Юрий Москаленко Грандмастер

Почему Гальвани в качестве подопытных кроликов использовал лягушек?

9 сентября 1737 года, 270 лет назад, в итальянском городе Болонья появился на свет Луиджи Гальвани. Как и многие его сверстники, мальчишка большую часть суток пропадал на реке Рено. Купался, загорал, устраивал заплывы на скорость и дальность. Но еще в те «подростковые» годы Луи удивлял товарищей тому, что мог с раскрытым ртом слушать большой лягушачий концерт, который квакушки устраивали чуть ли не каждый день.

Болонья — бывший центр этрусков — по праву считался студенческим раем. Университет здесь был основан в далеком ХI веке, а особой популярностью пользовался факультет права, куда устремлялись молодые люди не только из Италии, но и со всей Европы. Вот почему родители Луи очень хотели, чтобы их сын стал известным на всю Италию адвокатом или нотариусом. Но Гальвани-младшего интересовал совершенно другой вопрос: отчего зависит интенсивность лягушачьего «пения»? Почему в одни вечера хор «перебивает» колокольные звоны, а в другие — бородавчатые разбредаются по своим «норкам» и сидят тихо, как мышки?

Нет, Луи, конечно, и не думал перечить родителям, в университет он все-таки поступил. Но не на факультет права. Его влекло к себе богословие. Что ж, в семье не возражали: человек, ставящий во главу угла Библию, редко сворачивает на путь греха и бесчестия. Но даже самые близкие люди не сразу уловили перемену в настроениях Луиджи — его вдруг качнуло, как маятник, в сторону естественных наук и медицины.

Отчасти в этом был виноват блестящий преподаватель кафедры практической анатомии университета профессор Галеацци. Ученый муж настолько увлекательно рассказывал о процессах, происходящих в человеческом организме, что многие его студенты оказались заражены идеей «Нет, ты только посмотри, как мы все устроены внутри». А если добавить к этому еще два фактора: во-первых, профессор не был букой и не заносился, а любил своих учеников и был доступен, а, во-вторых, охотно приглашал любопытствующую молодежь к себе домой, когда приходилось разъезжаться на выходные.

Конечно, у Галеацци был свой резон: у него подрастало несколько дочек. Попался на эту удочку и Луиджи. Ему приглянулась одна из симпатичных девиц, Люсия, молодые люди все чаще и чаще стали посматривать в сторону друг друга. Ученый муж тактично подталкивал перспективного студента в объятия своей дочурки. А его отеческое: «Учись, сынок, и ты заменишь меня на кафедре в свое время» и вовсе заставило молодого человека призадуматься.

Впрочем, такие подталкивания были излишними. Молодые люди так крепко полюбили друг друга, что вскоре объявили родителям о своей помолвке. Такое в жизни бывает нечасто: женившись в ранней молодости, ученый пронес это великое чувство к любимой женщине до самого последнего вздоха. Жена была для него музой и отличалась не только красотой, но и редкой щепетильностью и добропорядочностью. Можно сказать, что ради нее, ради того, чтобы удивить супругу, Гальвани не щадил ни себя, ни своих помощников, практически не высовывая носа из лаборатории.

В 25 лет Гальвани защитил диссертацию. В качестве «подопытного кролика» он взял… не лягушек, а свою Люсию, которая за некоторое время до этого оказалась в интересном положении. Он проводил с беременной женой очень много времени, пытаясь понять, как происходит процесс формирования костей человека. Его научная работа так и называлась «Природа процессов формирования костей человека». Чего только стоит одна из догадок Луиджи о том, что зубы у беременной женщины разрушаются из-за того, что она отдает какое-то вещество на строительство костей плода? Что это за вещество, Луиджи мог только догадываться: кальций впервые был получен Дэви в 1808 г. с помощью электролиза. То есть спустя более полувека.

После защиты диссертации тесть с легким сердцем принял зятя на свою кафедру, теперь никто не посмеет сказать, что это «кумовство». Под его руководством Луи решается несколько изменить направление своих исследований, увлекшись «живым магнетизмом». Но смерть тестя в 1775 году и «борьба» за кафедру (далеко не все коллеги хотели видеть его на этом посту), привело к тому, что на некоторое время он отложил в сторону изучение проблемы живого электричества.

Время лечит любые раны. Стала притупляться острота от утраты профессора Галеацци. В эти тяжелые дни Луи старался чаще «вытащить» супругу на прогулку, рассчитывая, что природа поможет жене избавиться от переживаний. В какое-то время он вдруг стал свидетелем лягушачьей оперы невероятной красоты. И произошло это в то время, когда над головой сгущались тучи, где-то громыхал гром, в воздухе явственно пахло грозой.

Это сочетание «гроза+лягушка» и заставило Луиджи задуматься. Первые опыты с мертвыми лягушками он старался проводить в грозу. Но однажды, тщетно дожидаясь этого явления природы, он случайно прижал электроды, воткнутые в спинной мозг лягушки, к железной решетке, на которой она лежала. Появились такие же сокращения, как и во время опытов, проводимых в грозу.

Кстати, в это время в лабораторию случайно заглянула Люсия, которая вскричала: «Луи, у тебя лапки дергаются!» Об этом стало известно всему городу, и веселые болонцы шутили по этому поводу: «Честь открытия живого электричества принадлежит сеньоре Гальвани, а не ее мужу». Вскоре ученый без помощи супруги обнаружил, что мышцы сокращаются и в отсутствие внешнего источника тока, при простом наложении на них двух разных металлов, соединенных проводником.

Как вы думаете, сколько времени Гальвани «мучил» лягушек? Сейчас это кажется невероятным, но начал свои опыты он в 1780 году, а подвел окончательные итоги в 1791-м. Почти 11 лет долгих опытов — такова цена открытию!

И вот еще об чем я хочу рассказать напоследок, буквально в двух словах. О том подвиге, который совершил ученый вне занятия наукой. В 1797 г., когда Наполеон завоевал Северную Италию, куда входила и Болонья, отказался как профессор университета приносить присягу на верность Бонапарту, и был отстранен от кафедры, которой руководил долгие годы. К тому времени семья Гальвани жила практически в нищете, и сколько нужно было иметь мужества, чтобы лишиться последнего источника к существованию. Но честь родины для Луиджи оказалась дороже!

Эти потрясения, а также невозможность полноценно питаться, очень скоро свели Гальвани в могилу. Его не стало 4 декабря 1798 года. А его опыты остались в любом учебнике по физике. И сегодня об его открытиях знает каждый школьник…

Обновлено 17.02.2015
Статья размещена на сайте 5.09.2007

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: