так отозвался о ней Илья Репин в письме Третьякову. Стоит отметить, что картину сразу же по открытию выставки приобрел Павел Третьяков, заплативший за нее восемь тысяч рублей — громадную по тем временам сумму.

Боярыня Морозова Воодушевленный несомненным успехом и избавленный благодаря Третьякову от забот о хлебе насущном, Суриков задумывает еще ряд исторических полотен. В 1883 году он заканчивает картину «Меншиков в Березове», которая тоже была приобретена Третьяковым. Любопытно, что работу над этой относительно небольшой по размерам картиной художник рассматривал как отдых перед следующим большим полотном. Получив деньги за картину, Василий Иванович решил отправиться в длительную заграничную поездку, чтобы отдохнуть и посмотреть шедевры европейской живописи. Он посетил Германию, затем отправился в музеи и картинные галереи Франции, Италии, Испании. Художник не только с интересом знакомился с живописью старых мастеров, но и много работал сам, делал зарисовки, писал этюды. Созданная под впечатлением о посещении Италии яркая и брызжущая весельем «Сцена из римского карнавала» была показанна на 13-й передвижной выставке в 1885 году.

Покорение Сибири Ермаком Вернувшись в Москву, Суриков приступил к давно задуманной картине о боярыне Морозовой, законченной им в 1887 году. Картина, как и предыдущие, была показана на передвижной выставке и принята с восторгом зрителями и коллегами по творчеству, хотя и вызвала яростные споры. К сожалению, после этой работы в жизни художника наступила черная полоса — умерла обожаемая им жена. Суриков почти забросил писать и впал в депрессию.

Переход Суворова через Альпы Снова он вернулся к творчеству только после поездки в Сибирь, куда по совету друзей и родных отправился вместе с дочерью. Поездка по родным местам всколыхнула художника, подсказала новые сюжеты. После нее были созданы жизнерадостная картина «Взятие снежного городка» и третье крупное историческое полотно «Покорение Сибири Ермаком». Следующей этапной работой стало полотно «Переход Суворова через Альпы».

Василий Суриков написал еще несколько больших исторических картин и прекрасных портретов. Особый интерес представляют его этюды, а их он при работе над каждой картиной писал в большом количестве, добиваясь точного подбора типажей, удивительной выразительности и эмоциональности.

Умер Василий Иванович Суриков в Москве 6 марта 1916 года. Похоронили художника рядом с могилой жены на Ваганьковском кладбище. А его картины уже давно живут своей собственной жизнью, став неотъемлемой частью и нашей истории, и нашей культуры.

Обновлено 21.01.2009
Статья размещена на сайте 19.01.2009

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: