Константин Рыбаков Мастер

Маринеско - герой, преступник, легенда? Часть 2

Нам махнёт белокрылая,
заходя на вираж.
С-13. «Счастливая!» —
всё шутил экипаж…

В первые же сутки, 9 октября, Маринеско обнаружил и атаковал одиночный транспорт (в реальности — немецкий рыболовный траулер «Зигфрид», 563 брт). С дистанции 4,5 кабельтовых был дан залп тремя торпедами — промах! Через две минуты — ещё торпеда: промах! Всплыв, С-13 открыла артиллерийский огонь из 45-мм и 100-мм орудий подлодки. По наблюдению командира, в результате попаданий корабль (водоизмещение которого Маринеско в докладе завысил до 5000 тонн) начал быстро погружаться в воду.

На самом деле траулер только потерял ход и накренился, что не помешало немцам после ухода С-13 устранить повреждения и отбуксировать судно в Данциг (ныне Гданьск), к весне 1945 года оно было восстановлено. В том же походе Маринеско, в соответствии с данными своего же вахтенного журнала, имел еще три возможности атаковать, но не использовал их — вероятно, берег людей.

В 1944-м Финляндия вышла из войны, СССР получил возможность перебазировать флот ближе к границам рейха. Дивизион подлодок расквартировали в Турку. Наступающий 1945 год Маринеско и его приятель, командир плавбазы «Смольный» Лобанов, решили отметить в ресторане гостиницы. Там же, в ресторане, у Александра завязался роман с хозяйкой гостиницы, и он «застрял» на два дня.

В итоге Лобанов оказался на передовой, а Маринеско командующий КБФ адмирал В. Ф. Трибуц хотел отдать под суд военного трибунала, однако предоставил возможность искупить вину в предстоящем походе (заменить его было некем, из тринадцати средних подлодок, воевавших на Балтике, «в живых» осталась только С-13).

…И неслось перед строем:
«…Едрит вашу мать!..
Я вам, суки, устрою…
Расстрелять!.. Расстрелять!..»

С-13, по сути, стала единственной «штрафной подлодкой» советского ВМФ за все годы войны. Как явствует из всего вышеизложенного, С-13 и её командир ни по реальным, ни по декларируемым победам явно не ходили в лидерах.

Пятый боевой поход подлодки С-13 и уничтожение лайнера «Вильгельм Густлофф» вошли в историю подводной войны как «атака века», и описаны они предостаточно. По современным данным, с «Густлоффом» погибло 406 матросов и офицеров 2-й учебной дивизии подводных сил, 90 членов собственного экипажа, 250 женщин-военнослужащих немецкого флота и 4600 беженцев и раненых, из них почти 3 тыс. детей. Западная пресса во времена «холодной войны» неоднократно ставила этот факт в вину Маринеско, но лайнер шел под флагом «Кригсмарин» и не нес опознавательных знаков Красного Креста.

Из числа подводников погибло 16 офицеров (в т.ч. 8 медицинской службы), остальные — малообученные курсанты, нуждавшиеся ещё, как минимум, в полугодичном курсе подготовки. Поэтому, несмотря на заявления командира дивизиона П Л Александра Орла и советской прессы о гибели 70−80 экипажей, погибшие подводники могли сформировать лишь 7−8 экипажей подводных лодок (численность экипажа самой распространенной немецкой подлодки типа VII составляла 44−56 человек).

В том же походе, 10 февраля 1945 года, «несчастливая эска» потопила транспорт «Генерал фон Штойбен», на борту которого эвакуировались 2680 раненых солдат и офицеров рейха, 270 человек медперсонала, около 900 беженцев, плюс собственно экипаж — 285 человек. В результате, по количеству потопленных брутто-регистровых тонн, а также уничтоженной живой силы, Маринеско за один поход вышел на первое место среди советских подводников.

За потопленные вражеские корабли командиры субмарин получали не только награды, но и неплохие денежные премии. В Финляндии Маринеско на свои премиальные купил «Опель» и не захотел с ним расставаться, когда по окончании войны поступил приказ перебазироваться в Лиепаю. Машину укрепили на палубе краснознамённой С-13, и она успешно форсировала Балтику.

Эта выходка стоила Маринеско карьеры командира подлодки. 14.09.1945 г. вышел приказ № 01979 наркома ВМФ адмирала флота Н. Г. Кузнецова: «За халатное отношение к служебным обязанностям, систематическое пьянство и бытовую распущенность командира Краснознамённой подводной лодки С-13 Краснознамённой бригады подводных лодок Краснознамённого Балтийского флота капитана 3 ранга Маринеско Александра Ивановича отстранить от занимаемой должности, понизить в воинском звании до старшего лейтенанта и зачислить в распоряжение военного совета этого же флота».

Всего месяц А. И. Маринеско служил командиром тральщика Т-34 в Таллиннском морском оборонительном районе. 20 ноября 1945 года по приказу наркома ВМФ № 02521 старший лейтенант Маринеско А. И. был уволен в запас.

После войны в 1946—1949 годах А. И. Маринеско работал старшим помощником капитана на судах Балтийского государственного торгового пароходства, ходил в порты Бельгии, Голландии, Англии. В 1949—1950 годах он — заместитель директора Ленинградского НИИ переливания крови.

Осужден 14 декабря 1949 года на три года лишения свободы по статье 109 УК РСФСР (злоупотребление служебным положением) и Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений» — Маринеско вменили в вину хищение торфяных брикетов, присвоение принадлежащей институту кровати стоимостью 543 рубля и три прогула без уважительных причин, допущенные в ноябре 1949 года.

Наказание А. И. Маринеско отбывал на рыбопромыслах в Находке, а с 8 февраля по 10 октября 1951 года — в Ванинском исправительно-трудовом лагере Дальстроя. 10 октября 1951 года Маринеско досрочно освобождён из мест лишения свободы, а на основании акта амнистии от 27 марта 1953 года судимость с него была снята.

После освобождения бывший командир ПЛ «С-13» в период с конца 1951 по 1953 годы работал топографом Онежско-Ладожской экспедиции, с 1953 года руководил группой отдела снабжения на ленинградском заводе «Мезон». Умер Александр Иванович Маринеско в Ленинграде 25 ноября 1963 года, похоронен на Богословском кладбище. Через 27 лет, Указом Президента СССР от 5 мая 1990 года, ему было присвоено звание Героя Советского Союза — посмертно…

До сих пор не умолкают споры, кто же он — герой или разгильдяй, жертва обстоятельств или преступник? Человек — не пуговка от кальсон, нельзя присвоить ему определенный артикул или «обточить» под заданный стандарт. Не нам его судить…

…Печально вечер догорит,
и в темноте растает пристань,
и чайка белая летит
приветом из прошедшей жизни…

С окончания Великой Отечественной войны и до смерти имя Маринеско было под запретом. Но в неписаной истории отечественного флота, которая слагается в курилках, он был и остаётся самым известным подводником-легендой!

Обновлено 6.02.2015
Статья размещена на сайте 14.06.2009

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Всем спасибо за комментарии!

    Мнения разделились кардинально, поэтому позволю себе уточнения.
    За статью взялся потому, что А.И.Маринеско мне интересен, и отношусь я к нему с уважением. Материала было предостаточно, и негативного, и позитивного, и нейтрального. В статье я постарался объективно изложить историю человека, без прикрас и эйфории по поводу герой-не герой. Александру Ивановичу довелось хлебнуть всех прелестей жизни в своё непростое время...
    Ещё раз повторю то, о чём уже сказано в статье: Все наши субмарины сосредоточились на ограниченном пространстве залива, и очень редко уходящие в поход подводники возвращались. Семьи членов экипажей даже не получали похоронок – лишь извещения: «Пропал без вести»... Если подлодки Северного флота имели пространство для ведения боевых действий, то ПЛ Балтики были блокированы полностью практически до осени 1944 года!!! Пьянство Маринеско (кстати, пил не только он, да и пили на берегу, а не в походах) - из-за вынужденного бездействия. Неудачи нашего подводного флота на Балтике - из-за отсутствия боевой подготовки, обусловленного вынужденным бездействием.
    Валерию Джиенову: Маринеско не был объявлен "врагом №1", более того, даже траура по поводу гибели "Вильгельма Густлоффа" не было, дабы паники в рейхе не возникло - это всего лишь распространённые мифы.
    Владимиру Аникейчеву: простите, но если Вашу фразу "...не вписывался ни в какие рамки." отнести, например, к Чикотило? Тоже ведь неординарный человек... Да и вообще, ординарный человек - мышь серая, ничем не примечательная, не выделяющаяся из общих рядов, и вряд ли кто стал писать бы статью про ординарную "личность" - они не интересны даже сами себе. А уважение к человеку вообще и к Маринеско в частности не в том, чтобы кричать "Ах, Герой!", а в том, чтобы объективно оценить его, со всеми минусами и плюсами, при этом - не перестать уважать.

    • Константин Рыбаков,
      не исключено, что я Вас оскорблю в лучших чувствах, но я совсем не уверен в виновности Чикатило (после него неоднократно в той же местности совершались аналогичные преступления), - он скорее всего больной и легко поддающийся внушению. Каким образом ему и его сыну что-либо внушали - я эти способы знаю (меня это не коснулось, но было много людей, за кого я заступался, да и не каждый может постоять за себя). Что касается Александра Ивановича, то я его знал; что касается его пристрастия к выпивке, то я наперечёт знаю людей, кто не пьёт - у каждого своя компания. Я - не пью. Вы ведь не будете спорить, что это - редкая в нашем обществе "вредная" привычка. А Александр Иванович - он и у пивного ларька человеком был. Во многом - не такой, как все...

      Оценка статьи: 2

  • У немецкого писателя Гюнтера Грасса имеется интересная книга, косвенно связанная с другой операцией подлодки Маринеско, потоплением 30 января 1945 года корабля "Вильгельм Густлов" с беженцами из Данцига. Книга художественная, связывающая воедино героя, его сына, фашистского функционера в Швейцарии и советского подводника.
    Советую почитать

  • 5

    Странно однако, я комментировала уже вторую часть два дня назад, а коммент куда-то исчез, не сохранился. Ну значит, по новой. Костя, статья очень интересная, но вызовет споры, я думаю. Не могу назвать Маринеско преступником, он воевал, а не на большой дороге стоял. Но и к героям однозначно не могу причислить, хотя ему это звание и присвоили на волне перестройки и переоценки событий войны. Ты знаешь,как я отношусь к пьянству, если мужчина позволяет себе так пить, до потери сознания, то даже война его не извиняет, он же был офицер, а не простой матрос. Мужество в том и заключается, чтоб в трудные минуты уметь держать себя в руках и не опускаться до "заливания боли водкой".Герой - это человек, на которого хотелось бы быть похожим,а тут какой-то разгильдяй - самое подходящее определение.

    Оценка статьи: 5

    • Гертруда Рыбакова,
      он просто не вписывался ни в какие рамки. Как неординарный человек. Кстати, стоит поинтересоваться заодно и судьбой самого Николая Герасимовича. В вопросе с Маринеско он пошёл на поводу у интриганов, а потом тоже стал жертвой интриги. Герой - это человек, который совершает героические подвиги, а для того, чтобы стать героем, надо для начала оказаться в нужное время и нужном месте. Готовность на поступок даже не обсуждается - после не всегда об этом даже задумываются (особенно, если всё было сопряжено с опасностью). Похожим на Героя? Человек должен быть похож на человека и быть самим собой. А примером, авторитетом и Александр Иванович был, для тех, кто не слеп был. Таких людей хорошо видно - они не пресмыкаются ни перед кем, имеют твёрдые убеждения устойчивую точку зрения и т.д. Его было, за что уважать.

      Оценка статьи: 2