Галя Константинова Грандмастер

Киномузыка: какая она? Морис Жарр и его Доктор Живаго

Где еще сыграть аутентичными балалайками для фильма по русскому роману и получить американскую награду? Конечно, надо сначала попробовать в Париже и Сан-Франциско. История, впрочем, довольно типичная для 20 века. Но здесь все еще проще.

Человек, который был лауреатом трех Оскаров, одной Грэмми, четырех Золотых глобусов, серьезно и ответственно относился к написанию музыки для кино. В балалайках, играющих знаменитую тему, нет ничего ни броского, ни «клюквенного». Несмотря на то что Франция в 20 веке была теснейшим образом связана с русской культурой, все же восприятие может отличаться. Иностранцы очень любят этот фильм, мы же можем улыбнуться, глядя на Омара Шерифа в роли главного героя. Впрочем, что мы сами знаем о тех временах и можем ли что-то аутентично почувствовать?

Так что балалайки здесь не клюква. Морис Жарр отдал одну из главных тем фильма (тему Лары) этому инструменту не случайно. Надо сказать, что как профессионал он всегда старался проникнуть в дух той культуры, в рамках которой развивался сюжет. И часто использовал этнические инструменты в оркестровке своей музыки к кино. Так в фильме «Лоуренс Аравийский» он использовал кифару, в фильме «Жестяной барабан» — фуяру (флейту из Словакии).

Несмотря на звуковые эксперименты, Жарр умел быть лириком. И нигде его лиризм не был выражен так ярко, как в музыке к фильму «Доктор Живаго», точнее, в знаменитой Теме Лары.

Тема Лары так понравилась режиссеру «Доктора Живаго» — сэру Дэвиду Линну, что он пустил ее по всему фильму, удалив многие другие темы, написанные Жарром. Композитор был зол, конечно, но, видимо, дальнейший коммерческий успех темы как-то подсластил пилюлю. Говорят, для записи саундтрека режиссер искал балалаечников прямо в православной церкви Сан-Франциско.

Тема (или лейтмотив) Лары стала исключительно известной. Ее потом превратили в песню, добавив слова, теперь она известна и как песня «Somewhere, my love». Эту тему и в другие фильмы брали — как эхо, как намек. До сих пор мелодия из британо-американского фильма с французской музыкой о русской жизни — одна из самых узнаваемых в мире.

Кстати, все вышеперечисленные выше фильмы — оскароносные. Попробуем сделать короткий очерк о человеке, чья киномузыка получила международное признание.

Морис Жарр родился 3 сентября 1924-го, умер 28 марта 2009 года, после тяжелой болезни. За свою немалую жизнь он написал музыку к большому количеству кинофильмов, которые так же, как и в случае с Алексом Нортом, стали классикой кинематографа.

Как часто бывает, профессиональные занятия музыкой Морис начал против воли отца. До этого он учился в университете на инженера. Кстати, последнее тоже могло в дальнейшем пригодиться.

Поскольку обучение юного Жарра началось довольно поздно, для учебы в Парижской консерватории пришлось выбрать подходящий инструмент (не фортепиано и не струнные, которые требуют ранней постановки рук). Подходящими инструментами оказались ударные. Композиции Жарр учился у классика французской музыки 20 века А. Онеггера.

Дальше началась работа. Из произведений «классических жанров» наиболее интересен балет «Собор Парижской богоматери», где балетмейстером был Ролан Пети, а костюмы шил Ив Сен-Лоран. Этот балет вошел в репертуар советских театров.

Но больше всего Морис Жарр знаменит своей киномузыкой. Всего он написал музыку к 150 кинофильмам. Жарр сотрудничал с такими режиссерами, как Альфред Хичкок, Лукино Висконти, Джон Хьюстон, и другими знаменитостями. Похоже, что Морис Жарр получил все возможные международные награды.

Но и это не конец истории.

Жарр с юности дружил с изобретателем Морисом Мартено, который сконструировал новый инструмент — «Волны Мартено». На нем он тоже играл и выступал. А в последние годы Жарр заинтересовался звучанием электронных инструментов (достаточно послушать саундтрек к очередному оскароносому фильму «Год опасной жизни» или к фильмам «Роковое влечение», «Нет выхода», «Берег москитов», «Гориллы в тумане», «Общество мёртвых поэтов», «Лестница Иакова»). Этот интерес он передал своему старшему сыну, который известен не менее отца.

Жан-Мишель Жарр — сын Мориса Жара от первой жены (героини французского Сопротивления). Он знаменит сам по себе, как пионер электронной музыки и придумщик музыкально-световых шоу. Кто-то, возможно, побывал на грандиозном шоу-концерте в Москве на Воробьёвых горах в 1997 году (я не была, но пишут, что более 3,5 миллионов человек присутствовало).

В честь Мориса Жарра-отца и Жана-Мишеля Жарра-сына назван астероид — «(4422) Jarre».

Работы Жан-Мишеля Жарра заслуживают отдельного разговора, как-нибудь в другой раз. А мы можем перейти к очерку о другом мастере киномузыки — Владимире Косма.

В комментариях — тема Лары в различных вариантах.

Статья размещена на сайте 11.03.2015

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Галя Константинова Галя Константинова Грандмастер 11 марта 2015 в 21:22 отредактирован 11 марта 2015 в 21:42

    http://www.youtube.com/watch?v=vXtFRl1nSs4
    http://www.youtube.com/watch?v=4Yd2PzoF1y8

    Somewhere, my love
    http://www.youtube.com/watch?v=DrZa7R5_qHY

    "Лоуренс Аравийский"
    http://www.youtube.com/watch?v=ro7ustlPLuc

    и так далее