Галя Константинова Грандмастер

Синьор Березовский и маэстро Бортнянский. Где ваша слава? Часть 1

Тех, кто озабочен вопросами, связанными с конкретным Б. Березовским, вынуждена сразу разочаровать. Не тот. «И без нас есть на свете Березовские. Вот в Чернигове — генеральным судьей — Березовский» — Н. Кукольник. «Максим Созонтович Березовский». Исторический рассказ.

Кто был тот загадочный Сосновский из фильма Андрея Тарковского «Ностальгия»? На этот вопрос часто отвечают, ссылаясь именно на судьбу Максима Березовского.

Две легендарные судьбы. И сразу множество загадок. Как случилось, что первые русские композиторы, которых узнала и признала Европа, сейчас практически неизвестны? А ведь один из них стал Академиком Болонской академии — вслед за Моцартом, кстати. А также — одним из «незримых» героев фильма А. Тарковского «Ностальгия». И по легенде — был соучастником возвращения на родину княжны Таракановой. О нем написал исторический рассказ российский писатель и драматург Н. Кукольник.

Перу второго принадлежал гимн Российской империи. И как случилось, что они родились в одном маленьком украинском городке с разницей в несколько лет? Все это позволяет объединить две биографии. Но какие же они разные, эти биографии.

История музыки в России насчитывает тысячелетия — как и везде. Профессиональная школа начала формироваться в 18 веке. Многие фамилии незаслуженно забыты.

Город Глухов

Жители Украины должны лучше знать этот небольшой город в Сумской области. Видимо, он всегда был славен голосами: «Помнишь, в дожинки как распоются наши красавицы: сто горлышек таких, каких нет ни у одной итальянской актрисы». (Н. Кукольник. «Максим Созонтович Березовский» Исторический рассказ).

27 октября 1745 года в Глухове родился Максим Созонтович Березовский. А 26 октября 1751 года там же родился Дмитрий Степанович Бортнянский. Сейчас везде деликатно и политкорректно указывается: «российские композиторы украинского происхождения». Основоположники русской композиторской школы, они же — признанные музыканты в Италии. Остановимся на такой формулировке. Страна была одна, и смешно раздирать прошлое на лоскутки.

Еще небольшая неувязка — основоположником русской композиторской школы считается (и справедливо) М.И. Глинка. Просто был и «до-глинкинский» период, о нем почему-то совсем мало известно. Но музыка-то была. Вполне сопоставимая с той, которую мы называем европейским классицизмом или более ранним барокко.

Максим Березовский

«Болонский академик по прозвищу „Русский“. М. С. Березовский». Так называется книга-исследование замечательного писателя, телеведущего и путешественника Константина Ковалева-Случевского. Он провел гигантскую исследовательскую работу, благодаря которой среди множества его прочих книг появились книги о Березовском и Бортнянском (последняя — в серии ЖЗЛ).

Максим Березовский (1745 год — 22 марта 1777, Санкт-Петербург) — фигура глубоко трагическая. Долгое время о его жизни было известно только по рассказу драматурга Кукольника. Серьезные исследования начались лишь в 20 веке. Не случайно следы пребывания в Италии некоего композитора Сосновского ищет герой кинофильма А. Тарковского «Ностальгия».

Максим Березовский родился в Глухове, предположительно — в казацкой семье, также предположительно — высшее образование получил в Киево-Могилянской академии. Как человека с выдающимися музыкальными способностями его послали в столицу. (Удивительным образом эта часть его жизни перекликается с жизнью философа Григория Сковороды: та же певческая школа, та же академия, должность певчего в российской столице).

В Санкт-Петербурге М. Березовский пел сначала в придворной опере, затем в итальянской опере в Ораниенбауме (пригород Петербурга). И все это время, начиная с подросткового возраста, Березовский сочинял.

Невозможно сказать, что таланты тогда не ценились. По традиции на несколько лет Березовского отправили в Италию — продолжать совершенствоваться уже в композиторском мастерстве.

«Глубокоуважаемому синьору Антонио Маццони, президенту и профессорам музыки, 15 мая 1771.

Максим Березовский, прозванный Русский, желая быть принятым в качестве композитора и капельмейстера известнейшей филармонической Академии, просит синьора президента и членов филармонической Академии допустить его к испытанию для принятия в Академию…"

(цитируется по книге «Болонский академик по прозвищу „Русский“. М.С. Березовский». Константина Ковалева-Случевского).

А вот как описывает процедуру экзамена Нестор Кукольник: «Березовский и Моцарт в одно время трижды застучали в двери; цензоры выпустили затворников». Однако сдавали важный экзамен они не одновременно, хоть это известно точно.

Болонья тогда — практически центр музыкальной культуры. А звание Болонского академика-композитора давало «путевку в европейскую музыкальную жизнь». Следом за Вольфгангом Амадеем Моцартом Болонским академиком единогласно стал Максим Березовский. С простым прозвищем — «Русский». Для получения этого почетного звания нужно было написать несколько работ. Одна из них и поныне хранится в архивах итальянского города.

Тосковал ли в Италии по родине Максим Березовский — понятно и так. Та самая тоска-ностальгия, которая сквозной темой проходит в фильме Тарковского. Но вот как интересно описывает возможную сцену Кукольник: «Итальянцам не совсем была понятна тоска Березовского, но маленький Моцарт легко понял Максима Созонтовича, он сам думал то же». Многое у Кукольника можно посчитать вымыслом, но и в самой жизни Максима Березовского до сих пор больше тайн, чем твердых установленных фактов.

В Италии же Березовский пишет оперу «Демофонт», вот газетная рецензия на постановку: «Среди спектаклей, показанных во время последнего карнавала, надобно особенно отметить оперу, сочиненную регентом русской капеллы, состоящим на службе у Ее величества императрицы всея России, синьором Максимом Березовским, который соединяет живость и хороший вкус с музыкальным знанием» (Ливорнская газета «Новости света», цитируется по книге «Болонский академик по прозвищу „Русский“. М. С. Березовский». Константина Ковалева-Случевского). Похвала итальянцев в то время — признак высшего, мирового признания. Но наступала пора и других стран.

А дальше — сплошные тайны и легенды.

Княжна Тараканова

На этой постановке оперы Березовского «Демофонт» в Ливорно, рецензия на которую приведена выше, была небезызвестная княжна Тараканова — «претендентка на российский престол», выдававшая себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны и Алексея Разумовского. В Ливорно же стояла и эскадра графа Орлова. По одной из версий, ушла эскадра домой вместе с княжной Таракановой и Максимом Березовским. Это, конечно, только версия, которая ничего не объясняет. По версии Кукольника — он встретил своего брата, служившего на одном из кораблей. На самом деле даже год отъезда Березовского точно не установлен. Но так или иначе, Березовский возвращается в Петербург, где наступает самый тяжелый и самый короткий этап его жизни.

Не отвержи мене во время старости

Так называется самое знаменитое из сохранившихся произведений композитора. До старости ему было не суждено дожить. Он покончил с собой, перерезав себе горло. По другой версии — он заболел горячкой и скончался в возрасте 31 года.

Серьезных причин, которые могли бы довести композитора до самоубийства, исследователи толком определить не могут. При дворе его ценили, насколько там вообще могли ценить таланты. С финансовой стороной жизни были, правда, нелады. С личной жизнью — загадочно. Достоверно известно об одной свадьбе, да с именным указом Екатерины II по этому поводу, да еще и с подарком невесте в виде свадебного платья с монаршего плеча: «Императрица «изволила указать… певчему Максиму Березовскому дозволить жениться… на танцевальной девице Франце Ибершерше и притом соизволила… пожаловать ей платье» (цитируется по книге «Болонский академик по прозвищу «Русский». М.С. Березовский». Константина Ковалева-Случевского).

Но куда делась юная «танцевальная девица Франца» — неизвестно. Считается, что Максим Березовский мог быть женат дважды. Однако получилось так, что семейный архив было некому сохранить и передать. Вся надежда сейчас на случайные находки нот композитора — то в Париже находят, то в Ватикане. Рукопись «Не отвержи мене» хранится в Британии. Большая часть огромного наследия Максима Березовского утрачена. Сама биография его полна неточностей, несоответствий и нуждается в бесконечных уточнениях по всем пунктам.

Жизнь и творчество второго глуховского певчия — Дмитрия Бортнянского — сложились более благополучно. И об этом можно прочитать в следующий раз.

А в комментариях можно послушать «Не отвержи мене» — самое знаменитое, самое зрелое и мощное из известных произведений Максима Березовского. Относится оно к разряду духовной музыки (светская музыка композитора сохранилась в минимальном количестве). Этот хоровой концерт сейчас исполняется во всем мире.

Обновлено 25.07.2015
Статья размещена на сайте 15.03.2011

Комментарии (11):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: