Юрий Москаленко Грандмастер

Был ли дед Пушкина человеком со странностями?

28 февраля 1723 года родился человек, без которого не появился бы на свет гений русской поэзии Александр Сергеевич Пушкин. Его нарекли Львом, отчество он получил Александрович, а фамилия как раз была — Пушкин.

Кончаловский П.П.,
«Пушкин в Михайловском», 1940 г.
Фото: artchive.ru

К сожалению, он не дожил до рождения своего знаменитого внука, умерев за 9 лет до этого радостного события. Может быть, именно поэтому мы так мало о нем знаем, гораздо более известен прадед гения по матери — арап Петра Великого. Тем более приятно устранить этот пробел…

Итак, Лев Александрович был сыном младшего из братьев в семье Петра Петровича Пушкина — Александра — и с младых ногтей, как это было принято в русском дворянстве, был зачислен офицером в артиллерийский полк. Впрочем, по живости характера, эмоциональности и любви к кутежам его больше тянуло к гусарам. Но его дед об этом и слышать не хотел: Пушкины мы, и наше ремесло — палить из пушек.

Впрочем, времена тогда были смутными. После смерти Петра Первого на российском престоле царила кутерьма. Дочь Петра Елизавета, правившая страной, подыскивала наследника на престол и остановила свой выбор на племяннике Петре, который одновременно был внуком двух непримиримых врагов — Петра Первого и Карла XII.

Впрочем, как это часто бывает, яблочко слишком далеко укатилось как от одной, так и от другой яблони. Это был малоразвитый человек и отметился в истории разве что двумя вещами: указом о вольности дворянской от 18 февраля 1762 года и женитьбой на прусской принцессе, которую в православии нарекли Екатериной.

Его правление было очень коротко: с 25 декабря 1761 года по 28 июня 1762 года, когда гвардейцы на штыках привели к власти Екатерину II. Но этот офицерский бунт расколол армию надвое. В частности, майор Лев Александрович Пушкин категорически отказался присягать на верность немочке и других подговаривал сохранить верность Петру, за что и был посажен на два года в крепость. Так, по крайней мере, считал сам Александр Сергеевич Пушкин.

Но сами понимаете, есть люди, которые знают историю гораздо лучше непосредственных участников событий. В частности, спустя более двух веков после описываемых событий, в 1988 году, советский историк Р. Овчинников предложил свою версию. Он раздобыл документы, из которых следует, что

«майор Лев Александрович Пушкин в 1761 г. просился в отставку по причине болезни. Как удостоверяли врачи, майор Лев Пушкин „имеет болезнь, которую мы называем: мaлум хипохондрикум кум-мaтерия, и оттого временaми бывaет у него рвотa, резь в животе, боль в спине и слепой почечуй, от которой может приключитцa меленколия хипохондриaкa, зa которою болезнию, по нашему мнению, ни в кaкой службе быть не способен“».

Конечно, я во всех этих мaлум хипохондрикум кум-мaтериях разбираюсь не больше, чем заяц в геометрии, но нам это сейчас не столь важно. Александру Сергеевичу Пушкину, который всю свою сознательную жизнь искал документы, позволяющие пролить свет на судьбу деда, возможно, не хватило самой малости — изучения трудов Маркса и системы диалектического материализма, которыми был вооружен Р. Овчинников. Но была отсидка или нет, главное, что майор Лев Пушкин был отправлен в отставку.

К тому времени психика его была несколько подорвана. Во-первых, он стал еще более раздражительным, а во-вторых, перестал считать женщин за людей. Это проявилось уже очень скоро.

Как известно, некоторая часть мужчин носит голову, украшенную невидимыми, но развесистыми рогами. Не избежал этой участи и Лев, однажды застукав свою женушку в «обжимансах» с французом, бывшим гувернером и учителем его сыновей. Приговор Льва Александровича был суров, но справедлив: французишку, который, возможно, и не вкусил все прелести общения с чужой женой, повесили на черном дворе в назидание другим, а жена была брошена в домашнюю тюрьму, где содержалась в такой строгости, что вскоре умерла на соломе.

И вторая жена натерпелась от него более чем достаточно. В частности, когда она должна была вот-вот родить, своенравный муж приказал ей одеваться и быть через пять минут во дворе. Они едут в гости к каким-то дальним родственникам. Все возражения няньки (жена не посмела и двух слов сказать против воли мужа) возымели такое же воздействие на Льва, как вспышка на Солнце на обитателей хлева.

Единственно, что позволил Лев, когда жена начала рожать непосредственно во время поездки, так это дал приказ кучеру остановить карету. Так в этой карете и появился на свет отец будущего гения — Сергей Львович.

Есть еще одна небезынтересная деталь. Некоторое время имена детей Л. А. Пушкина от первого брака записываются в исповедных ведомостях вместе с фамилией второй жены, но потом в записях остаются только дети от второго брака:

  • первый ребенок, родившийся 20 марта 1765 г., дочь Анна;
  • старший сын Василий, который родился 27 апреля 1766 г.;
  • второй сын Сергей, родившийся 23 мая 1767 г.;
  • дочь Елизавета, родившаяся 13 августа 1776 г.

Кстати, сам Лев Александрович Пушкин умер в возрасте 67 лет; в метрической книге Троицкой церкви 1790 г. есть следующая запись:

«Умре по христианской должности октября 24 дня артиллерии подполковник Лев Александрович Пушкин, коему от роду было 67 лет, и похоронен 26 числа в Донском монастыре».

Воспоминания о деде были опубликованы уже после смерти А. С. Пушкина, в 1840 году. Отец поэта, Сергей Львович, пришел в ярость, когда прочел в «Cыне отечества» зa 1840 г. его рассказы о семейных преданиях. Но в этом нет ничего особенного — кому приятно в глазах знакомых и незнакомых людей слыть сыном душегуба!

Кстати, Пушкин знал семейные предания не только о Льве Алексaндровиче, но и об отце его, своем прадеде Aлексaндре Петровиче, который «в припадке ревности или сумасшествия зaрезaл жену, находившуюся в родах». По словам исследователя,

«убийца был арестован, но прожил после этого недолго; умер в заточении в том же 1725 году. Мать Aлексaндрa Петровича, Федосья Юрьевна, стрaдaлa падучею; следовательно, наследственность ее сыновей могла быть неблагополучною…»

Но в нашу задачу разбирательство в семейном древе Пушкина пока что не входит. Из всей этой истории мы можем вынести один вывод: какие бы неожиданные повороты ни готовила нам судьба — все это часть картинки, которая приводит к какой-то определенной цели. Ну не застань Лев свою первую жену с французом, тогда бы вряд ли была жена вторая. Соответственно, не было бы и Сергея Львовича, отца поэта.

Так что жить мы должны по принципу: если с нами что-то происходит, значит, это кому-нибудь нужно…

Обновлено 15.10.2018
Статья размещена на сайте 24.02.2007

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: