Галя Константинова Грандмастер

Лев и Николай Кекушевы. Что поражает в их судьбах?

Лев Кекушев и Николай Кекушев — отец и сын. Один — знаменитый архитектор, второй — полярный летчик. Обе судьбы уникальны, но при этом и характерны для прошедшего века.

Во второй половине 19 и начале 20 века в России расцвело новое направление в искусстве. Здесь его называют «модерн», в Западной Европе чаще — арт-нуво, есть и другие названия в разных языках. Сочетание красоты и функциональности, художественная проработка конструктивных деталей интерьера и использование новых для того времени материалов, интерес к прикладному искусству — вот отличительные черты этого направления в архитектуре.

Россия дала целую плеяду замечательных архитекторов этого направления. Но почему-то нет музеев, в большинство сохранившихся зданий простому смертному не зайти — в них располагаются посольства. И даже судьба архитектора может стать сплошной загадкой.

Лев Кекушев

В модерне сколько архитекторов, столько и стилей — есть такое мнение у специалистов. У Льва Кекушева был свой собственный неповторимый стиль. Его произведения отличались от произведений других архитекторов стиля модерн.

Лев Кекушев С одной стороны, Кекушев подходил к работе достаточно рационально, с другой — вкладывал в интерьеры глубокий смысл. Витраж, где изображены растения в движении, удивительные лестницы — все это создает необыкновенное ощущение. В том числе и уюта. Скульптурная декорация снаружи, игра пространства внутри.

К сожалению, интерьеры Кекушева, хоть и вполне сохранившиеся, посмотреть невозможно. В двух его зданиях сейчас также располагаются посольства.

Лев Николаевич Кекушев родился 19 февраля 1862 года в Вильно (сейчас — Вильнюс). По дате — более-менее четко (встречала и 1963 год), а вот по месту рождения есть расхождения: указываются и Саратов, и Симбирск. Точно известно, что отец его был офицером.

«Отец, вышедший из военной семьи, ненавидел царскую муштру и воспитывал меня в ненависти ко всему военному».

Это уже из воспоминаний сына Льва Кекушева — Николая Кекушева. Офицера Николая Кекушева — знаменитого летчика-полярника. Но о нем — чуть ниже.

Собственный дом Кекушева на Остоженке Лев Кекушев — первый по времени из представителей направления модерна. Никто не знает деталей жизни его самого или его семьи. Известно, что закончил он Институт гражданских инженеров в Санкт-Петербурге, затем переехал в Москву.

В Москве уже была собственная мастерская и поддержка меценатов-купцов. Довольно быстро Лев Кекушев приобретает известность вкупе с крупными заказами. У него даже появилась своя «подпись» — статуя или барельеф льва.

Дом на Поварской, ныне посольство Новой Зеландии Его творчество прервалось внезапно. Так же внезапно, как, возможно, его жизнь. Это поразительно: ничего не известно ни о дате, ни о месте, ни об обстоятельствах смерти знаменитого архитектора. Есть версия, что его расстреляли в 1918 году во время облавы. Но в списках расстрелянных он не числился. Датой смерти указывается промежуток от 1916 до 1919 годов.

Двадцатый век, практически нам еще родной, давал такие периоды, когда обстоятельства смерти самых известных людей остаются тайной. Так произошло с Петром Бойцовым (а в его домах страх сказать, кто сейчас обитает), так произошло и с Львом Кекушевым. Но хотя бы два его дома на Поварской улице сейчас относятся к памятникам — объектам культурного наследия (регионального и федерального значения). Это особняк Понизовского — ныне посольство Афганистана, и дом Миндовского — ныне посольство Новой Зеландии. Оба дома — ближайшие соседи по одной улице.

У Льва Кекушева остался сын Николай.

Николай Кекушев

Николай Львович Кекушев родился в 1898 году. Учился в Кадетском корпусе и Артиллерийском училище. В 1917 году ушел добровольцем на фронт. После революции — летчик. Открывал Среднеазиатские авиалинии, перешел в полярную авиацию. Первый арест и первый приговор в 1931 году — 5 лет лагерей.

Вот как описывает Кекушев свои чувства после обыска: «…мы с мамой долго строили догадки о причинах случившегося, но так и не смогли постичь логики хода этой все набирающей обороты адской машины».

Сразу же после освобождения — участие в экспедиции на Северный полюс и орден Ленина.

В Великую Отечественную Николай Кекушев сначала вывозит изможденных блокадников из Ленинграда, затем работает в дальней авиации в отряде по борьбе с подводными лодками.

После войны — вторая экспедиция на Северный полюс. И тут же — второй арест и новый срок — 10 лет. Этот срок Николай Кекушев отбывал в поселке Джезказган в Казахстане. После смерти Сталина срок был изменен, и в 1955 году Кекушев возвращается в Москву. Последовала реабилитация, получение паспорта, возвращение орденов. Помогли, как часто тогда бывало, просто люди, которым было не все равно, которые считали своим долгом заступиться:

«Генеральному прокурору СССР товарищу РУДЕНКО Р. А.

…В многочисленных полярных экспедициях т. Кекушев проявил себя как человек, преданный нашей Родине, выполнявший труднейшие и опасные полеты, не считаясь ни с какими трудностями.

За свою работу т. Кекушев неоднократно удостаивался высоких правительственных наград.

Т. Кекушев — единственный оставшийся в живых член экипажа летчика Головина П. Г., Героя Советского Союза — первые советские люди, достигшие Северного полюса.

В Великую Отечественную войну т. Кекушев совершил 76 боевых вылетов и ряд ответственных полетов в Арктику: в 1947—1948 гг. он участвовал в высокоширотных экспедициях Главсевморпути.

Мы не можем поверить, что человек, которого мы знаем в течение 20 лет, может быть виновен в предъявленных ему тягчайших преступлениях. Просим Вас пересмотреть дело Кекушева в его присутствии.

Мы убеждены, что, ответив лично на предъявленные обвинения, он сможет реабилитировать себя и вернуться к авиационной работе на пользу и благо нашей Родины.

Герой Советского Союза Генерал-майор авиации (Водопьянов)

Герой Советского Союза Генерал-лейтенант авиации (Шевелев)

Герой Советского Союза Генерал-майор авиации (Ляпидевский)

Герой Советского Союза Гвардии полковник авиации (Алексеев)

Герой Советского Союза Полковник авиации (Слепнев)

Полковник авиации в отставке (Чухновский)

(Письмо приводится по книге Н. Кекушева «Звериада»).

И снова — работа в авиации. Уже на пенсии Николай Кекушев написал книгу «Звериада». Это — книга воспоминаний, большая часть из которой посвящена лагерям и пересыльным тюрьмам, через которые ему довелось пройти.

Судьбы 20 века — они всегда поражали меня масштабностью несчастья и тягот. И одновременно — величием человеческого духа.

«Видения, но уже другие, витают передо мной как кадры своеобразной киноленты «Моя жизнь». «Первая мировая война и… «прапорщик юный со взводом пехоты», гражданская война, Добролет, Хива, басмачи, «Красное Знамя Хорезма», первые авиационные линии, Полярная авиация, Северный полюс, Отечественная война, арест, допросы, бессонные ночи, этапы, этапы, ужасы лагеря, «сабантуй» и… освобождение. Много-много людей, добрых и злых, разных национальностей и взглядов… Я мысленно просматриваю эти «кадры» и прихожу к убеждению, что жизнь выделила мне веселые минуты строго по карточкам, но все-таки она хороша и интересна, если прожита в ладу с самим собой и в соответствии с собственным понятием о чести и совести». (Н. Кекушев, «Звериада»)

И дальше уже все остальные слова будут здесь излишними.

Обновлено 26.08.2011
Статья размещена на сайте 11.08.2011

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: